Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №91(01.02.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ФОРУМ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Российские вести №1 за 14 - 20 января 2004

Центральная Азия: последний шанс

Алик Назаров

Страны региона стоят на пороге серьезных потрясений

Несмотря на кажущуюся стабильность, в Центральной Азии начинают проявляться признаки вероятного широкомасштабного конфликта. Помимо внутриполитических трудностей, ставших уже традиционными для государств бывшей советской Средней Азии, обостряются и их взаимные отношения.

"Линия Назарбаева" и "линия Каримова"

Этот вопрос задают как местные, так и зарубежные обозреватели, следящие за происходящим в Центрально-Азиатском регионе. Основная борьба сейчас развернулась между Астаной и Ташкентом, а каждая из сторон использует внутренние и международные ресурсы. Ставка Нурсултана Назарбаева и Ислама Каримова делается на консолидацию собственной власти при разной степени ограничения оппозиции, с одной стороны, и, с другой, привлечение на свою сторону "внешнего фактора". Казахстанский президент, судя по его последним шагам, стремится ограничить развитие любых "деструктивных" процессов внутри правящего слоя, локализовать, а точнее - блокировать существующие оппозиционные демократические политические силы, но при этом использовать методы так называемой управляемой демократии, избегая прямых репрессий в отношении своих политических противников.

Одновременно он хотел бы усилить взаимодействие с Россией и странами Ближнего Востока с целью поддержания своих внешнеполитических позиций, так как натянутые отношения между Астаной и Вашингтоном из-за коррупционных скандалов в Казахстане серьезно их ослабили. В свою очередь, глава Узбекистана избрал (в силу сложившейся в этой стране специфики) иные ориентиры на внутри- и внешнеполитической арене. Ислам Каримов серьезно изменил свою тактику и отныне стремится опираться на так называемых технократов, способных обеспечить экономический рост, но в рамках созданной президентом системы. Судя по последним перестановкам в руководящих кругах, произошел отказ от прежнего курса на подбор кадров управленцев по принципу личной преданности и независимо от компетентности.

Более того, сам Каримов, заявляя о предстоящих в 2004 г. парламентских выборах, сообщил о реформировании в недалеком будущем после выборов исполнительной власти и переходе полномочий руководителя кабинета министров из его рук в руки премьера. Параллельно в Узбекистане происходит "управляемая сверху" либерализация, признаками которой стало молчаливое разрешение властей на создание гражданских политических партий. На международной арене Ташкент усиленно продвигает идею как можно более тесного партнерства с евроатлантическим сообществом и его ведущей силой - США.

Таким образом, отныне в Центральной Азии начинается борьба не только за лидерство в регионе, но и прежде всего за концепцию общественно-политического развития, а также позиционирование в системе международных отношений. Достаточно конфликтный характер взаимоотношений Узбекистана с Киргизией и Таджикистаном заставляет Ислама Каримова исключительно внимательно относиться к мнению Вашингтона и Брюсселя, однако в вопросах развития демократии это порождает проблему для существующего в стране режима, вынужденного постоянно лавировать, чтобы смягчить обвинения со стороны Запада в нарушении прав и свобод граждан страны. По мнению научного сотрудника Института развития Казахстана Саната Кушкумбаева, "Астана, распыляясь в различных интеграционных инициативах, в настоящее время тактически, а возможно, и стратегически начинает терять свои позиции в регионе", в то время как "роль Ташкента в региональных делах становится все более весомой".

Примечательным фактом на этом фоне стало официальное заявление туркменских властей, заявивших буквально на днях о том, что снимаются все ограничения на выездные визы граждан Туркмении, желающих выехать за рубеж. Вне всякого сомнения, этот жест Сапармурата Ниязова вызван не столько внутренними, сколько внешними причинами: его режим рассматривается мировым сообществом и, в частности, на Западе, как один из самых одиозных. И хотя Ашхабад подчеркивает свой особый нейтральный статус, в действительности он не может отгородиться от своих соседей по региону (особенно от Узбекистана, так как на востоке страны проживает значительное узбекское население) и международного сообщества в целом. В складывающейся в Центральной Азии геополитической конфигурации все очевиднее становится усиливающаяся роль Ташкента, способного влиять на своих соседей как с помощью "этнических", так и внешнеполитических рычагов. В свою очередь, Астана лишена такой возможности, но может рассчитывать на усиление своих позиций в регионе из-за боязни расположенных здесь стран оказаться под преимущественным узбекским контролем. Иными словами, Нурсултан Назарбаев способен выступить в роли некоего "защитника" своих соседей от расширяющегося влияния Ислама Каримова. Насколько реальны подобные предположения, покажет ближайшее будущее.

От реформ до хаоса

С момента своего создания после распада СССР государства Центральной Азии нередко воспринимались внешним миром весьма пессимистично. Это объяснялось несколькими обстоятельствами: установлением жесткой антидемократической власти, находящейся в конфликте с большей частью общества и перспективой перехода политического противостояния в форму вооруженной борьбы; радикализацией общественных настроений, приобретавших форму политического ислама; экономической слабостью стран региона и значительным социальным размежеванием, сопровождающимся высоким уровнем коррупции. В свою очередь, власти центральноазиатских стран умело использовали тезис исламской угрозы для того, чтобы отвлечь внимание как внутри этих государств, так и за их пределами в интересах сохранения создаваемых ими режимов.

Однако события в Таджикистане, Киргизии, а также и частично в Узбекистане со всей очевидностью продемонстрировали неспособность руководства этих стран добиться серьезных успехов, используя авторитарные и даже тоталитарные "методы управления". Все это дало основания для многих иностранных наблюдателей говорить уже о существовании дилеммы: либо власти центральноазиатских государств предпримут меры по формированию открытого демократического общества, либо радикальный политический ислам превратится из гипотетической проблемы в реальную угрозу. Как отмечается в докладе Международной кризисной группы (МКГ): "Если мы хотим избежать, чтобы эти три страны избежали участи других стран, в которых на арену вышли террористические или экстремистские движения, и чтобы они, напротив, стали здоровыми демократическими государствами, хорошо относящимися к Западу, настоятельно необходимо усилить открытость существующих здесь политических систем. Авторитарные режимы, держащиеся на страхе и репрессиях, душащие политические свободы, способны лишь дискредитировать демократию и подтолкнуть людей к тому, чтобы действовать вне конституционных рамок".

При этом особую обеспокоенность вызывает деятельность в Центральной Азии двух организаций - Исламского движения Узбекистана и "Хизб ут-Тахрир". По оценкам той же МКГ, пока ситуация складывается в пользу положительного образа Запада среди народов центральноазиатского региона: к США благожелательно относятся 60% узбеков, 76% таджиков и 47% киргизов. Однако в этих условиях, по мнению МКГ, "Запад дружит с авторитарными режимами ради краткосрочной политической выгоды", что создает серьезную проблему в более долгосрочной перспективе. На это указывает и тот факт, что по опросам, проведенным Международной кризисной группой, около 20% граждан Узбекистана, 16% граждан Таджикистана и 17% Киргизии уже высказываются за создание легальных исламских партий "для защиты интересов мусульман". Как отмечают британские аналитики - авторы документа Форин Оффиса под названием "Международные приоритеты Соединенного Королевства", хорошо знакомые с Востоком, угроза существует не только для стран, в которых радикальный политический ислам нашел питательную почву, но и для всего остального мира: "Возможная конфронтация идей, весьма вероятно, затронет Соединенное Королевство и другие западные демократии в начале XXI века, проистекая из религии и культуры".

Весьма актуальным в этом контексте становится вопрос о роли и месте России в стабилизации региональной ситуации. Судя по всему, Кремлю придется задуматься над основами политики в отношении государств Центральной Азии.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ