Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №124(01.06.2005)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ФОРУМ
СТРАНИЦА ПРАВОСЛАВИЯ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПЕРЕПИСКА С ЧИТАТЕЛЕМ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Узбекский мятеж

выпуск № 20 от 18 мая 2005 года, «Аргументы и факты»

Александр Дугин, директор Центра геополитических экспертиз

Революция в Узбекистане — очередная в плане США по свержению режимов постсоветских республик и замене их на марионеточные проамериканские. Узбекская революция должна была, по идее, стать продолжением киргизской в преддверии казахской в 2006-м и финальных событий в России в 2007–2008 годах. Расчет, как всегда, делался на недовольные властью массы и оппозицию, спонсируемую через неправительственные фонды из США. Однако у ситуации в Узбекистане есть особенность. Активная антикаримовская оппозиция представлена там экстремистскими исламистскими группировками. Это перевело все события из формата «бархатной» революции в формат вооруженного столкновения мятежников с властью, что развязало узбекскому режиму руки при подавлении мятежа. Каримов решительно переломил ситуацию. Однако этот успех должен быть подхвачен и переведен Кремлем в геополитическое контрнаступление. Иначе США посредством исламистских террористических групп усилят прямое давление, перейдя от мягкой «оранжевой» стратегии к более жесткой и кровавой, с усилением внешнеполитического и экономического прессинга на Россию.




Ферганский синдром

19.05.2005. Красная звезда

Роман Стрешнев

Пока страны Запада с присущим им усердием критикуют власти Узбекистана, на Центральную Азию надвигается волна радикального экстремизма.

Президент Узбекистана Ислам Каримов в ходе недавней пресс-конференции выразил удивление и возмущение по поводу того, как некоторые СМИ, в том числе российские, освещали и оценивали произошедшие в республике события. По его мнению, они предвзято и необъективно толковали факты, дезориентировали общественность. Как полагает Ислам Каримов, "широкомасштабная кампания в СМИ, особенно западных, – это попытка опередить события до завершения следствия, внедрить в сознание людей нужную информацию, создать картинку". Однако президент не ограничился лишь заявлениями. После того как ситуация в Андижане нормализовалась и был достигнут необходимый уровень безопасности, президент Узбекистана разрешил иностранным дипломатам и журналистам посетить город. Для этого был даже зафрахтован отдельный самолет.

Вместе с тем узбекский лидер выступил против международного расследования событий в Андижане, так как считает, что это – внутреннее дело страны. При этом он заявил, что ООН – та единственная организация, которая может участвовать в любых расследованиях в любой стране и выносить свои решения.

Касательно событий в приграничных районах Ислам Каримов отметил, что во время пересечения преступниками узбекско-киргизской границы он распорядился не открывать по ним огонь и не задерживать. "В целях сохранения жизни заложникам, которыми прикрывались бандиты во время перехода границы, я дал распоряжение дать им уйти", – уточнил президент республики. При этом он сообщил, что у "мирных" перебежчиков киргизскими пограничниками было изъято 73 автомата, которые впоследствии были переданы узбекским правоохранительным органам. Ислам Каримов также напомнил, что Ферганская долина – это регион, откуда вышли лидеры исламских радикалов, в том числе Тахир Юлдашев и Джума Намангани. "Поэтому все попытки дестабилизировать ситуацию в этом регионе без их вмешательства не обходятся", – отметил он. В свою очередь генеральный прокурор Узбекистана Рашид Кадыров сообщил, что террористами было захвачено 305 единиц стрелкового оружия и свыше 200 гранат. При этом более половины захваченного оружия уже изъято, в том числе 128 автоматов и 24 пистолета.

Тем временем мировое сообщество продолжает проявлять крайнюю встревоженность по поводу произошедшего в республике. Берлин заявил, что обстоятельства применения властями Узбекистана силы в отношении гражданских лиц должны быть тщательно расследованы в обстановке открытости. Министр иностранных дел Франции Мишель Барнье, напомнив о большом числе жертв волнений в Андижане, подчеркнул, что ничто не может оправдать насилия. Швейцария заявила, что скорбит о многочисленных человеческих жертвах, имевших место в результате насильственных репрессивных мер, предпринятых узбекскими властями против гражданского населения. А Великобритания продолжает настаивать на неоправданности применения Ташкентом силы.

Кстати, в Лондоне, который выступил с резкой критикой официального Ташкента, близ посольства Узбекистана было арестовано 37 демонстрантов – членов экстремистской организации "Хизб-ут-Тахрир", которые провели акцию протеста и осудили применение силы в Андижане. Правда, уже через несколько часов задержанные были отпущены под залог на свободу. Напомним, что именно в столице Великобритании открыто официальное представительство "Хизб-ут-Тахрир", объявленной во многих странах вне закона за радикальные идеи, разжигание межнациональной розни, воинственные антигосударственные призывы.

Тем временем ситуация в Ферганской долине продолжает оставаться сложной. Мятежники, захватившие административные здания в узбекском городе Карасу, хотят создать исламское государство. Такое заявление, сообщила радиостанция "Эхо Москвы", сделал в интервью западным информагентствам один из лидеров повстанцев. Он подчеркнул, что мятежники готовы воевать с правительственными войсками, если власти попытаются подавить мятеж в городе. Волнения в Карасу начались 14 мая. Повстанцы подожгли здания милиции, дорожной инспекции и налогового ведомства, а также захватили несколько административных зданий.

В то же время, отмечает Интерфакс-АВН, по данным спецслужб соседней с Узбекистаном Киргизии, в центрально-азиатском регионе происходит активизация международных религиозных экстремистских группировок. В Бишкеке фиксируют активизацию попыток трансграничных преступных группировок по созданию устойчивых каналов контрабанды оружия, средств диверсий и террора, наркотических веществ. Отмечается также увеличение потоков незаконной миграции через территорию Киргизии иностранных граждан и лиц без гражданства. При этом международные террористические организации изменили тактику проникновения на территорию региона. Они воздерживаются от вторжения большими вооруженными группами через горные перевалы и основные усилия направляют на проникновение в центрально-азиатский регион из Афганистана через официальные пункты пропуска с использованием поддельных документов.

Значительно увеличилось количество нелегальных мигрантов и на узбекско-казахстанской границе. Только за несколько дней здесь было задержано свыше 350 человек, пытавшихся проникнуть на территорию Казахстана в обход пропускных пунктов без оформления надлежащих документов.




Андижан как испытание для Китая

20.05.2005. Независимая газета

Артур Блинов

События в Центральной Азии способны создать серьезный раздражитель в американо-китайских отношениях

Цифры погибших в узбекском Андижане пугают, а международная реакция на события озадачивает. В то время как глава американской дипломатии Кондолиза Райс в случившемся увидела повод для призывов к политическим реформам, ссылки на эти же события используются Пекином для призывов к сохранению стабильности. Китайцы стараются не раздувать проблему гражданских жертв, ограничиваясь пересказом разъяснений Ташкента, а американцы акцентируют эту тему, отмахиваясь от сюжета о целях и деятельности исламистов.

А ведь совсем недавно американцы били тревогу по поводу деятельности исламистов и рапортовали о поимке или уничтожении боевиков Исламского движения Узбекистана в Афганистане. Теперь же они оказываются глухи к жалобам Ислама Каримова. Явное противоречие между "тогда" и "сейчас", "рядом" и "далеко". Сама Райс дала своего рода философское обоснование подобного подхода. На одной из пресс-конференций журналисты задали вопрос о том, не случится ли так, что призывы Вашингтона к реформам на Ближнем Востоке и другие действия по продвижению демократии в регионе дадут негативный эффект – приведут к распространению не столько демократии, сколько исламизма. Госсекретарь отмела такой подход. По ее словам, статус-кво в регионе уже не удержать – "движение к свободе" неумолимо и уже приносит определенные позитивные результаты. Поэтому лучше поддержать идущий процесс, по возможности направляя его в нужное русло. Нынешние высказывания Райс по поводу Узбекистана не только вписываются в этот подход, но и дают основания для вывода: дестабилизация стран Центральной Азии не пугает Вашингтон, поскольку видится ему как инструмент истории.

В противоположность этому в Пекине только и говорят что о необходимости сохранять порядок и стабильность в Центральной Азии. Там уже убедились в том, что любые волнения в регионе неизбежно бьют по китайским интересам. Такое было в Бишкеке, где раззадоренная толпа без разбору громила лавки и магазины, включая китайские рынки.

Еще до событий в Бишкеке граждане КНР становились жертвами исламистов в странах Центральной Азии, прежде всего в той же Киргизии. Это связывают с тем, что в Центрально-Азиатском регионе действует антикитайское подполье, опирающееся на выходцев из китайского Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР). По существу, это ячейки действующего в СУАР Исламского движения Восточного Туркестана, включенного ООН в список террористических организаций. Известно также, что это движение не только тесно сотрудничало с ИДУ, но и имело с ним общие тренировочные лагеря на территории Афганистана. Вашингтон признал в качестве террористических и "восточно-туркестанских" исламистов и ИДУ, но почему-то не спешит видеть проявления деятельности последнего в самом Узбекистане.

Эксперты по проблематике региона видят в разных оценках проблемы стабильности в Центральной Азии свидетельство соперничества крупных игроков. Ресурсы региона, прежде всего энергетические, заинтересовали многих. В последние годы здесь заметно усилилось присутствие США и КНР. И если Пекин делает ставку на сотрудничество с существующими режимами и традиционно влиятельной в регионе Россией, то Вашингтон умудряется совмещать развитие связей с традиционной элитой с поисками "новых сил". Очевиден расчет на то, что перемены откроют новые возможности для сильного новичка в регионе.

Одна из таких перспектив, по мнению международных наблюдателей, – превращение Центральной Азии в неспокойный регион под боком у стремительно развивающего свою экономику Китая. Вместо фактора усиления китайского потенциала он становится средством его ослабления или по крайней мере отвлечения внимания.




Врагов покупают, друзей продают

19.05.2005. TheGuardian (Великобритания)

Джон Лафленд

Волнения в Узбекистане считают "народным движением", но в результате этих событий может усилиться контроль США над регионом.

Во Франции и в Великобритании слово "Тимишоара" стало символом манипуляций со стороны средств массовой информации. Сообщения о резне в этом румынском городе в 1989 году вызвали серию событий, которые в итоге привели к свержению Николае Чаушеску. В первых репортажах сообщалось о "трех или четырех тысячах убитых", затем цифра увеличилась до 12 тысяч, потом – до 70 тысяч. Только после того, как произошла смена режима, было сказано о том, сколько людей на самом деле погибло во время столкновений в этом городе: менее 200 человек.

Сообщения о других массовых убийствах последнего времени также оказались искаженными. За четыре года судебного процесса над Милошевичем так и не была подтверждена информация о резне в косовской деревне Рачак. Сообщения об этой резне стали главным предлогом для атаки НАТО против Югославии.

Также непонятно, что произошло в пятницу в Андижане. Узбекское правительство говорит о провокациях исламистов. Западные комментаторы обвиняют узбекские власти. Комментаторы также утверждали, что людей заживо варили в кипятке, что не подтвердили две группы медиков, американцы и канадцы, которые проводили вскрытие трупов людей, считающихся жертвами.

Узбекскому президенту Каримову создают имидж скорее проамериканского тирана, чем правителя советской эпохи, поэтому как либеральные комментаторы, так и левые пацифисты "хотят его крови". При этом их поддержка "народного движения" кажется наивной – кажется, они не замечают того, что в Узбекистане действует сеть спонсируемых американцами некоммерческих, правозащитных организаций и средств массовой информации, подобных тем, которые помогли организовать проамериканские "революции" в Сербии, Грузии, на Украине и в Киргизии.

Посмотрите на то, кто является источником информации о зверствах в Андижане: один "оппозиционный журналист" интернет-сайта ferghana.ru. Этот сайт принадлежит организации Institute of War and Peace Reporting, которая финансируется американскими и европейскими правительственными и политическими организациями.

Люди, которые думают, что Каримов – хороший президент, так как его поддерживают США, не понимают направление современной американской политики, когда поддержка оказывается всем силам политического спектра. Поддержка американцами Каримова позволила США приблизиться к властным структурам Узбекистана с целью найти новые кандидатуры на случай смены режима.




Тиранические наклонности диктаторов умерить невозможно

20.05.2005. TheIndependent (Великобритания)

Эдриан Гамильтон

Кровавое побоище в Андижане в прошлые выходные стало самым жестоким расстрелом мирной демонстрации со времен событий на площади Тяньаньмэнь. Тогда по всему миру поднялась волна возмущения, правительства западных стран во всеуслышанье осудили действия китайских властей. Был введен запрет на продажу оружия КНР. Но что случилось дальше? Да ничего. Весь этот шум, поднявшийся в мире, нисколько не повлиял ни на аресты диссидентов и подавление инакомыслия и свободы слова в Китае, ни на политику Запада в отношении Пекина.

То же самое произойдет и после событий в Узбекистане. Мир выразит возмущение и осудит побоище. Зарубежные страны направят в Андижан дипломатов для оценки ущерба. Как мы уже наблюдали вчера, эти представители будут надувать щеки и говорить, что не дадут обвести себя вокруг пальца. Узбекского президента Ислама Каримова заставят сделать несколько символических реверансов в сторону демократии. Но затем он спокойно вернется к прежним репрессивным методам, поскольку это единственный известный ему способ удерживать власть.

Считаете меня безнадежным пессимистом? Вовсе нет. Я просто напоминаю о простой истине: если мы действительно хотим как-то помочь угнетенным и обездоленным, этого не сделаешь простыми заявлениями о приверженности свободе и демократии: одной риторикой не пробьешь скалу реальной власти и эгоистических интересов. Вы можете сказать: тот факт, что президент Буш превратил распространение демократии в основополагающий принцип внешней политики США, по крайней мере дает нам какое-то мерило для оценки политики Запада, и позволяет, при необходимости, призвать Вашингтон к ответу. Кроме того, речь идет не о пустых словах - об этом свидетельствует восторженный прием, который оказали президенту в Латвии и Грузии в начале мая. Какой бы лицемерный и своекорыстный характер ни носила позиция Буша по внешнеполитическим вопросам, его критики не должны закрывать глаза на неоспоримый факт: хорошо, если президент хотя бы провозглашает некие основополагающие идеалы.

К несчастью, как показали события в Андижане, эта риторика носит отнюдь не универсальный характер. Каримов - это Саддам Хуссейн наших дней, и США и Британия поддерживают его по сути по тем же причинам, по каким поддерживали иракского диктатора - потому что он представляет статус-кво, потому что он полезен в качестве стратегического союзника, потому что он предоставил США военную базу, потому что он является одним из важных игроков в регионе, где находятся жизненно необходимые нам сырьевые ресурсы. Было бы неправдой утверждать, что мы отдаем ему предпочтение, потому что он - диктатор, контролирующий свою страну. Но есть все основания говорить, что мы готовы мириться с ним, потому что нас пугают альтернативные варианты - в данном случае, нестабильность, этнические распри и приход к власти исламских фундаменталистов. Кстати, то же самое можно сказать о причинах, по которым мы поддерживаем президента Пакистана Мушаррафа и казахского лидера Назарбаева.

На самом деле адресом свободолюбивых деклараций Буша является ближневосточный регион, и даже конкретнее - страны, окружающие Израиль: по мнению Вашингтона, продвижение этих стран к демократии, а вместе с ним и появление новых свободных рынков, которыми может воспользоваться Америка, распад ОПЕК и признание Израиля арабскими миром, соответствует интересам безопасности и сырьевым потребностям США. Этот политический курс не предназначен для Пакистана и Центральной Азии, или даже Египта и Саудовской Аравии, где американским интересам лучше всего соответствуют дружеские отношения с существующими режимами.

Точно так же обстояло дело и с Саддамом, и, опять же как и в случае с Саддамом, попытки умерить тиранические наклонности Каримова и других диктаторов мира бесполезны. Они удерживают власть, постоянно утверждая ее - так, как умеют. И, если вспомнить недавние события, приходится признать, что интуиция их не обманывает. Кыргызстан - единственная центральноазиатская страна, где произошла смена режима - дальше всех в регионе продвинулся по пути хотя бы частичной демократии.

Если бы только мы научились смотреть на другие страны их собственными, а не нашими глазами, мы могли бы сделать больше полезного - как, я до сих пор уверен, мы могли бы сделать много полезного для Ирака, если бы сразу разглядели истинное лицо Саддама Хуссейна. Ведь мы переживаем один из переломных моментов истории: окончилась целая эпоха и выросло первое поколение, не знавшее Холодной войны, что порождает по всему миру настроения в пользу перемен.

Что это - новый 1789 г., когда революции сметали правящие режимы Европы, или новый 1848 г., когда поднявшаяся по всему континенту волна народных восстаний ушла в песок - нам не дано знать. Но мы точно знаем одно: позиции лидеров советской эпохи, стоящих у руля в республиках бывшего СССР, явно находятся под угрозой. Появление глобальных систем коммуникации и торговли породило брожение, стремление к новому, более справедливому порядку вещей, охватившее большую часть развивающихся стран, в том числе Ближний Восток, Пакистан, и сохранившиеся авторитарные государства Азии.

Однако при этом нам следует учитывать и другое: возможно, последние события и являются проявлением общей тенденции, но в каждой стране они развиваются по-своему. То, что происходит сегодня в Центральной Азии, отличается от событий на Украине и в Грузии. Кроме того - как бы ни пытался Госдепартамент США уложить все происходящее в одно русло - речь идет не только о стремлении к демократии. Волнения в Кыргызстане и Узбекистане связаны не столько с политическими требованиями, сколько с межэтническими разногласиями и материальной обездоленностью людей.

Мы не в состоянии контролировать это развитие событий. Не следует нам и пытаться руководить ими. Но помочь мы можем, если конечно захотим. Для начала стоит прекратить поддерживать диктаторов. В конечном итоге такая поддержка никогда не оправдывает себя. После этого мы могли бы предложить этим странам экономическую помощь и поддержку в области государственного строительства - это больше соответствует потребностям их населения, чем нотации сторонних наблюдателей о том, что для них хорошо, а что плохо.

Мы можем сколько угодно возмущаться лицемерной и постыдной реакцией на события в Андижане - может быть от этого нам станет легче. Но лучше, если бы мы воспользовались этим случаем для трезвого переосмысления нашей 'нравственной' внешней политики, и начали, наконец, осознавать, что мы в состоянии, а что не в состоянии сделать, чтобы помочь угнетенным в других странах.




Как вести себя с деспотом

20.05.2005. The International Herald Tribune (США)

Администрации США следовало бы начать поиски путей, чтобы незамедлительно порвать отношения с Каримовым

19 мая 2005 года. На прошлой неделе президент США Джордж Буш-младший путешествовал по бывшему Советскому Союзу, приветствуя демократические перемены в Прибалтике и Грузии. Однако он был на удивление сдержанным, когда войска убили десятки, возможно, сотни демонстрантов в другой бывшей советской республике, Узбекистане, лидер которой, Ислам Каримов, является особенно репрессивным деспотом в Средней Азии. Первоначальной реакцией Белого дома и Государственного департамента США стало увещевание, грозя пальчиком, демонстрантов, чтобы те выражали свое недовольство с помощью мирных средств. Администрация США не дала совета, какие мирные средства могли бы оказаться эффективными против режима, который (судя по заявлениям все той же администрации) заживо варит диссидентов в кипятке.

Каримов, коммунистический чиновник, который держится за власть с 1989 года посредством грубо сфальсифицированных выборов и референдумов, был в числе первых, кто оценил потенциальную политическую бонанцу от нападений на США 11 сентября. Он разрешил Вашингтону использовать для операций в Афганистане одну бывшую советскую военно-воздушную базу, объявил всех своих противников исламскими террористами и стал дожидаться вознаграждений. В их числе были более 500 млн. долл. США на мероприятия по повышению безопасности; визиты Дональда Рамсфелда и Колина Пауэлла, а также приглашение в Белый дом.

Узбекистан, который Государственный департамент США характеризует как "стабильную и умеренную силу", якобы был одной из тех стран, в которую Центральное разведывательное управление США отправляло своих пленников для допросов и почти наверняка для применения к ним пыток.

Каримов, возможно, подавит протесты в одном из самых бедных районов Восточного Узбекистана и останется во власти. Демонстранты восстали не специально для того, чтобы поменять правительство, как это было в Грузии, на Украине и в соседнем Киргизстане. Их, очевидно, подвигли на выступления суды над 23 членами "Акрамии", мусульманской группировки, которая выступает за экономический успех как ключ к исламскому образу жизни. Это едва ли радикальная повестка, но Каримов жестоко преследует "Акрамию", как и всякую другую оппозиционную группировку. И все-таки сейчас имеется возможность того, что протесты перерастут в более угрожающее восстание, потенциально перекинувшись на Киргизстан, который уже принял волну беженцев и пытается повысить качество своей демократии после свержения в марте нынешнего года своего президента Аскара Акаева. Каримов, в отличие от Акаева, который мирно ушел со сцены, не проявляет никакого раскаяния в связи с расстрелом демонстрантов.

Администрация Буша, позиции которой в мусульманском мире сейчас грозят стать хуже, а не лучше, с запозданием поднимает шум по поводу "неразборчивого применения силы против безоружных гражданских лиц". Однако ей следовало бы начать поиски путей, чтобы незамедлительно порвать отношения с Каримовым.




Считайте Узбекистан одной из промежуточных баз Дональда Рамсфелда

20.05.2005. TheBaltimoreSun (США)

Редакционный комментарий

Пентагон может лишиться своей базы в Узбекистане в результате восстания, особенно исламистского восстания. А именно такое развитие событий может спровоцировать американское военное присутствие в Узбекистане

Американская военно-воздушная база в узбекском Ханабаде является для Пентагона площадкой подскока, с которой военнослужащие и боевая техника перебрасываются по мере необходимости в любую точку центральной Азии. Министр обороны признался, что ему очень нравится эта база. Но в условиях, когда авторитарный режим Узбекистана жестоко и бессмысленно расправляется с инакомыслием, возникает вопрос: а оправдывает ли цель средства?

Соединенные Штаты эффективно использовали Ханабад во время войны в соседнем Афганистане. В то время среди узбеков существовали опасения, что Америка забудет и об этой базе, и о них сразу после падения талибов. Но опасения эти совершенно не оправдались, несмотря на то, что база потеряла свое начальное значение.

Ханабад продолжает играть обеспечивающую роль для вооруженных сил США и НАТО в Афганистане. Но его ценность стала больше потенциальной, нежели реальной. Если под ударами враждебных исламских экстремистов падет правительство Пакистана, Ханабад (и еще одна база в аэропорту Манас, Киргизия) станут стратегическими передовыми постами, единственным путем в Центральную Азию.

Но здесь есть и нечто большее: Иран также находится в зоне досягаемости Ханабада. Если когда-нибудь начнется война с Ираном, эта база будет плотно загружена. Некоторые специалисты заявляют, что американское военное присутствие в Ханабаде заставляет Тегеран действовать гораздо осторожнее в своем противостоянии с Америкой и на самом деле может помочь предотвратить войну.

Вашингтон также поставил во главу угла своей энергетической политики обеспечение постоянного притока нефти и газа из района Каспия и Средней Азии. И в этом плане Ханабад оказывает свое полезное воздействие. И, наконец, на этой базе, прямо в тылу у России и Китая, размещается 1800 американских военнослужащих.

Но вот проблема: Пентагон может лишиться этой базы в Узбекистане в результате восстания, особенно исламистского восстания. А именно такое развитие событий может спровоцировать американское военное присутствие в Узбекистане.

Массовые убийства демонстрантов в Андижане на прошлой неделе вызвали слишком замедленную и слишком осторожную реакцию со стороны администрации Буша. Соединенные Штаты рискуют оказаться на одной доске с непрочными силами коррупции и деспотизма Узбекистана, а не на стороне народа этой страны. А это станет резким контрастом со славными революциями в Грузии и на Украине. "Выдача" содержащихся в Америке преступников Узбекистану, известному своими тюремными пытками, здесь не поможет.

Протесты в Андижане показали, насколько быстро Узбекистан может стать для Соединенных Штатов обузой, а не помощником - если он уже не стал таковой. Америка не должна оставлять наедине узбеков, ей даже не нужно покидать Ханабад (хотя об этом стоит, наверное, подумать). Но ей необходимо отойти от режима президента Ислама Каримова. Каримов - это отрава, и он не приносит своим американским друзьям никакой пользы, разжигая такую ненависть к себе среди людей. Соединенным Штатам просто следует занять правильную позицию.




Устойчивый тупик

20.05.2005. Газета Ру

Беседовал Евгений Натаров

При всей исчерпанности режима Каримова для его смены пока ресурсов недостаточно.

Подавив волнения, узбекская власть наращивает внешнеполитическую активность, для того чтобы не дать сформироваться образу «кровавого режима». Но если социальные противоречия, приведшие к мятежу, не будут последовательно разрешаться, то волнения будут продолжаться. О ситуации после волнений в интервью «Газете.Ru-Комментарии» рассказывает заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин.

– Андрей, как бы вы оценили признаки стабилизации ситуации в Узбекистане?

– Наглядным признаком того, что ситуация стабилизировалась, является то, что иностранных журналистов пустили в Андижан. Железный информационный занавес, который поставил Илам Каримов вокруг этих событий, уже не нужен. Значит, ситуация действительно контролируется центральной властью. По сообщениям ведущих информационных агентств, и российских, и международных, видно, что волна недовольства, которая была в киргизско-узбекском приграничьи, в частности, Кара-Суу, и вчера говорилось об Ахтаабаде, во-первых, оказалась преувеличенной, а во-вторых, даже те выступления и выражение, в первую очередь, социального недовольства сейчас уже сошли на нет. Еще одним признаком того, что ситуация стабилизировалась, является прекращение развертывания новых блокпостов в Андижане и вокруг него и явно отмечаемое наблюдателями сокращение числа военных на улицах. Я думаю, что теперь можно ожидать того, что, очевидно, сегодня, может быть, завтра, из города будет окончательно выведена бронетехника. Даже пресс-конференция, проведенная Исламом Каримовым, говорит о том, что власть взяла ситуацию под контроль, она полностью в себе уверена.

Сейчас на повестку дня у нынешнего политического режима Узбекистана выходит уже не вопрос сохранения стабильности, подавления мятежа, а обеспечения имиджа в информационном пространстве.

Политика направлена на недопущение того, чтобы Ислам Каримов и его ближайшее окружение превращались в мировых СМИ в расстрельную команду. Проблема – в преодолении негативного имиджа, который сложился за эти дни.

– Эти события, скорее, черта режима Каримова или знак его кризиса?

– Я не думаю, что оценивать произошедшее в Андижане следует в категориях кризиса режима.

Хотя, на мой взгляд, Ислам Каримов в значительной мере исчерпал себя в качестве руководителя Республики Узбекистан. Но речь идет о Каримове как о человеке и президенте, но не о режиме.

Я не соглашусь с подавляющим большинством правозащитников в том, что это окончание режима и на пороге стоит смена власти, чуть ли не бархатная революция. Узбекистан – это не Киргизия и уж тем более не Грузия с Украиной. Система, которая складывалась с момента получения Узбекистаном независимости, не является надстройкой, которая не присуща узбекскому обществу и существует вопреки общественному мнению. Власть не удержалась бы на одних штыках и воле Ислама Каримова, если бы не имела широкой поддержки у значительных слоев населения. Я с большой долей скепсиса отношусь к идее демократизации Узбекистана и Ферганской долины в частности. К этому надо стремится узбекскому политическому классу, но не надо слишком торопиться. Массовое сознание там в значительной степени настроено антимодернизаторски. Общемировые ценности здесь не всегда применимы. К ним просто надо идти.

Нельзя сказать, что киргизский пример не сыграл значительной роли для узбекского населения, пытавшегося восстать в Андижане, и для тех, кто организовывал этот мятеж. Лидеры мятежа рассчитывали на то, что события в значительной степени будут идти так же, как в Киргизии. Власть не станет стрелять в народ. С каждым днем ведения переговоров и проведения митинга на центральной площади, увеличения количества людей, высказывающих свое недовольство ситуацией, будет расти, и постепенно власть лишится рычагов воздействия на ситуацию. Чем дольше не задействованы силовые структуры, тем больше они будут чувствовать нежелание подавлять мятеж. Расчет был на то, чтобы тянуть время.

– Подавив недовольство, режим продолжит существовать так же, как раньше?

– Жить, как жили до Андижана, наверное, нынешнему режиму не удастся. Даже если сейчас кризис будет преодолен полностью, не останется ненаказанных мятежников, никто из них не уйдет к Киргизстан и не продолжит борьбу в подполье. Ни для кого не секрет, что кампании социального недовольства, правда, без применения стрелкового оружия, в Узбекистане проходят практически ежемесячно. За последние полгода, по моим подсчетам, в различных районах страны таких выступлений было более десятка.

Социальное недовольство существует, от проблем, которые есть в экономике и в общественной сфере, режиму никуда не деться.

Их надо как-то решать, а возможности, да и желания это делать, по-моему, у нынешней узбекской власти не очень много. Естественно, можно согласиться с тем, что кризис нынешней узбекской власти существует. Но я бы не преувеличивал его масштабов.

Наверное, можно говорить о кризисе так называемой узбекской модели развития. Но это кризис не непреодолим. Власть, в принципе, пытается провести реформу: отпущены цены на хлеб, растут энерготарифы. Принята масса других непопулярных решений. Но проводимая реформа отличается непоследовательностью. Экономические решения просчитываются слабо. Если руководство видит сопротивление населения, то оно пытается поспешно от этого решения отказаться. Нет координирующего центра принятия реформистских решений. Есть группа людей, которых считают реформаторами, но их влияние довольно незначительно. Можно сказать, что Рустам Азимов является фаворитом Ислама Каримова. Он в разное время с разной долей условности считался возможным преемником. Но с тем же успехом можно сказать, что преемником окажется глава МВД Закир Алматов или СНБ Рустам Иноятов.

Этот мятеж не последний. Как бы жестко он ни был подавлен, все равно останутся проблемы и нерешенные вопросы: перенаселения, нехватки ресурсов, в первую очередь, земли и воды.

По сути, в Узбекистане построили позднесоветский государственный капитализм с низовыми элементами рынка, которые на Востоке были и при позднем Брежневе. В то же время соседи – и Киргизия, несмотря на то что это нищая горная страна, и тем более Казахстан – демонстрируют гораздо более высокие темпы экономического развития.

Перенаселенность, безработица, ужасающая коррупция – это гири, которые висят на узбекском государстве. Каримов четко отдает себе отчет: у Узбекистана, как любят говорить чиновники, государства с великим будущем, есть такие ограничители, преодолеть которые стране самостоятельно не удастся. Без внешнего центра, который бы стал спонсором реформ, без нового руководителя, которое не будет нести груза прежних решений, рассчитывать на продвижение не следует.

– Каким, по-вашему, был состав участников выступлений?

– Там были и исламисты, и криминал. В волнениях участвовали разные люди и организации. В Узбекистане ни для кого не является секретом, что Ферганская долина – самый криминализированный регион, в котором не формальные, но авторитетные бизнесмены с неоднозначной репутацией имеют очень серьезный вес – и экономический, и социальный. Они могут значительно влиять на общественное сознание.

Основа их деятельности – это наркотрафик. Но жесткий экономический режим, очень много милиционеров, чиновников, каждому надо дать. За счет жесткости и коррумпированности режима понижается рентабельность трафика. Если бы удалось ослабить жесткость режима, тогда понятно, что рентабельность трафика повысилась бы очень значительно, в несколько раз. Понятно, что, если нет контроля центральной власти, технически гораздо проще и экономически выгоднее проводить караваны через Ферганскую долину в Джалал-Абад, Ош и так далее. Но полностью сводить мятеж к проискам наркобаронов не совсем верно. Это то же самое, что говорить, что там воевали талибы. Но процесс был очень многоплановый, не одномерный. Разные группы участников преследовали разные цели.

Мне кажется, что мятеж окончился так быстро, кроваво и неудачно для тех, кто его затевал, как раз потому, что не было серьезной организации и согласования интересов.

На митинге, который шел до того, как начался расстрел, не было требований отправить Каримова в отставку или других политических требований. Там были сугубо социальные требования, требование справедливости и требование освободить несправедливо осуждаемых по делу «Акрамии».




Диктатура и заложники

23.05.2005. Московские новости

Иван Муравьев (Ташкент)

Чем вызваны массовые беспорядки в Андижане - только ли недовольством населения властями?

Во вторник, когда многие работающие в Узбекистане зарубежные журналисты были уверены, что уже никогда не встретятся с Исламом Каримовым, тот неожиданно прибыл в здание генпрокуратуры на брифинг по результатам предварительного расследования событий в Андижане. Засуетившиеся сотрудники внесли в зал сначала одно кресло, но затем, видимо, предположив, что оно не соответствует статусу главы государства, вкатили другое, более комфортное. Каримов же на него внимания не обратил, сел на первое попавшееся, чем как бы дал понять, что соответствующая положению атрибутика волнует его меньше всего.

Генпрокурор Рашит Кадыров тем временем продолжал оглашать цифры и факты, добытые следователями. Получалось, что вооруженная группа, напавшая на бойцов батальона ППС, завладела 264 единицами огнестрельного оружия и 40 ручными гранатами. Следующий дерзкий налет был совершен на местную тюрьму, где, расстреляв троих сотрудников ГУИН МВД и тяжело ранив пятерых, неизвестные освободили из камер 526 из 734 подследственных и осужденных. Террористы брали заложников, раздавали заключенным оружие. Сформировалась внушительная группа, составляющая, по оценкам генпрокурора, около 200 человек.

События с захватами, перестрелками, стихийными и не очень митингами хорошо известны. Автор этой публикации многое видел своими глазами, включая паническое бегство толпы под градом пуль спецподразделений, преследовавших вооруженные группы...

Не те методы

Через неделю после начала андижанской трагедии уместно задаться вопросом: были ли массовые беспорядки проявлением недовольства населения режимом - или это нечто иное?

Скажем сразу: недовольство есть, и очень серьезное. Вызвано оно в первую очередь отсутствием работы, заработка, произволом властей, высочайшей степенью коррупции. Правда, все это пока не в состоянии подвинуть людей на насильственное свержение власти.

Коренной андижанец Абдумаджид Курбанов не представляет ни одну из демократических неправительственных организаций, но неплохо разбирается в религиозных течениях - включая те, что неподконтрольны власти. Он уверен, что акции неповиновения с применением оружия, захватами правительственных зданий, заложниками и прочими непременными составляющими теракта не могла осуществить религиозная организация "Акромия", члены которой ожидали приговора суда. Не тот масштаб, не те цели, не те возможности. Да и связи "Акромии" со страшными "аль-Каидой" и "Хизбут-тахрир-аль-Исламия" выглядят абсолютно неубедительными. Вот почему генпрокурор не мог привести ни одного доказательства выдвинутой следователями версии.

Тихие американцы

Кто же тогда спровоцировал выход людей на улицу? Аналитики совершенно упустили из виду деятельность в Узбекистане IWPR - Института войны и мира. Финансируемая США, она преследует вроде бы сугубо гуманитарные цели, а представляет ее группа журналистов, периодически публикующих разоблачительные материалы о деятельности режима.

Но весьма мобильные посланники IWPR уже не первый раз как минимум за сутки оказываются там, где происходят беспорядки. Так было в начале мая в Джизаке, где бунтовали фермеры - они посчитали, что власть незаконно отбирает данную в аренду землю.

Так было в Ташкенте, где жители Кашкадарьинской области пикетировали посольство США, требуя политического убежища. Активнее всех освещал акцию IWPR.

Теперь вот Андижан, откуда потоком шла информация об убийствах, беспорядочной стрельбе по мирным демонстрантам со стороны правительственных сил, а мятежники выглядели решительными борцами за светлое демократическое будущее.

Меня могут обвинить в ангажированности или приверженности теории заговора. Однако сопоставление фактов, имеющихся в моем распоряжении, включая обещанное манифестантам вознаграждение (от 1000 до 3000 долларов), дают основания не считать события в Андижане народным восстанием.

Нищие, безработные, бесправные действительно желают, чтобы власть снизошла до их нужд и требований. Именно поэтому они и вышли на площадь, и стали пешками в чужой игре. Но кто же играет по-крупному, не считаясь с жертвами? Вспомним: предоставив военную базу США и допустив американские компании к разработке золотых, нефтяных и газовых месторождений, Ислам Каримов вполне устраивал Вашингтон. Сегодня ситуация иная, влияние США на политику узбекского лидера сведено к минимуму. На минимальном уровне и экономическое сотрудничество Узбекистана с США.

Конечно, в Узбекистане классический авторитарный режим. Но наивно полагать, что это недееспособная диктатура. Каримов прекрасно понимает, что всякая власть, а единоличная тем более, лишь тогда чего-нибудь стоит, если умеет защищаться.




Андижан: как это было

23.05.2005. Gazeta.kz

Игорь Дмитриев

В ночь с 12 на 13 мая 2005 года в Андижане произошли события, которые сразу же оказались в поле зрения мировой общественности.

Несмотря на массу отрывочных сведений из осажденного правительственными силами города, от аккредитованных в Узбекистане иностранных журналистов, складывалась неоднозначная картина.

Разное количество убитых, раненных, пострадавших, десятки версий происшедшего - все это стало возможным из-за того, что запаздывала официальная информация.

14 мая 2005 года Президент Ислам Каримов провел свою первую пресс-конференцию по событиям в Андижане. Но, судя по дальнейшим публикациям в прессе и сюжетам по телевидению и радио, журналисты полного удовлетворения от предоставленной информации не испытали.

Вторая пресс-конференция состоялась 17 мая 2005 года в здании Генеральной прокуратуры, куда дипломаты и журналисты собрались на брифинг генпрокурора. Анализируя не только официальный сценарий событий, но и альтернативные источники информации можно прийти к следующим выводам.

Как все начиналось…

Четыре месяца назад в Андижане началась акция протеста у здания суда, где судили 23 местных бизнесменов. Обвиняли их в принадлежности к экстремистской религиозной группе, именуемой "Акромийлар". Поначалу в акции участвовали несколько человек, но по мере приближения окончания слушаний по делу, количество участников увеличивалось. По некоторым данным, в последние два дня (к среде, 11 мая 2005 года, когда слушания наконец завершились) около суда собрались до трех тысяч человек. Самым удивительным во всей этой акции был уровень ее организованности. Люди собирались через дорогу от здания суда, где стояли скамейки для пожилых людей. Были и организаторы, регулярно раздающие участникам акции продукты и воду. На вопросы представителей иностранных средств массовой информации собравшиеся возле суда отвечали одинаково - это мирная демонстрация.

В ноябре 2004 года из-за экономических проблем вспыхнули волнения на рынках в нескольких городах Узбекистана.

В начале мая 2005 года милиция совершила успешную попытку прекратить протест демонстрантов, которые разбили несколько палаток у здания посольства США.

В ночь с 12 на 13 мая 2005 года, точнее в 00.20 часов, группа вооруженных лиц совершила нападение на батальон патрульно-постовой службы управления внутренних дел Андижанской области, расстреляла четырех дежурных по части, четырех тяжело ранила, после чего забрала 264 единицы огнестрельного оружия, 40 ручных гранат и более 8000 патронов.

Затем, некоторое время спустя, было совершено второе нападение на часть 34-й бригады Министерства обороны. Здесь арсенал группы неизвестных вооруженных лиц пополнился 53 автоматами, четырьмя винтовками и более чем 2000 патронами.

В ходе атаки была захвачена грузовая автомашина "ЗИЛ-130". Пострадали двое военнослужащих, девять получили ранения, один захвачен в заложники.

Около часа ночи захваченной автомашиной "ЗИЛ-130" были атакованы ворота учреждения по исполнению наказания и, проникнув на территорию тюрьмы, напавшие открыли стрельбу на поражение по сотрудникам данного учреждения. По официальным данным, на момент атаки в учреждении содержалось 734 подследственных и отбывающих наказание лица. 526 из них были выпущены на свободу.

Примерно в 2-3 часа ночи группа вооруженных лиц, пополнившая свои ряды выпущенными на волю заключенными, направилась в сторону центра города.

По официальным оценкам, группа состояла из более чем 200 человек на тот момент, когда они начали осаду зданий областного хокимията (администрации), управления внутренних дел и управления Службы национальной безопасности по Андижанской области. Встретив вооруженный отпор из здания УВД, они направились к областному хокимияту.

Около 6 часов утра основная группа вооруженных лиц захватила здание областного хокимията.

По информации Генерального прокурора Рашита Кадырова в ходе брифинга 17 мая 2005 года, подступы к зданию были блокированы автомашинами, отобранными группой в ходе атак. Прокурор также подчеркнул, "что стянутые к зданию хокимията примерно 300-400 человек были использованы террористами в качестве живого щита".

В течение 12 часов после захвата здания хокимията и установления с группой постоянного контакта продолжались переговоры, в ходе которых лидерами группы было выдвинуто категорическое требование об освобождении из тюрем членов одной из ветвей религиозной экстремистской организации "Хизб-ут Тахрир", так называемой "Акромийлар" (по имеющейся информации, лидером "Акромийлар" является Акрам Юлдашев).

Около 20.00 вечера 13 мая, поняв, что узбекские власти и приехавший рано утром в Андижан Президент Ислам Каримов не собираются идти на уступки, вооруженная группа разделилась на три части и попыталась покинуть черту города.

Вечером того же дня массовые беспорядки в Андижане были пресечены правительственными силами.

В субботу, 14 мая, жители Андижана вновь вышли на центральную площадь города, однако на этот раз среди митингующих не было людей с оружием.

…и продолжалось

А вот - хроника того, что произошло в 350 километрах от столицы Узбекистана - Ташкента. Во время этих атак и спустя несколько суток после них в Узбекистане существует одна-единственная тема для обсуждения - Андижан.

Зарубежные информационные агентства, интернет-сайты, независимые журналисты сообщали о разном количестве погибших. В одном из сюжетов российского НТВ прозвучала цифра - более 700 человек. Другими информагентствами назывались цифры от 200 до 500 человек погибшими.

Складывается впечатление, что основным вопросом тех ночных событий стал вопрос о количестве погибших. Узбекские власти в своем первом официальном сообщении известили о 9 убитых и 34 раненных. Конкретной цифры не прозвучало и на пресс-конференции Президента Каримова 14 мая. И только три дня спустя, точнее 17 мая, на брифинге для иностранных и узбекских журналистов в Генеральной прокуратуре из уст главы данного ведомства услышали другую статистику - 169 убитых, в том числе 32 представителя правительственных сил, 3 женщины и 2 ребенка.

В воскресенье, 15 мая 2005 года, жители Кара-Суу собрались у здания хокимията с требованием открыть границу с Кыргызстаном. Когда им было отказано (между Узбекистаном и Кыргызстаном существует визовый режим перехода государственной границы), они подожгли здание местной милиции и налогового ведомства.

Позже толпа жителей этого приграничного города наладила движение по двум мостам, позволящим свободно пересекать границу с Кыргызстаном.

Более 500 человек (по официальным и альтернативным оценкам) перешли границу с Кыргызстаном. По мнению Президента Каримова, "их никто туда не гнал и после перехода государственной границы кыргызскими пограничниками было возвращено более 200 автоматов".

Он отказался признать их беженцами, несмотря на то, что США и другие страны Запада уже начали оказывать им помощь, а ооновское управление по делам беженцев работает на кыргызской стороне.

Вокруг событий фактически организована информационная блокада. Наиболее популярные сайты в интернете были блокированы, функционировали сайты Би-Би-Си, агентства Рейтер, частично узбекский сайт "Трибуна". Российские телеканалы, пользующиеся большой популярностью, с 13 мая были заметно усечены в том, что касается информационных программ. Вместо них вниманию зрителей предлагались концертные блоки.

Объективной информации из узбекских средств массовой информации получить невозможно. Они занимались лишь одним: публикацией официальных сообщений, которых с момента кризиса было два.

Каналы Узбекского телевидения ограничились пространными отчетами о пресс-конференциях Президента Каримова 14 и 17 мая 2005 года.

Что сказал Президент

После бурных событий в Андижане перед всей мировой общественностью встали два основных вопроса:

- на самом ли деле произошел расстрел мирной демонстрации;

- каково количество убитых, раненых и пострадавших.

В контексте этих двух вопросов и необходимо рассматривать все дальнейшие шаги узбекского руководства. Неожиданное появление Президента Каримова на брифинге в Генеральной прокуратуре и его пространное выступление говорит о том, что руководитель страны придает большое значение имиджу Узбекистана, который складывается на Западе под влиянием иностранных журналистов, постоянно и временно аккредитованных в Узбекистане.

Ниже приводим нигде более не опубликованную диктофонную запись выступления Каримова на пресс-конференции в Генеральной прокуратуре в части, касающейся поднимаемой темы:

"У узбеков есть хорошая пословица, которая на русский язык переводится примерно так: "Тот, кто боится, тот первым поднимает руку". Думаю, мои соотечественники меня прекрасно поймут.

Вся эта широкомасштабная кампания, которая началась в средствах массовой информации, особенно, Запада, это не что иное, как попытка опередить события. До того, как будет завершено следствие выдать такую картину, которая бы плотно вошла в сознание широкой общественности Запада. Вот, что хотят сегодня. Создать эту картинку, всем объяснить, что в Андижане произошел расстрел мирной демонстрации и чтобы у каждого обывателя, в Европе особенно, и в Соединенных Штатах и вообще на Западе сложилась картинка: вот какие деспоты, вот какая тирания существует в Узбекистане, что расстреливает мирных людей. Вот, что хотят организаторы этой широкомасштабной кампании, в которую вложили большие деньги. Никто же не говорит, что это за мирная демонстрация, которая, хорошо вооружившись оружием из-за пределов Узбекистана, нападает на милицейскую часть, потом - на регулярную военную часть, забирает до 305 единиц автоматического оружия, сотни пистолетов, гранат, четыре ручных пулемета, нападает на тюрьму и освобождает до 600 заключенных, а потом проводит мирную демонстрацию. Скажите, в голове вяжется или нет? Я как президент не пойму, как это вяжется. Совершив такие зверства, подойдя к военной части, расстреляв офицеров, дежурных, захватывают оружие, потом нападают на тюрьму, освобождают убийц, террористов, выводят их на улицу, а потом якобы проводят мирную демонстрацию. Скажите, господа, уважаемые журналисты, все это вяжется в вашей голове или нет? Все это вам понятно?

Если бы у них не было оружия, кто бы в них стрелял? Кто бы стрелял в людей, которые никому не угрожают? Кто будет стрелять в мирного человека, в руках которого нет оружия? Нет таких людей сегодня ни в одном правительстве мира, чтобы в безоружных людей приказывали стрелять. Откуда у вас такие измышления, откуда они появились? Где вы видели такое правительство?"

На той же пресс-конференции в Генеральной прокуратуре Ислам Каримов увязал массовые беспорядки в Андижане с известными событиями 1991 года в Намангане.

8 декабря того года в Узбекистане были впервые проведены альтернативные президентские выборы, где соперником ныне действующего президента был Мухаммад Салих. Сразу после встречи с общественностью Намангана Каримов выехал в Ташкент. Вот как он вспоминает те события:

"Где-то в пять утра 9 декабря раздается телефонный звонок. Сообщают, что в центре Намангана, здания бывших обкома и облисполкома захвачены огромной толпой и она требует встречи с Президентом Узбекистана. Если говорить сегодняшним языком, это так называемые "восставшие".

Они думали, что я не приеду в Наманган. Но я уже в полседьмого был в Намангане. У меня тогда не было такой охраны, как сегодня.

В городе практически не ходил транспорт, на улицах не было ни одного человека, складывалось впечатление, что город находится на осадном положении. Власть была полностью парализована. Когда я подошел к этим зданиям, их окружала 8-10-тысячная толпа людей. Во внутреннем дворике находились галереи, где сидели до 2 тысяч обкуренных наркотиками и алкоголем молодых людей. Они поднимали руки и кричали "Аллоху акбар!" Внизу на первом этаже поставили микрофон, динамики, где и вещал тот самый Юлдашев, который сегодня скрывается где-то в Пакистане. Рядом стоял Намангани и они вместе призывали молодых людей к восстанию.

Они отсекли от меня сопровождающих, и я один подошел к Юлдашеву. Прервав его речь и отобрав микрофон, обратился к толпе: вот я президент, вы хотели со мной встретиться, я пришел, скажите, что вы хотите. Им сказал следующее: я такой же мусульманин, как и вы все. Какие у вас есть ко мне вопросы? Они требовали, чтобы именно в Намангане я объявил Узбекистан исламской республикой.

Мы собрали 10 их представителей, зашли в соседнее здание, а в результате все растворилось и практически ни одно их требование так и не было выполнено. Корреспондент НТВ, ничего не зная об этом, опошляет все и делает какие-то умозаключения и заявления, ничего общего с реальностью не имеющими. Весь смысл ее выступления заключается в том, что на улицах Андижана была мирная демонстрация, а правительственные силы расстреляли эту демонстрацию. Мало того, она заявляет, что эта мирная демонстрация хотела лишь встретиться с Президентом Узбекистана. Может она не знала о том, что во время недавних событий я был в Андижане. Может она не знала, что, приехав где-то 15-20 минут восьмого утра 13 мая, уже в 8 утра начались переговоры, длившиеся 9 часов. Они велись от имени Президента, от имени Каримова. Переговоры вел министр внутренних дел Алматов и руководитель администрации области Бегалиев. Каждое их предложение сначала согласовывалось со мной, потом мои предложения передавали их, так называемым, формальным лидерам. Поэтому все эти попытки сочинять различные сценарии обречены. То, что произошло в Андижане 13 мая, очень напоминает сценарий, который был разыгран 8 декабря 1991 года".

Сторонний взгляд

С другой стороны, реакция мировых центров глобальной политики вызывает различную реакцию у наблюдателей. Позицию США четко обрисовал официальный представитель Государственного департамента Ричард Баучер: "Разумеется, мы осуждаем неразборчивое применение силы против невооруженных мирных жителей и глубоко сожалеем о гибели любого числа людей".

Государственный секретарь Кондолиза Райс заявила, что "сейчас главными заботами являются поощрять каждого воздерживаться от дальнейшего насилия, помочь беженцам, которые устремились из Узбекистана в Кыргызстан, и попытаться прямо сейчас разобраться с последствиями этих проблем".

И добавила: "Мы призываем правительство Ислама Каримова провести реформы, сделать систему более открытой".

Министр иностранных дел Великобритании Джек Стро осудил власти Узбекистана за использование силы против демонстрантов в Андижане.

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров обвинил в причастности к акциям протеста в Андижане афганских талибов.

Действующий председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Словении Димитрий Рупель выразил глубокую озабоченность в связи с недавними событиями в узбекском городе Андижане, откуда поступили сообщения о применении огнестрельного оружия против демонстрантов. Он заявил, что обе стороны прибегли к насилию, и что некоторые манифестанты действовали незаконно, освободив из тюрьмы многочисленных заключенных и напав на полицейский участок. Рупель согласился с объяснением правительства Узбекистана, которое сочло, что имело дело "с бандой террористов".

США, Россия и Евросоюз, даже признавая факт применения силы против демонстрантов, почти в один голос заявляют о существовании силы, которую Ислам Каримов назвал на пресс-конференции 14 мая 2005 года "радикальным исламом". Не только о существовании, но и о ее активном участии в андижанских событиях.

Так что выводы редактора международного отдела российской газеты "Известия" Максима Юсина в статье "Каримов без ислама" четко отражают не очень бурную реакцию стран, от которых в мировой политике зависит многое.

В своей статье Юсин пишет: "Ни Россия, ни Запад не спешат осуждать Каримова и его спецслужбы, не заявляют о поддержке "восставшего народа". К узбекской "революции" в мире относятся совсем иначе, чем к грузинской, украинской или киргизской. И, если вдуматься, никакого парадокса в этом нет. Все дело в том, что мятеж в Андижане возглавили не светские политики, как в Тбилиси, Киеве или Бишкеке, а люди, имеющие репутацию исламистов. Люди, напоминающие не Виктора Ющенко и уж тем более не Розу Отунбаеву, а афганских или чеченских полевых командиров".

И продолжает: "Такую революцию окружающий мир боится. На эксцессы при ее подавлении он готов закрыть глаза. Победы узбекских исламистов - пусть даже "умеренных" - не хотят ни в России, ни на Западе. Авторитарный, но светский Каримов - наименьшее зло как для соседей республики, так и для Соединенных Штатов, разместивших на ее территории свои военные базы".

Как заявил на пресс-конференции в Генеральной прокуратуре Президент Каримов, умеренных исламистов в природе просто не существует, при этом пошутив, что "женщин наполовину беременных не бывает".

На той же пресс-конференции события в Андижане были охарактеризованы Президентом Исламом Каримовым как "трагедия Узбекистана, трагедия нашего народа".

Он сказал: "Поверьте мне, я не меньше, чем любой человек в Узбекистане, даже те родители, которые переживают за своих убитых детей, переживаю. Это трудно передать словами, но, поверьте мне, что я говорю искренне".

По его словам, в Андижане наступила полная стабилизация. Работают рынки, магазины, транспорт.

Каримов особо подчеркнул: "Естественно, любая мать или отец, потерявшие детей, будут говорить о том, что стреляют всех подряд. Но в Андижане сегодня полный порядок, я это заявляю как Президент".




«Сами разберемся»

27.05.2005. Новые известия

Мехман Гафарлы

Hезависимого международного расследования событий в Андижане не будет

Президент Узбекистана Ислам Каримов, предварительно посоветовавшись с китайским руководством, заявил, что «независимого международного расследования событий в Андижане не будет». Это стало официальным ответом Бишкека на требования Евросоюза и Совета НАТО объективно разобраться в причинах трагедии.

Заявление Ислама Каримова вчера разместило на своем сайте национальное информационное агентство Узбекистана «УзА». «Узбекистан – независимая страна. Она имеет свой конституционный строй, правительство, избранный народом парламент, президента. Почему кто-то должен приезжать со стороны и проводить расследование?» – сказал Каримов. По его словам, сотрудники представительства ООН, ОБСЕ в Ташкенте могут посетить место событий, побеседовать с людьми, но узбекские власти не допустят, чтобы эти международные организации начали собственное расследование андижанских событий.

Заявление весьма категорично. Это отмечают многие наблюдатели, замечая при этом, что уверенность в правильности собственной позиции у Ислама Каримова появилась после пекинских встреч. Известно, что правительство Китая поддержало позицию узбекского руководства в андижанских событиях. Мнение Пекина и Бишкека по части «сильной руки» и ее роли в обеспечении региональной стабильности полностью совпали. В знак благодарности за поддержку Ислам Каримов подписал с руководством КНР соглашение о долгосрочном сотрудничестве в области разведки и добычи узбекской нефти. Раньше Каримов упорно не хотел пускать иностранных инвесторов, особенно китайских, в нефтегазовую отрасль Узбекистана, но теперь решил открыть для Китая стратегические кладовые в обмен на сохранение с помощью новых друзей собственной власти. Пекин не остался в долгу, пообещав инвестировать в экономику соседей 1,5 млрд. долларов.

В Пекине рассматривают Узбекистан как серьезного партнера, от которого зависит стабильность на западных рубежах КНР.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ