Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №91(01.02.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ФОРУМ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Расширение военно-политического влияния США на постсоветские государства Азии

Андрей Грозин

Расширение политического влияния Запада и, в первую очередь, Соединенных Штатов на новые независимые государства (ННГ) Центральной Азии в последние два года идет, в первую очередь, через активизацию оборонного сотрудничества. Обосновывается это необходимостью консолидации сил в борьбе с международным терроризмом. Фактически, сейчас можно говорить о том, что главным инструментом политического влияния на азиатские ННГ для США стали именно военные базы на их территории.

В настоящее время в трех постсоветских государствах Азии – Узбекистане, Киргизии и Таджикистане находятся около 4-4,5 тыс. военнослужащих и офицеров разведки армии США и немногим более тысячи военных из других (преимущественно, входящих в НАТО) государств.

Как известно, НАТО (точнее говоря – Соединенные Штаты) получило в свое распоряжение следующие объекты в регионе: воздушные базы в киргизском столичном аэропорте Манас, узбекских Ханабаде, Термезе и вспомогательную базу в Кокайты, обеспечивающие объекты в Душанбе и Кулябе в Таджикистане.

Помимо баз Запад широко использует такой канал влияния, как продажи больших партий оружия, и другие формы военно-технического сотрудничества (ВТС). При этом, массовые закупки оружия (пусть и на льготных условиях) идут в ущерб решению социальных и экономических вопросов, проблем экологии в ННГ Азии, а также постепенно подрывают монополию Москвы, всегда являвшейся основным поставщиком вооружений в регион.

В 2002 г. США предоставили общую финансовую помощь странам региона в размере около 900 млн. долл. В 2003 г., не смотря на операцию в Ираке, эта сумма, не уменьшилась.

Стоит отметить еще одну новую особенность: США в Центральной Азии все более активно используют сетевые организационные структуры ООН и ОБСЕ для продвижения своих интересов. По сути, филиалы этих организаций на местах действуют в интересах американских спецслужб, а их работа четко координируется из Вашингтона.

ООН - отдельная сила, которая дистанцируется от сетевых неправительственных организаций (НПО), зачастую напрямую работающих с американским правительством и уже более 10 лет создающих проамериканское лобби в чиновничьей, научной и бизнес-элите азиатских ННГ. Соответственно, структуры ООН и ОБСЕ ориентированы на работу с более широкими слоями населения и самыми различными региональными элитами и общественными группами.

Особенно активно американцы работают через ООН в Средней Азии. Этот регион превратился в полигон для отработки технологий работы через ооновские сетевые структуры. Здесь под "крышей" ООН действует несколько групп. Центры ООН и ОБСЕ, занимающиеся международной интеграцией, базируются в Алма-Ате, в Казахстане. Тяжелая "полевая" работа идет в Таджикистане и южной Киргизии.

КАЗАХСТАН

Несмотря на заявления о стратегическом значении Узбекистана, которое действительно велико, Казахстан по-прежнему остается в фокусе американской региональной стратегии.

Казахстан не имеет на своей территории западных баз, но разрешил американцам пользоваться для своих целей воздушным пространством страны. В июле правительство подписало соглашение об использовании аэропорта Алма-Аты в качестве запасного аэродрома для авиации, участвовавшей в операции "Прочная свобода". Наряду с этим, начиная с декабря 2001 г., Казахстан разрешил авиации США более 800 раз пересечь свое воздушное пространство в поддержку этой операции. В итоге, можно говорить о том, что вся аэродромная сеть РК давно уже «вскрыта» специалистами Пентагона.

Появилась информация о том, что Астана якобы начинает модернизацию своих средств ПВО, в которой вместе с Россией, возможно, будут участвовать Великобритания, Франция и США. По некоторым данным, Астана предложила Москве участвовать в тендере по созданию интегрированной системы управления воздушным движением ПВО Казахстана стоимостью более 1 млрд. долл. Скорее всего имеются в виду автоматизированные системы управления (АСУ), средства связи, радиолокаторы и т.п., необходимые Казахстану для обновления аэродромной инфраструктуры и упорядочения авиаперелетов.

Ориентация на западные военные технологии нарушает обязательства Казахстана по соглашению о создании объединенной системы ПВО государств СНГ от 1995 года (в частности, принцип согласованной военно-технической политики в этой сфере). В результате НАТО получит доступ к отдельным элементам системы ПВО СНГ, и это вынудит Россию к дополнительным тратам на соответствующие контрмеры. Кроме того, российские структуры рискуют потерять крупный военный заказ. Несмотря на заранее переданные льготные предложения Москвы по модернизации казахской ПВО и ее техобслуживанию по низким расценкам, Астана до последнего времени упорно отмалчивается, предпочитая контактировать по этим вопросам с западными оборонными фирмами.

Похоже, что выделяемый на обустройство казахстанских аэродромов миллиард долларов достанется не России. Тем более что Казахстан постепенно переориентирует направление своих военных и военно-технических контактов с российского на США и страны НАТО. Так, на недавней сессии ОДКБ Астана категорически отказался поддержать инициированное Москвой предложение о сотрудничестве и партнерстве ОДКБ с НАТО в военной сфере на коллективной основе. Казахские представители дали понять, что предпочитают осуществлять партнерство с альянсом напрямую – на двусторонней основе, втайне от Москвы и в обход механизмов контроля ОДКБ.

Особая позиция Астаны проявилась также и в том, что, пренебрегая явным недовольством Москвы, Казахстан, единственная из стран ОДКБ, послал своё подразделение саперов (около 30 человек) в Ирак. Последние годы Казахстан охотно пользуется военной помощью США, сумма которая уже превысила 10 млн. долл.

В 2004 г. США продолжат финансирование в Казахстане государственных контрактов на строительство военных объектов на сумму 2,9 млн. долл. Также Вашингтон увеличит расходы на обучение казахстанских военных на 113 тыс. долл. Всего в 2004 г. объем военной помощи США Казахстану вырастет в 1,2 раза (до 4,5 млн. долл.). Эти средства пойдут на закупку боеприпасов и снаряжения американского образца и обучение личного состава. В целом оборонный бюджет РК с 2001 г. возрос вдвое за счет иностранной (в первую очередь - американской) помощи.

С 1 января 2004 г. США открыли программу модернизации инфраструктуры казахстанского побережья Каспия. Эти расходы предусмотрены отдельной строкой. Армия Казахстана продолжит получать из Соединенных Штатов джипы «Хаммер», военно-транспортный самолет С-130 и четыре многоцелевых вертолета «Хьюи-II» стоимостью 2 млн. долл. каждый. Планируется также передача небоевой, вспомогательной техники на безвозмездной основе, а также пограничных кораблей.

Казахстан намерен всерьез подойти к созданию Военно-морских сил и на место России в деле построения ВМФ Казахстана активно претендует Великобритания. Лондон, как член НАТО, в последнее время активно сотрудничает во внешнеполитических делах и военных акциях, инициируемых Вашингтоном. Кроме охраны месторождений военные корабли будут сопровождать танкеры с сырьем к портам Ирана и Азербайджана. Покупать же казахстанскую нефть собираются США и ряд стран НАТО, которые уже вложили большие инвестиции в казахстанское дно Каспийского моря. Они же намерены профинансировать создание первых кораблей национального флота Казахстана.

Североатлантический альянс еще в марте 2003 г. включил Казахстан в зону ответственности Южноевропейского флота НАТО. Это союзничество дает РК возможность готовить кадры для формирования флота на военных базах альянса в Турции, Греции, Италии и Испании.

В Казахстане, как и в Киргизии, США, для расширения механизмов своего политического влияния на элиту и общество, активно использует систему финансирования многочисленных грантовых программ, рассчитанных на «поддержку социально-экономических и демократических реформ».

При этом, американцы прекрасно знают, что эти гранты, в значительной степени, используются коррумпированной местной бюрократией в своекорыстных интересах. Собственно, так называемых политических НПО, работающих в сфере продвижения принципов гражданского общества и развития демократии, в РК единицы. Запад, через свои фонды отдает гранты «виртуальным» и провластным НПО, национально-культурным центрам, всевозможным обществам и другим столь же «легитимным» организациям, находящимся под «крышей» казахстанских чиновников.

Значимое место в системе политического влияния США на Казахстан занимает наличие в правительстве лоббистов транснациональных корпораций (ТНК). Растущее влияние на систему политического управления в республике иностранного, преимущественно транснационального, капитала скрыто, но его значение ни у кого не вызывает сомнений. ТНК и отдельные крупные иностранные предприниматели нередко выступают посредниками между местными властями и правительствами государств, в которых они «прописаны», попутно лоббируя  свои проекты.

В Казахстане прочно обосновались хорошо известные в мире корпорации: «Гленкор», «Мобил», «Шеврон», «ТотальФинаЭльф», «Амоко», «Бритиш Петролеум», «Филиппс Петролеум» и др. Они прочно закрепились в Казахстане и, быстро освоив местные неофициальные законы развития бизнеса, неплохо вписались в экономическую структуру казахстанского общества. Роль ТНК в Казахстане существенна уже потому, что они владеют ведущими предприятиями страны, обеспечивающих существование республики. Правда, по своему влиянию они уступают местным клановым группировкам, а потому постарались заручиться поддержкой крупнейших фигур в казахстанском истеблишменте. Последним обстоятельством и вызваны многие скандалы вокруг ТНК, муссируемые в местной и зарубежной прессе и доставляющие немало работы американской и швейцарской прокуратуре.

Во взяточничестве были обвинены «Амоко Казахстан Петролеум», «Амоко Казахстан», «Мобил Ойл», «Шеврон» и «Филипс Петролеум Казахстан» Особенно скандальной оказалась деятельность компании «Мобил», и во всех скандалах непременно фигурирует имя гражданина США Джеймса Гиффена. Официально он занимал должность юридического консультанта президента Казахстана, реально же выполнял роль посредника между рядом нефтяных компаний и руководством Казахстана. Значение этой фигуры становится более понятным, если учесть, что он был активным участником официальных визитов руководства Казахстана в США, брал на себя организацию ряда публичных мероприятий с участием Н.Назарбаева. Несмотря на свою полную закрытость для журналистов и казахстанской общественности, Гиффен долгое время оставался “на слуху” как человек, от которого во многом зависило мнение президента Назарбаева в нефтяных вопросах. Особо тесные контакты Гиффен имел с бывшим премьером Нурланом Балгимбаевым. О степени их близости говорит тот факт, что даже в официальной переписке американский советник обращался к главе Кабинета министров РК запросто, по имени.

В лета 2001 г. в США пошел вал статей о прямом участии в коррупции лидера Казахстана, его родственников и ближайшего окружения (т.н. «Казахгейт»), начался вялотекущий судебный процесс против Гиффена. Имя Н.Назарбаева было прочно связано в крупнейших западных СМИ с незаконными сделками ТНК в Казахстане.

В результате, у США появился такой серьезный рычаг давления на первое лицо в Казахстане, как возможность привлечения к антикоррупционному расследованию. Многое указывает на то, что некоторые решения руководства страны последних полутора-двух лет были продиктованы именно стремлением «замять» этот скандал. Для этого РК сделала и продолжает делать многие шаги навстречу Вашингтону. Например, в топливно-энергетической сфере. Сейчас Астана считает Россию важным, но не главным партнером в этой области. США, используя лобби в казахстанском правительстве, пытаются переориентировать экспортные потоки каспийских энергоресурсов в обход территории РФ. Можно говорить о том, что фактически состоялось подключение Казахстана (под нажимом лоббирующих этот проект США) к сооружению нефтепровода Баку–Тбилиси–Джейхан.

УЗБЕКИСТАН

Республика за последние два года превратилась в основной «форпост» США в Центральноазиатском регионе. Самая крупная группировка американских войск в ННГ Азии развернута на территории Узбекистана. Их численность в настоящее время оценивается в 3-3,5 тыс. человек. Костяк ее составляют элитные подразделения спецназа и морской пехоты численностью до 1,5 тыс. человек.

США, использующие бывшие советские авиабазы в Ханабаде и Кокайды, планируют потратить на модернизацию каждой из них не менее 200-250 млн. долл. В 2001 г. Вашингтон предоставил военную помощь Узбекистану в объеме 55 млн. долл. В 2002 г. объем помощи был увеличен до 160 млн., включая одновременный взнос в 100 млн. долл. В 2003 г., по ряду оценок, эта цифра превысила 200 млн. долл.

На американской военной базе К-2 (юго-запад Узбекистана) уже построены стационарные административные здания и помещения, где может разместиться до тысячи военнослужащих. Кроме этого, в Узбекистане развернут штаб "северного направления" американских сил, отвечающих за операции на севере Афганистана до линии Герат - Кабул. При штабе действует самый крупный в регионе разведывательный центр, собирающий и обрабатывающий информацию не только об Афганистане, но и о прилегающих к нему районах. Прежде всего - о России, Туркмении и Иране.

О значении центра можно судить хотя бы по тому, что непосредственно в его управление передана часть группировки спутников разведки и слежения.

Военно-транспортные самолеты и бомбардировщики совершают посадки на аэродромах Ташкент и Чирчик, где также развернуты подразделения авиационно-технического обеспечения, связи, навигации и охраны.

Также, на узбекской территории (Термез) находится база ВВС бундесвера (200 чел.), здесь же планируется базирование французских ВВС.

В мае 2003 г. в Ташкенте прошло (впервые, на территории постсоветской Азии) XII ежегодное собрание совета управляющих Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР). Наряду с многомиллионными кредитами выбор столицы Узбекистана местом проведения банковского форума стал своеобразной платой за "твердую и принципиальную позицию по поддержке политики США".

Решение провести собрание совета ЕБРР в Ташкенте вызвало многочисленные международные протесты. Но даже 6,5 тыс. политзаключенных, восемь из которых скончались от пыток только в 2002 году, не помешали Ташкенту получить от ЕБРР $1,4 млрд. А в ближайших планах еще 8 проектов, под которые будет предоставлено кредитов почти на $320 млн.

Ташкент буквально накануне собрания ЕБРР провел в Ферганской долине, самом сердце Центральной Азии, маневры сил НАТО в рамках программы "Партнерство ради мира". После учений И.Каримову удалось добиться договоренности о предоставлении его стране статуса основной базы НАТО в регионе при проведении операций в Афганистане. Узбекистан окажет полное содействие тыловому обеспечению войск НАТО. Имеется ввиду логистика, медицинское обеспечение, гуманитарные операции. По сути, можно говорить о том, что сотрудничество Узбекистана и НАТО уже переросло рамки программы "Партнерство во имя мира". В Узбекистане прошел стадию экспертной оценки региональный тренинговый центр НАТО, а также завершились переговоры о новой, расширенной программе сотрудничества альянса и РУ.

Одновременно Узбекистан запретил российским военно-транспортным самолетам, в частности, задействованным в обеспечении российских войск в Таджикистане, пролетать над своей территорией. Из-за этого, например, самолетам Ил-76, следующим с аэродрома Чкаловский до Душанбе, пришлось лететь по более длинному маршруту - через Казахстан и Киргизию.

Министерство обороны Узбекистана командировало своих офицеров связи в штаб Центрального командования США. Ташкент выполнил все просьбы США о замораживании активов групп, связанных с финансированием терроризма. РУ активно участвует в возглавляемых США инициативах (Программа борьбы с терроризмом Госдепартамента, проекты укрепления охраны границ и правоохранительных органов, финансируемые Бюро Государственного департамента по вопросам международной борьбы с наркотиками и правоохранительной деятельности, программы экспортного контроля и охраны границ Таможенной службы США и программы Пентагона по сокращению угроз и оружию массового поражения).

По некоторым данным, американцы прямо курируют продолжающуюся в Узбекистане работу над остающейся секретной доктриной национальной безопасности и обороны.

Следствием подобной "ясной, твердой и принципиальной позиции" стала практически предрешенная поддержка ЕБРР совместно с Азиатским банком развития, Всемирным банком, как говорится в принятом в Ташкенте заявлении совета ЕБРР, новых "многовариантных коммуникационных и транспортных коридоров, в том числе автомобильных и железнодорожных, которые должны трансформироваться в единую взаимоувязанную систему транспортных коммуникаций, обеспечивающих надежный выход к важнейшим портам".

Осенью 2003 г. руководство НАТО сообщило об открытии в Узбекистане в 2004 г. учебного центр под эгидой программы "Партнерство во имя мира". Стоит добавить, что открытия центра активно добивался более года сам президент Каримов. В учебном центре будут проводить учения как военнослужащие стран Центральной Азии, так и других государств, с которыми сотрудничает НАТО. В рамках сотрудничества по противостоянию новым угрозам НАТО объявил о намерении оказать Узбекистану помощь в реформировании национальных вооруженных сил. Только в прошлом году РУ совместно с альянсом провели более 130 совместных мероприятий, в частности совместных учений и тренинговых программ.

Когда тогдашнему генсеку Североатлантического альянса Робертсону был задан вопрос о том, как соотносится расширение сотрудничества с Узбекистаном с имеющимся здесь нарушениям прав человека, он просто заявил, что «права человека – это, конечно, приоритет, но борьба с терроризмом – тоже приоритет». И добавил, что «Узбекистан может служить образцом, моделью для других стран – партнеров НАТО».

Наиболее активны в проникновении на узбекский рынок ВВТ, несомненно, США. Например, только на укрепление береговой обороны по р. Амударья, США уже предоставляют адресную помощь Узбекистану на сумму 200 тыс. долл. Еще 3 млн. долл. поступят на обучение узбекских специалистов и поставку оборудования для противодействия наркотрафику. Правительство США, привлекло Украину (николаевские верфи и пр.) к поставкам Узбекистану сторожевых катеров ("Гюрза"). На их закупку у Украины Вашингтон выделил около 10 млн. долл. Первый "сторожевик" планируется построить к лету 2004 г.

В конце 2003 г. Госдепартамент Соединенных Штатов сообщил, что правительство США и далее будет оказывать помощь Узбекистану в ликвидации ядерного оружия и его компонентов, оставшихся в узбекских арсеналах с советских времен, несмотря на то, что в стране неблагополучно с соблюдением прав человека. Американское дипломатическое ведомство разъяснило, что президент США Буш решил сделать для Узбекистана исключение из правила, согласно которому страны, получающие американскую помощь, должны соответствовать определенным критериям в деле соблюдения прав человека.

Это решение показало, что США готовы играть на постсоветском пространстве по правилам, сформулированным в свое время Франклином Рузвельтом, когда-то сказавшем о никарагуанском диктаторе Сомосе знаменитую фразу: «Сомоса сукин сын, но это наш сукин сын».

КИРГИЗИЯ

Киргизия занимает одно из лидирующих в регионе мест по влиянию США на внутреннюю и внешнюю политику этого государства.

В настоящее время в республике развернуто около 1500 солдат и офицеров иностранных государств (из них 800 – американских), а также 30 боевых и военно-транспортных самолетов и вертолетов, которые почти каждый день с киргизской территории совершают разведывательные полеты и полеты поддержки американских истребителей-бомбардировщиков, которые летают на другие базы в Афганистане, а также в Узбекистане и Таджикистане, где базируются другие подразделения войск антитеррористической коалиции.

Американцы контролируют прежде всего центр связи и управления ВВС, который осуществляет координацию авиаперевозок из Европы и прием выполнивших задачи в Афганистане бомбардировщиков и транспортных самолетов, базирующийся на аэродроме «Манас» (база им. Питера Ганси). Из военнослужэащих США состоит группа специального назначения, которая осуществляет охрану аэродрома и при необходимости усиливает своими отрядами американскую группировку сил спецназначения в Афганистане.

Аэропорт "Манас" в Бишкеке используется американской боевой авиацией, однако в качестве своего рода баланса руководство Киргизии предоставило в распоряжение Коллективных сил быстрого развертывания (КСБР) СНГ аэродром "Кант" близ столицы. В декабре 2002 г. истек срок американской аренды "Манаса", но в середине 2003 г. база имени Ганси, дислоцированная в киргизском международном аэропорту "Манас" начала активно расширяться: правительства Киргизстана и США подписали соглашение, в контексте которого регламентируются все вопросы, относящиеся к пребыванию военного и гражданского персонала США на территории республики. По поручению кабинета министров Госрегистр подобрал земельный участок площадью 300 гектаров (орошаемая пашня). Сейчас контингент военной базы приступил к освоению вверенного участка. В 2004 г. здесь будут возведены сборно–щитовые домики, проложены коммуникации, размещен новый склад боеприпасов, технические терминалы. Освоение новых территорий американцам обойдется в 60 млн. долл. На реализацию всех строительно–ремонтных работ руководство базы имени Ганси намерено объявить тендер среди местных профильных организаций и фирм.

Было заявлено, что прежнее место расположения лагеря антитеррористических сил после переезда свернут, и международному аэропорту "Манас" освободят ранее занятые участки, но уже осенью 2003 г. стало известно, что в "Манасе" останется военная техника, а солдат и администрацию переведут в более безопасное место.

Несмотря на то, что информация о расширении американской базы вызвала в оппозиционных кругах широкую волну возмущения, руководство стран игнорировало мнение общественности.

Помимо американцев в «Манасе» несут службу около 800 военнослужащих из 6-и государств (Голландия, Италия, Испания, Норвегия, Южная Корея, Новая Зеландия) входящих в состав антитеррористической коалиции. Наиболее крупный контингент – голландский. Сейчас проходит плановая ротация: новозеландский военный контингент заменяет голландцев.

Киргизстан – самый активный в регионе участник различных программ сотрудничества с НАТО. Процесс развития партнерских отношений Киргизии с НАТО проходит при активном посредничестве Турции. С этой страной у Бишкека установлены прочные политические и экономические связи.

Общий объем американской помощи Бишкеку в последние два года составил более 500 млн. долл. В рамках программы Партнерство во имя мира (ПИМ) в Киргизии реализуются около 100 различных программ и проектов. Участие Киргизии в партнерстве, охватывает самые разные сферы сотрудничества: от проведения совместных учений до сотрудничества в области науки, охраны окружающей среды. Особое значение придается так называемому индивидуальному плану партнерства, в рамках которого каждое государство, вовлеченное в ПИМ, выбирает по своему усмотрению область сотрудничества со структурами НАТО. На сегодня о готовности принять участие в таких программах заявили Грузия, Узбекистан и Азербайджан. Ожидается присоединение к этому процессу Казахстана. Единственное, но крайне важное условие для вступления в программу индивидуального партнерства - готовность страны к продолжению процесса экономической, политической и военной реформ. В обмен на это НАТО обязуется оказывать участникам программы содействие в привлечении дополнительной помощи со стороны таких международных организаций, как МВФ, Всемирный банк, ООН. По мнению натовских экспертов, участвуя в программе индивидуального партнерства, Киргизстан смог бы разрешить целый ряд острых проблем, таких, как реабилитация урановых хвостохранилищ, военная реформа, борьба с селями и оползнями, охрана границ.

Естественно, Запад, осуществляя помощь Бишкеку по всем вышеуказанным направлениям не только получает ценнейшую информацию (например, ОБСЕ в конце 2003 – начале 2004 гг.,  проведя мониторинг старых свалок урановых отходов, создающих угрозу радиоактивного загрязнения в окрестностях г. Майлуу-Cуу, получила от правительства КР самую исчерпывающую информацию о состоянии всех «хвостохранилищ» радиоактивных отходов) но и с минимальными затратами создает лоббистские группы внутри правительства, множества киргизских НПО, оппозиционных движений и научных сообществ. Вся киргизская наука, лишенная госфинансирования уже давно сидит «на игле» западных грантов.

Страна фактически превратилась в опорную региональную точку присутствия различных внерегиональных разведывательных сообществ, всевозможных «исследовательских центров», разнообразных фондов, миссионеров с сомнительной репутацией, всякого родах авантюристов.

С учетом того, что киргизское чиновничество, даже по центральноазиатским меркам, «чрезмерно коррумпировано», получать информацию и расширять политическое и экономическое влияние в республике не слишком сложно.

ТАДЖИКИСТАН

В конце 2001 г. правительство Таджикистана объявило о своем согласии на базирование на территории Таджикистана войск и авиации США и сил коалиции, а в течение всего 2002 года самолетам США и сил коалиции разрешалось производить дозаправку в международном аэропорту Душанбе. Минобороны Таджикистана командировало своих офицеров связи в штаб Центрального командования США в связи с проведением операции "Прочная свобода".

Правительство Таджикистана выразило готовность участвовать в организуемых правительством США программах обучения и помощи в борьбе с терроризмом. Министерства иностранных дел и финансов Таджикистана также помогали Вашингтону отслеживать и замораживать террористические активы и приняли меры по ужесточению финансового контроля.

На территории Таджикистана до последнего времени находилось 100-120 военнослужащих США. Это подразделение авиационно-технического обеспечения, разведки, связи и навигации, которое организует поддержку связи и навигации, действующей над Афганистаном авиации и ведет разведку в интересах Штаба специальных операций (ШСО), а также занимается организацией взаимодействия между ставкой "Северного альянса", командованием американских сил и администрацией президента Таджикистана Эмомали Рахмонова. Основные точки базирования – аэродромы городов Душанбе и Куляб. В начале 2003 г. США заявили о намерении произвести за свой счет модернизацию аэродромной инфраструктуры авиабазы в Кулябе. В Кулябе также отмечалось появление небольшого числа (около полутора десятков специалистов) военнослужащих Франции.

После появления в республике американцев и их союзников по НАТО Душанбе стал вести себя в отношении России гораздо "раскованнее". Рахмонов и его окружение поняли, что Вашингтону гораздо выгоднее иметь дело с уже существующими режимами, нежели забивать себе голову созданием новых.

До сих пор не утвержден Договор о статусе и условиях пребывания российской военной базы на территории Республики Таджикистан, созданной на базе 201-й дивизии. Хотя он был заключен еще в 1999 году. А в апреле 2003 года, во время визита президента Путина в Таджикистан, стороны договорились окончательно решить все вопросы, связанные с базой, к концу мая. Договор не заключен до настоящего времени.

В конце апреля 2003 г. истек срок пребывания в РТ российских военных советников, с 1996 года оказывавших теоретическую и практическую помощь специалистам Минобороны РТ в соответствии с межправительственным соглашением, подписанным в октябре 1994 года.

Российские советники работали как в центральном аппарате министерства, так и непосредственно в соединениях и частях. С их помощью создана соответствующая требованиям учебная материально-техническая база на территории многих войсковых частей, налажена система оперативно-тактической подготовки командного состава таджикской армии. Не смотря на то, что говорить о достижении таджикской армией минимально необходимого уровня боеспособности не приходится, Душанбе настоял на прекращении миссии российских военных советников.

В конце сентября 2003 г. на самом высоком уровне в Таджикистане встречали Генерального секретаря НАТО Джорджа Робертсона. «Стороны выразили готовность к осуществлению тесных политических консультаций, направленных на совершенствование сотрудничества». Было решено к концу 2003 г. закончить разработку индивидуальной программы партнерства Таджикистана и НАТО, «охватывающей широкий спектр вопросов» и с 2004 г. начать ее практическую реализацию в республике.

Президент Рахмонов заявил, что «Таджикистан открыт для сотрудничества с НАТО настолько, насколько готов к этому северо-атлантический альянс. Это сотрудничество может осуществляться как посредством многосторонних инструментов, таких, как совет евроатлантического партнерства и программы "Партнерства во имя мира", так и на двусторонней основе».

Стороны заявили, что НАТО и РТ активизируют сотрудничество в области технического оснащения вооруженных сил и укрепления погранвойск РТ.

В итоге Робертсон выразил удовлетворенность присоединением Таджикистана к Программе НАТО "Партнерства ради мира" и пообещал, что совсем скоро Североатлантический альянс и ОБСЕ откроют в Таджикистане учебный центр и займутся переподготовкой пограничников всех государств Центральной Азии. Именно об этом была достигнута у него договоренность с таджикским президентом Эмомали Рахмоновым. Кроме этого, ЕС по программе технической помощи странам СНГ TAСIS выделяет Таджикистану 12 млн. евро, которые пойдут на реализацию программ по укреплению его границ. А американцы с начала 2004 г. приступили к строительству моста через Амударью (на проект США выделено около 3,5 млн. долл.), чтобы наладить более тесные связи таджиков и афганцев. Мост, по мнению американцев должны охранять таджикские пограничники.

В результате, с октября 2003 г. Душанбе начал настаивать на пересмотре некоторых статей соглашения 1993 г. (о совместной охране таджико-афганской границы между РФ и РТ). В первую очередь тех, что касаются финансирования группировки российских пограничников. В Душанбе хотят, чтобы Москва полностью взяла на себя расходы по ее содержанию, в то время как сейчас действует схема 50-50. Таджикское руководство демонстрировало желание принять более активное участие в охране госграницы.

Желание Душанбе единолично охранять границу с Афганистаном самым активным образом было поддержано евроструктурами и США. При этом, совершенно ясно, что пока таджикские пограничники не готовы к самостоятельности: российские пограничники в Таджикистане насчитывают 14,5 тысяч человек и охраняют почти 1400 км. границы с Афганистаном, в то время как таджикские погранвойска (1200 человек) охраняют 73 км. границы.

Вызывают серьезные сомнения возможности таджикских пограничников самостоятельно эффективно охранять госграницу с Афганистаном. Между тем другой преграды на пути наркотрафика из этой страны в Россию и Европу пока нет. При том, что после падения режима талибов размах производства наркотиков в Афганистане достиг рекордных показателей. Ни США, ни НАТО, войска которых сейчас представлены в Афганистане, не мешают этому процессу.

Таджикистан признан в Вашингтоне новым перспективным направленим американской политики в Центральной Азии. Соединенные Штаты будут обучать таджикских военных на безвозмездной основе. За два последних года США направили на материально-техническую поддержку таджикской армии 1,7 млн. долл. В целом помощь со стороны государств НАТО Душанбе составила в 2003 году 4 млн. долл. Все это происходит на фоне демонстративного сужения таджикско-российского военного сотрудничества: Душанбе в несколько раз уменьшил численность своих офицеров, обучающихся в России, ликвидировал институт российских военных советников. И это при том, что именно Россия и ее вооруженные силы в лице 201-й дивизии долгое время обеспечивали и обеспечивают безопасность границы Таджикистана с Афганистаном.

В результате такой «демонстративной самостоятельности» Рахмонов, долгое время «невыездной» за пределы пространство СНГ, был поощрен визитами в Бонн, Брюссель и другие европейские столицы.

ТУРКМЕНИЯ

В 2003 г. США, не имеющие пока серьезных политических, или экономических позиций в Туркмении, приступили к попыткам создать такие рычаги влияния. При этом, как и во всех других государствах региона, Вашингтон пошел по проторенному пути - активизация сотрудничества в области безопасности и военно-технического сотрудничества.

В октябре руководство НАТО официально предложило Туркмении свое содействие в разработке индивидуальной программы партнерства на 2004-2005 годы. Предложение натовских структур было опубликовано в туркменских государственных (других в республике нет) СМИ.

Как только МИД и министерство обороны разработают предварительный проект, подчеркивается в письме, туркменские должностные лица посетят НАТО "для подтверждения участия Туркменистана в предстоящем цикле программы "Партнерство ради мира".

Ашхабад оказал подчеркнутое гостеприимство делегации НАТО, которая наблюдала за проведенными в августе 2003 г. близ г. Туркменбаши военными учениями "Асуда Ватан".

В рамках программы «Зарубежное военное финансирование» США на 2004 г. запланировали выделение Туркмении 700 тыс. долл. Эти, пока небольшие, деньги пойдут на закупки американского военного оборудования и вооружения, а также для получения оборонных услуг и профессионального военного обучения. Интересно, что США критикуя Ашхабад за авторитарные методы правления, в то же время помогают Туркменбаши укрепляться в военном отношении.

В то же время, ОБСЕ, ЕС, Госдепартамент США и др. в течение 2003 г. достаточно жестко критиковали туркменское руководство за несоблюдение норм соблюдения прав человека. Практически ни одно заседание Постоянного совета ОБСЕ, на котором обсуждаются вопросы, так или иначе касающиеся Туркменистана, не обходятся без громкого скандала. Туркменистан регулярно используется в качестве отрицательного примера по любой проблеме, особенно в сфере человеческого измерения, что вызывает бурные протесты представителей С.Ниязова, которым поступила жесткая директива из Ашхабада - давать отпор любой критике. Отношения Туркменистана и международных структур сейчас практически заморожены. Недавно власти Туркменистана приняли ограничительный закон, требующий от всех объединений зарегистрироваться в Министерстве юстиции. Новый закон также запрещает деятельность незарегистрированных общественных объединений и требует, чтобы вся иностранная помощь регистрировалась в Министерстве юстиции и "координировалась" Министерством иностранных дел, а также определяет уголовные наказания - включая тюремное заключение - за нарушение новых правил.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ