Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №107(01.10.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ФОРУМ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


«Черные» против «белых»

Даниил Каретников

Политическая Беларусь поделена нынче на две большие группы. Черную и белую. Со стороны такое деление выглядит примитивно и архаично, но Беларусь при нынешнем президенте и в самом деле застряла где-то между серединой XX века и началом века XXI. В стране нет развитой и структурированной большой политики. Нет системных политических групп, предлагающих современные ценности, обеспечивающих интересы зрелых социальных групп и способных эффективно управлять государством. А есть только «враги» и «союзники». Десять лет в стране идет нескончаемая «борьба за выживание». Несогласные безжалостно уничтожаются. В лучшем случае – их изгоняют из «воющей» страны. Ничего хорошего Беларуси борьба президента против своих же граждан не приносит. Общество, с одной стороны, становится все более равнодушным, безразличным к своему будущему, а с другой – страна медленно умирает, так и не встроившись в мировые политические и экономические процессы.

Одна группа – это Лукашенко, его ближайшее окружение, придворные бизнесмены и часть новой, «деревенской» номенклатуры. Вторая группа – традиционная оппозиция, национальная интеллигенция, остатки негосударственных общественных объединений. В том числе и бывшие высокопоставленные представители государственного управления, не сработавшиеся с Лукашенко.

Группа Лукашенко не соблюдает никаких правил политического поведения, игнорирует демократические принципы и контролирует все финансовые и почти все медийные ресурсы республики. Эта группа не в состоянии предложить обществу созидательные идеи, а потому пытается управлять государством посредством запретительных или репрессивных мер. Располагая монополией на бывшие государственные средства производства (теперь заводы и фабрики принадлежат небольшой группе чиновников), группа не испытывает недостатка в деньгах для создания и поддержания высокого уровня своей жизни.

Разрыв в уровне жизни между «группой Лукашенко» и прочим населением, в том числе представителями оппозиции, чрезвычайно чувствителен. «Президентская группа» имеет два четко выраженных политических интереса. Первый интерес: монопольное положение на внутреннем политическом рынке. Группа не допускает появления в Беларуси сколько-нибудь состоятельных альтернативных политических групп. Категорически препятствует проведению свободных выборов, предпочитая оформлять «итоговый результат» посредством прямых (на избирательных участках) фальсификаций. Весьма ревниво «группа» относится и к достижениям стран-соседей. Ведь свое право на политическую монополию группа оправдывает желанием «навести порядок» в стране. Ловко подменяя понятия, группа пытается доказать, что только «скрытая диктатура» позволит повысить уровень жизни граждан, создать эффективные производства. А тот факт, что в демократических государствах, в том числе и в бывших советских республиках, ситуация явно отличается в лучшую сторону, сильно раздражает группу Лукашенко. Раздражает так, что хочется закрыть Беларусь новым «железным занавесом», а чужеродные информационные потоки останавливать на границе. И никаких выездов за рубеж, никакого интернета, никакого спутникового телевидения. Второй интерес: обеспечение непрерывности нынешней власти.

Группа не видит смысла передать власть в любые другие руки. Легально или нелегально. Ведь передача власти другой элитной группировке неизбежно приведет к потере обильных источников финансирования и расследованию политико-экономических ошибок. А может быть даже и преступлений против личности, явно совершенных группой Лукашенко. Желая обеспечить личную безопасность, эта группа осознанно пошла на политико-информационную изоляцию Беларуси. До 2002 года белорусское население достаточно спокойно воспринимало одиозные внешнеполитические концепции Лукашенко («друзья» в арабском регионе, а «враги» – вся западно-христианская и атлантическая цивилизации). Истерики Лукашенко компенсировались добротной идеей о «Союзе двух славянских стран» – России и Беларуси. Однако после конфликта с Путиным изоляционизм Беларуси принимает катастрофические черты, что угрожающе выглядит не только для национальной экономики, но и для личных интересов простых граждан. Ставка же на арабский регион себя совершенно не оправдала. Лукашенко в этом регионе никому не нужен. По причине технологической отсталости страны (а после ссоры с Россией мы не можем даже перепродавать российские военные технологии). К тому же, белорусский президент совсем не влиятелен в мировых переговорных структурах, а потому не может лоббировать интересы исламского мира. Наконец, Лукашенко арабами рассматривается как воинствующий православный радикал. По многим параметрам «группа Лукашенко» чужеродна Беларуси и предлагает населению неотрадиционалистские (коллективистские) и разрушительные лозунги. Но эта группа все еще де-факто контролирует страну, подавляет ее волю, насыщает общественное мнение агрессивными идеологическими клише.

Оппозиционная группа гораздо более близка белорусскому населению по своим ценностным установкам. Группа объединяет очень разных людей. Но подобное «объединение» состоялось не по причине идеологической или политологической близости. Скорее это протестное объединение абсолютно разных людей на временной платформе «Беларусь без Лукашенко». Оппозиционная группа обладает, несомненно, более высоким интеллектуальным потенциалом, а потому способна предлагать адекватные, позитивные идеи. В том числе идеи, способные в считанные месяцы усовершенствовать нынешнее неэффективное госуправление. У этой группы есть кратко– и среднесрочное видение ситуации, и она готова заменить «группу Лукашенко» в любой момент. Но эта группа совершенно не располагает достаточными материальными ресурсами, подвергается агрессивному систематическому давлению со стороны силового аппарата государства. Группа не имеет возможности влиять на общественное мнение, публично выступать с альтернативными точками зрения. Лидеры группы подвергаются превентивным арестам, временному задержанию и помещению в милицейский отстойник, разорительным штрафам (за так называемые несанкционированные митинги и собрания), а также психологическому шантажу.

На протяжении десяти лет государство активно перестраивало все свои силовые структуры, подчиняя их ресурсы выполнению единственной задачи: ломать негосударственный общественный сектор и политическую оппозицию. Это всегда напоминало необъявленную гражданскую войну. Группа Лукашенко и несколько десятков тысяч искренне заблуждающихся «сторонников» агрессивно противодействуют двум миллионам оппозиционно настроенных граждан. У первых есть ресурсы (армия и медиа), у вторых имеются только конструктивные предложения. Ганди аплодировал бы белорусской оппозиции: она не отвечает насилием на многочисленное «зло», творимое Лукашенко и его «ближними». Кстати, Александр Григорьевич по причине своей абсолютной политической незрелости именно «домашнюю» оппозицию ненавидит и боится больше всего на свете. Зачастую его политические шаги и решения продиктованы не столько здравым смыслом и пониманием ситуации, сколько ненавистью к конкретным оппозиционным персонажам.

Трагизм ситуации состоит в том, что ни одна из этих двух групп – «черная группа» Лукашенко и «белая группа» оппозиции – не удовлетворяет местное население. По крайней мере, пока. Время «черных» уже прошло, время «белых» еще не наступило. Белорусы категорически разочарованы в политике, полагая, что политика – это болезненное состояние «нескончаемой борьбы на уничтожение», а государство всегда будет репрессивным и глупым. И, тем не менее, белорусское общество все же высказало свои приоритеты.

Лукашенко не устраивает население по ряду объективных причин. Он слишком долго у власти, чтобы результаты его деятельности не признавать закономерными. Или чтобы многочисленные вопиющие провалы списывать на «наследие Кебича», как предлагает сам Лукашенко. Александр Григорьевич доказал свою управленческую несостоятельность и неспособность решать элементарные вопросы в рабочем, а не в авральном режиме. Лукашенко лично вмешивается во все сферы управления, и, как правило, подобное вмешательство неизбежно приводит к кризису. Лукашенко не умеет разговаривать с соратниками или оппонентами, неизменно срываясь на крик и угрозы. Он не похож на вменяемого политика и слишком откровенно лжет. Он вернул людей к состоянию постоянного страха, а люди не хотят бояться государства и его «стражей». Они хотят, чтобы государство не подавляло волю своих граждан, а спокойно и незаметно решало их бытовые вопросы. В обществе укрепляется мнение, что Лукашенко не только «проедает» ресурсы и занимается личным обогащением, но сознательно сдерживает страну, мешает ей развиваться и налаживать добрые отношения с потенциальными партнерами. Лукашенко ассоциируется сегодня с регрессом и добровольной изоляцией.

Оппозиция не устраивает население, скорее, по субъективным причинам. Она слишком невнятна, склочна и мелочна, т.е. предлагает к обсуждению какие-то очень уж локальные проблемы. Но самая главная (и, увы, невысказанная) претензия к оппозиции состоит в том, что, по мнению большинства населения, она слишком нерешительна. Не умеет активно сопротивляться, не умеет отстаивать свою правоту, в том числе не умеет доказывать собственную победу на формальных выборах. Население не единожды голосовало за представителей оппозиции, так как всегда скептически оценивало «управленческие таланты» номенклатуры Лукашенко. Но сама оппозиция не оправдывала ожидания своих избирателей. Вот почему сегодня доминирует негативистское общественное мнение: оппозиция – это не альтернатива, так как в ней слишком много «серых» людей и мелочных целей. Люди не верят в то, что нынешняя оппозиция в конец концов сумеет решить «проблему №1». А сомнение в силе и дееспособности, как известно, уничтожает перспективы любой политической группы. Ну и конечно, кое-какое влияние на общественное мнение оказывает примитивная официозная пропаганда «группы Лукашенко».

Впрочем, наличие отрицательного флера у белорусской оппозиции еще не означает, что нужно обязательно искать так называемую «третью силу». Хотя это интересный вариант. Тем не менее, для окончательной дискредитации Лукашенко и превращения оппозиции в зрелую группировку нужны смелые идеи, рабочие технологии, персонификация альтернативы и, главное, – нужны мощные коммуникации. Чтобы противостоять «пропагандистской кувалде» официального Минска. Чтобы рассказать о реальной жизни Лукашенко и его окружения. Чтобы показать наличие эффектной альтернативы.

Все-таки Беларусь еще не окончательно умерла. Ведь чтобы ни делал сегодня Лукашенко, все прекрасно понимают – его время прошло. Первый президент Беларуси не может измениться, не может предложить иную (кроме изоляционистско-диктаторской) модель развития, не может осознать, что нельзя менять Конституцию и законы под себя. Он слишком нервничает и слишком не уверен в себе, а потому всегда с кем-то воюет. Т.е. Лукашенко совсем не может созидать, его предназначение – разрушать все вокруг. Тогда как любая альтернатива (предложенная даже классической оппозицией) созидательна. Общество это понимает. Но пока еще не готово изгнать Лукашенко. Сила привычки?


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ