Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №91(01.02.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ФОРУМ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Российские вести №2. 21 - 27 января 2004

Российские планы Бишкека

Алик Назаров

Аскар Акаев интересуется не только экономикой

Встреча президентов Киргизии и России является продолжением российской политики на восточном направлении внутри СНГ. Глава Кыргызстана уже неоднократно подчеркивал заинтересованность своей страны в расширении сотрудничества с Москвой. Судя по всему, у него есть собственный план, "как дружить" с Россией.

"Особая позиция"

Из всех государств Центральной Азии Киргизия является самым маленьким и не обладает равными своим соседям по региону ресурсами ни в экономике, ни в политике, ни даже по количеству населения. Это заставляет президента страны Аскара Акаева иметь в виду сложившийся на юге СНГ баланс сил при планировании внутренней и внешней политики. Избранная им тактика активного сотрудничества с Евроатлантическим сообществом имеет больше финансово-экономическую основу, чем стратегический расчет на быстрейшее продвижение Киргизии на Запад. Что же касается его взаимоотношений с соседями по Центрально-Азиатскому региону, то они не настолько безоблачны, чтобы не рассчитывать на поддержку России и искать дружбы исключительно у Объединенной Европы и НАТО. К тому же и экономическая, и военно-политическая составляющая внешней политики Бишкека напрямую связана с внутриполитическим положением: режим не в состоянии противостоять в случае опасности серьезного внутриполитического конфликта своим оппонентам из числа гражданской политической оппозиции и радикальных исламистов регионального масштаба. Все это заставляет Аскара Акаева отказываться от традиционной для многих руководителей стран СНГ практики лавирования между Западом и Россией, перейдя в разряд "стратегических партнеров" Кремля в Центральной Азии. Разумеется, за это киргизский президент хотел бы получить от России одобрение на проведение такой внутренней политики, которая позволила бы ему продолжать находиться у власти и далее. Западные партнеры Бишкека, сначала весьма активно поддерживавшие Акаева, вскоре, однако, увидели, куда дрейфует вызывавший у них на первых порах особое уважение просвещенный руководитель государства в регионе, превратившемся в заповедник авторитаризма и тоталитаризма на постсоветском пространстве. Совсем недавно вновь была продемонстрирована позиция властей по отношению к оппозиции, отдельные из руководителей которой находятся в заключении за "уголовные преступления". Судя по всему, власти продолжают борьбу с политической оппозицией всеми доступными методами, о чем свидетельствует недавний скандал в жогорку кенеш (парламенте), когда в кабинетах двух депутатов оппозиции - генерала Исмаила Исакова и Азимбека Бекназарова были найдены подслушивающие устройства. Внутриполитические коллизии сочетаются с международными - большая зависимость Бишкека от соседей по региону заставляет его все время "прислушиваться" к ним. Как отмечала организации "Международная амнистия", "Китай оказывает давление на соседей по Центрально-Азиатскому региону, требуя пресечь деятельность групп, выступающих за независимость Синьцзян-Уйгурского автономного округа, путем признания их террористическими организациями, требуя и экстрадиции их членов". Все это делает Аскара Акаева весьма чувствительным к любым инициативам на постсоветском и евро-азиатском пространстве, но, в то же время, позволяет ему формулировать свои политические приоритеты внутри страны и на международной арене "в ногу со временем". Внутриполитический конфликтный "потенциал", по мнению киргизских наблюдателей, также влияет на позицию президента страны. Как отмечала Зульфия Марат из Бюро по правам человека и соблюдению законности в Кыргызстане, "слабость двух исторически сложившихся религий в соперничестве с так называемыми "новыми" верованиями привела к их активному союзу против всех других направлений. Только по официальным данным, около десяти тысяч киргизов приняли христианство, и кое-где действительно возникают конфликтные ситуации между киргизами-мусульманами и киргизами-баптистами". Намного серьезней обстоит дело с радикализацией ислама, затронувшей и Киргизию. Последнее особенно страшит официальный Бишкек, пытающийся найти себе защитника во внерегиональном геополитическом пространстве.

Союзники и партнеры

В апреле 2003 г. в комментарии американское информационное агентство UPI сделало весьма симптоматичный вывод: "Будучи разочарован тем, что Договор о коллективной безопасности, известный как ДКБ, являлся до сих пор не больше чем бумага с момента его создания в 1992 г. на руинах Советского Союза, Путин на протяжении последних двух лет двинулся в направлении восстановления военного присутствия в регионе Центральной Азии, стремясь открыть базы и восстановить военное сотрудничество с небольшими вооруженными силами государств". Аскар Акаев прекрасно осознал важность лично для себя и своей страны заинтересованность Москвы в стратегических позициях Кыргызстана. Директор Форума по центральноазиатским исследованиям Гарвардского университета Джон Шоберлин отмечал еще в 1999 году, что "в Кыргызстане, не делалось особой ставки на военное развитие, и практически страна до сих пор обладает весьма ограниченными военными возможностями". Одновременно он не захотел демонстративно усиливать "российский" вектор во внешней политике в ущерб евроатлантическому направлению, которое имеет серьезного сторонника в регионе в лице Узбекистана - не совсем дружественной киргизскому президенту страны. Один из иностранных обозревателей отмечал: "Руководство Киргизии смотрит на присутствие американских войск как на своего рода золотой источник. За каждое приземление в аэропорту Манас американцы должны платить 7 тыс. долларов. К тому же, аренда базы и использование инфраструктуры приносит дивиденды этой бедной стране с населением пять миллионов человек". Осенью 2003 г. обозреватели "The Times of Central Asia" отмечали: "Кыргызстан вошел во Всемирную торговую организацию, в то время как его соседи по региону все еще стремятся туда попасть. Кыргызстан и Казахстан являются российскими союзниками, Узбекистан поддерживает США, а Таджикистан все еще не выбрал, на сторону кого он встанет. Как они могут иметь общие интересы?" Заинтересованность Аскара Акаева в более тесном экономическом сотрудничестве в рамках СНГ, как предполагают местные и зарубежные наблюдатели, может означать усиление связей Бишкека с Москвой и Минском, являющимися до сих пор партнерами по союзному государству. Насколько президент Киргизии готов расширить интеграционные процессы своей страны с этим "двуединым" объединением, входящим в Содружество, пока не ясно. Российская сторона, судя по всему, стремится включить Кыргызстан в этот союз, о чем свидетельствует заявление генсека ЕврАзЭС Григория Рапоты, выразившего отнюдь не личное мнение по данному вопросу в весьма характерном виде: "Россия и Белоруссия являются пилотным проектом для ЕврАзЭС". В политическом отношении ситуация внутри Кыргызстана продолжает оставаться непростой. Политическая оппозиция в лице гражданских политиков обвиняет Акаева в переходе к "центральноазиатским методам правления", намекая на распространившуюся в регионе традицию создания авторитарных режимов. Исламские радикалы, в свою очередь, рассматривают Кыргызстан как наиболее слабое звено в центральноазиатской цепи новосозданных постсоветских государств, "разрыв" которого способен вызвать к жизни "реакцию домино". Уже упоминавшаяся Зульфия Марат отмечала, что "Кыргызстан неизбежно ощутит на себе последствия и исламского ренессанса, и прозелитизм западного крыла христианства, и появление новых религий. Ведь принцип открытости миру предполагает соревнование идей. Может ли государство безучастно наблюдать за этой борьбой? Безучастно - нет. Но участие предполагает тонкую, почти ювелирную работу, а не размашистые действия лесоповальщика". Не исключено, что вопрос об открытости Кыргызстана в политическом и идеологическом отношениях вызывает опасения не только в Бишкеке, но и в Москве, где в последнее время настороженно наблюдают за поведением руководителей стран региона. Будет ли проводить Аскар Акаев "перестройку по-киргизски" (как это начинает делать Ислам Каримов в Узбекистане) или продолжит свой путь, сочетающий одновременно опыт соседнего Казахстана и России? Сейчас на этот вопрос ответить трудно, но в любом случае активизация российской внешней политики на восточном направлении СНГ заставит руководителя Кыргызстана действовать.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ