Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №107(01.10.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ФОРУМ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Гундогар,
19 сентября 2004

Школьные годы… чудесные?

Нургозель Байрамова

Туркмены не хотят расставаться с русским языком

Прогрессирующий процесс выдавливания русского языка и русской культуры из Туркменистана патронирует лично Сапармурат Ниязов.

Возвращаясь к теме "Образование в современном Туркменистане" и говоря о системе среднего образования, прежде всего хотелось бы отметить, что если где и сохранились островки грамотности, так это городские школы, совмещающие обучение на туркменском и русском языках, где еще сохранились старые кадры учителей, для которых "священная Рухнама" не является истиной в последней инстанции.

К нынешнему учебному году, по официальным данным, подготовлено и выпущено около 40 новых учебников и программ для средней школы. Что это за учебники? История Туркменистана - по "Рухнаме", язык и литература - по "Рухнаме" и другим образцам "творчества" Сапармурата Туркменбаши, особый предмет для изучения составляет непосредственно сама "Рухнама", а теперь и "Рухнама-II". Учебники математики, физики и химии также пестрят ссылками, а порой и целыми главами, посвященными этому "духовному шедевру".

Испокон веку авторами школьных учебников и методических пособий являлись сотрудники педагогических академий и институтов. В Туркменистане, где вся наука "отменена" Ниязовым за ненадобностью, данной работой занимаются чиновники министерства образования, для которых труды выдающихся современных ученых и педагогов древности уже давно утратили авторитет в силу того, что их авторы не были знакомы с ниязовским учением о духе.

Возьмем для примера недавно выпущенную методичку "Математика в вопросах и ответах", подготовленную сотрудником министерства образования Туркменистана А. Овезовым и учительницей средней школы № 52 Д.Овезовой. Это сборник тестов по математике для учащихся 4-6 классов, сочетающий "познавательные и воспитательные функции" и содержащий "богатый фактический материал из культурного наследия туркмен", а также множество поучительных притч, важных дат и событий, "сыгравших особую роль в жизни туркменского народа". Нетрудно догадаться, из какого "источника" почерпнуты эти притчи и даты и вряд ли они имеют отношение собственно к математике.

Очевидно, что исключительно ниязовской "духовностью" руководствовалась директор одной ашхабадской школы, расположенной в микрорайоне компактного проживания русскоязычного населения столицы. В преддверии нового учебного года эта представительница новой генерации туркменских педагогов совершила акт дремучего вандализма. Выполняя указание министерства о ревизии библиотечных фондов и уничтожении всего "лишнего и ненужного", а таковым, по ее мнению, являются учебники и другая литература на русском языке, эта дикарка, предварительно уволив русскоязычную женщину-библиотекаря, вызвала в школу нескольких учеников 8-го класса и заставила их выбросить через окно 4-го этажа во двор всю русскую классику, произведения современных советских и российских писателей, всю русскую учебную литературу, энциклопедии, атласы, справочники и методические пособия. Все это было погружено на тракторную тележку и свезено на ближайшую свалку с указанием сжечь. Ведь в противном случае книги могли появиться на прилавках Толкучки и быть раскупленными "на ура" жителями Ашхабада. Такие случаи уже имели место, и во избежание этого литературу было приказано превратить в пепел.

Учительница русской литературы, которой дети рассказали о том, что произошло в их школе, попыталась урезонить директрису. Но не тут-то было. Воинствующая невежда заявила: "Скоро вас, русских, здесь не останется, и туркменам не нужно будет читать по-русски". Можно себе представить, каким образом такой, с позволения сказать, педагог сеет "разумное, доброе, вечное" в юные души.

Уже сейчас в Туркменистане остро ощущается дефицит квалифицированных педагогических кадров. Обучение в педагогических вузах, как и во всех других высших учебных заведениях страны, ограничено двумя годами. Львиную долю учебного времени занимает штудирование произведений Сапармурата Ниязова, проходят конференции на тему "Рухнамы", конкурсы и викторины по той же тематике.

В качестве главного аттестационного предмета для учителей была введена все та же "Рухнама". По этой причине под сокращение попали многие педагоги из числа тех, кто получил образование в дониязовскую эпоху, либо учился за пределами Туркменистана: в России, Украине, Белоруссии. В первую очередь это коснулось преподавателей "нетитульной" национальности, учителей русского языка и литературы, других предметов, преподавание которых велось на русском языке. В том случае, если экзамен на знание "Рухнамы" был сдан успешно, а руководство школы было заинтересовано в закрытии "русских" классов и увольнении педагогов, экзамен повторялся, но теперь уже на туркменском языке.

Инициатива по сокращению "русских" школ и "русских" классов в туркменских школах начала осуществляться еще при преждних министрах образования Аннакурбане Аширове и Мамеддурды Сарыханове. В 2000-2002 годах "русские" классы были упразднены в районных и городских школах. В крупных населенных пунктах, столицах велаятов и Ашхабаде число "русских" классов резко сократилось, а преподавание русского языка в "туркменских" классах было вообще упразднено. В настоящее время этот прогрессирующий процесс, поощряемый властями и руководством министерства образования в лице Хыдыра Сапарлиева, патронирует лично Сапармурат Ниязов. Туркменские чиновники верно расчитали: русскоязычное население страны при отсутствии для своих детей перспективы получения должного образования, вынуждено покидать страну.

Этот процесс, к великому сожалению, характерен не только для Туркменистана. Все страны Центральной Азии в той или иной степени переживают отток русскоязычного населения именно вследствие ограничений на получение образования на родном языке. К моменту распада Советского Союза русские составляли одну пятую населения Центральной Азии, то есть почти 10 млн. человек. В настоящее время в Узбекистане, например, численность русского населения уменьшилась на треть и составляет 1 млн., или 4% от общего числа жителей. И хотя о прямой дискриминации русских в Узбекистане речь пока не идет и ситуация там выгодно отличается от туркменской: русский язык обязателен для изучения в школах и вузах, каждый пятый студент учится на русском потоке, а только в одном Ташкенте действуют 5 русских театров - тем не менее русские и русскоязычные граждане покидают страну.

В Казахстане, где в отдельных районах на севере и востоке страны русское население составляло до 80%, за последние 15 лет произошел самый большой отток русских переселенцев. Тем не менее русская община - вторая по величине и составляет 30% населения страны. Так же, как и в других центральноазиатских государствах, русские не занимают руководящих должностей. Ограничения объясняются незнанием казахского языка, и хотя Конституция Казахстана признает равенство казахского и русского языков, а президент Нурсултан Назарбаев, прекрасно говорящий по-русски, неоднократно заявлял, что "русский язык для казахов нужен, как хлеб, каждый день", отсутствие перспективы и трудности в получении образования все чаще становятся причиной, по которой русские покидают Казахстан.

В отличие от центральноазиатских государств, где, как заявляют их руководители, приняты свои "специфические" формы демократии, а по существу склонных к тоталитаризму, в странах Балтии нарастает волна выступлений защитников русских школ. В Международный день знаний в столице Латвии Риге состоялся грандиозный митинг в знак протеста против вступления в силу с 1 сентября скандального закона об образовании. По нему преподавание в старших классах школ нацменьшинств, в первую очередь русских, должно идти преимущественно на латышском языке. Депутаты от оппозиционной партии "За права человека в единой Латвии" предложили парламенту наложить мораторий на проведение школьной реформы. Однако их предложение было отклонено. После этого более тысячи школьников устроили 2 сентября шествие по городу, а также начали забастовку. Школьников поддержали родители. Отчаявшись добиться соблюдения своих прав и прав своих детей, группа родителей и преподавателей вынуждена была пойти на крайнюю меру протеста - бессрочную голодовку.

8 сентября Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Латвии Игорь Студенников посетил офис Латвийского комитета по правам человека, в помещении которого проводили голодовку протеста активисты Штаба защиты русских школ, требовавшие введения моратория на реформу образования-2004, где заявил: "Вы русские люди, наши соотечественники и мы в России внимательно следим за вашей акцией и сопереживаем". Дипломат также напомнил, что накануне было опубликовано заявление МИД РФ в связи с протестными акциями в Латвии и проблемами школьного образования, в котором упоминалась и объявленная голодовка.

Депутат парламента Латвии от объединения "За права человека в единой Латвии" ("ЗаПЧЕЛ") Яков Плинтер, сообщил, что в акциях протеста защитников русских школ за последние полтора года приняло участие более 200 тыс. человек. "Властям не хватило политической воли, мужества и разума отменить никому не нужную реформу! Нас вынуждают бороться дальше! Мы не собираемся отступать!", - заявил Плинтер.

Протесты против дискриминационных действий властей Латвии в отношении национальных меньшинств поддержали русскоязычные жители соседней прибалтийской республики - Эстонии, поскольку аналогичная реформа образования грядет там в 2007 году.

В Туркменистане процесс уничтожения русскоязычного образования, в отличие от стран Балтии, проходит без объявления соответствующей реформы и уже не один год. Все школы, в которых преподавание велось на руском языке, за исключением одной-единственной школы при посольстве РФ в Ашхабаде, носящей имя А. С. Пушкина, были закрыты. Во многих школах, где обучение велось на двух языках, уже несколько лет нет набора в начальные "русские" классы. Обеспокоенные родители обращаются с просьбами о возобновлении преподавания на русском языке в администрацию школ, районные, городские, областные отделы образования, а также в министерство образования Туркменистана, однако подобные обращения зачастую не только не рассматриваются, но даже и не фиксируются "принимающей стороной".

Особенно показательно, что в сохранении "русских" классов заинтересовано и туркменское население. В нескольких сельских районах прошел сбор подписей среди туркмен с просьбой открыть на каждый район хотя бы одну школу с обучением русскому языку и преподаванием части предметов на русском языке. За помощью люди обратились также в посольство РФ, где их, что удивительно, выслушали, вероятно потому что посол А. Молочков уже давно из Ашхабада отозван, а временный поверенный в делах России в Туркменистане Андрей Крутько гораздо внимательнее относится к проблемам соотечественников, нежели его бывший, прирученный Ниязовым шеф. Впрочем из этой затеи со сбором подписей ничего реального так и не вышло.

Уже не один год существует "устное распоряжение" [здесь полагается многозначительно указать пальцем на ближайший портрет Туркменбаши - прим. автора] не брать в "русские" классы детей с туркменскими фамилиями, даже если ни сам ребенок, ни его родители не говорят по-туркменски. При этом, как заявил председатель русской общины Туркменистана Анатолий Фомин, более половины учащихся школы им. Пушкина в Ашхабаде - составляют этнические туркмены. Привлекательность получения нормального 11-летнего среднего образования и аттестата российского образца не останавливает родителей, имеющих хорошее материальное положение, перед необходимостью платить за место в этой элитной школе огромный "взнос" - около 2 тысяч долларов США.

Администрация других школ, где все еще сохраняются "русские" классы, тоже старается не упустить своего. Некогда лучшая столичная школа № 7 (директор А. Сатылова), специализирующаяся на преподавании английского языка, в настоящее время знаменита четко отработанной системой поборов, которые взимаются с родителей будущих учеников. Чтобы малышу с туркменской фамилией стать учеником "русского" класса, его родителям приходится раскошелиться, минимум, на 400-500 долларов.

С нынешнего года министерство образования ввело еще одно "новшество": в "русские" классы запрещено принимать не только туркмен, но и детей с другими "мусульманскими" фамилиями: узбеков, казахов, лакцев, аварцев, азербайджанцев, татар и др. Школ для этих представителей национальных меньшинств в Туркменистане нет и в помине, поэтому родители предпочитали, чтобы их дети учились на русском языке. Особенно преуспел в деле "отуркменивания" руководитель областного отдела образования Лебапского велаята Бекназар Гельдыев. По его распоряжению инспекторы отдела обзванивали школы и требовали исключить из списков первоклассников "мусульман-нетуркмен". С теми преподавателями, кто старался сохранить преподавание на русском языке, этот мракобес расправлялся с особой жестокостью. Его же рукой были вычеркнуты из списков на поездку в США по программе USAID все представители национальных меньшинств.

Согласно официальной статистике, в Туркменистане насчитывается 1705 общеобразовательных учебных заведений, из которых 14 - туркмено-турецких школ образовательного центра "Башкент", турецкие анатолийский лицей и начальная школа при посольстве Турции в Туркменистане. Количество обучающихся в туркмено-турецких учебных заведениях ежегодно доходит до 10 тыс. человек Не для того ли, чтобы дать "зеленый свет" турецким школам, в Туркменистане сокращается русскоязычное образование?

Ни для кого не секрет, что туркмено-турецкие учебные заведения финансируются исламистами, сторонниками объявленного Турцией в международный розыск Фетуллаха Гюлена. Однако, несмотря на это, популярность турецких школ и колледжей в Туркменистане продолжает заметно расти. "Получить хорошее образование в Туркменистане невозможно, вот и вынуждены родители отправлять своих детей в турецкие школы, даже не подозревая, какую опасность эти школы представляют для ребенкa, который, ничего не зная о мировых религиях, попадает в руки исламистов", - выражает озабоченность один туркменский студент.

Мнение туркменского юноши подтверждает депутат Государственной Думы РФ Владимир Жириновский. Говоря о перспективах развития Центральноазиатских государств, он неоднократно высказывал опасение, что при пассивной позиции России в этом вопросе "со временем они станут страшными исламскими государствами, как Иран и Афганистан, и мы полностью их потеряем". Уж в чем, а в Востоке Жириновский толк знает.

Вероятно, Сапармурат Ниязов к этому и стремится - любыми силами оторвать Туркменистан от России. Он не учитывает только одного: разрезать "по живому" старые связи и многими десятилетиями формировавшиеся дружеские симпатии народов ему, диктатору и русофобу, вряд ли удастся.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ