Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №169(15.05.2007)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

КАЗАХСТАН



Концы с концами будем сводить без конца

30.04.2007. Новое поколение (Казахстан)

Сергей Козлов

Происходящее на нашем финансовом рынке и вообще с нашими финансами иначе как сюжетом из водевиля не назовешь. И можно было бы над ним посмеяться, если бы дело не касалось денег и благосостояния каждой казахстанской семьи, ее настоящего и будущего.

Помнится, совсем недавно так называемое "укрепление тенге" преподносилось нам как чуть ли не признак стремительного роста национальной экономики и повышения народного благосостояния. Однако довольно быстро это "укрепление" стало широким массам все более понятным, и теперь уже даже самый рьяный пропагандист официального экономического курса не возьмется его называть достижением нашей экономики и финансовой системы.

Теперь, наверное, ни у кого нет никаких вопросов относительно того, почему тенге растет по отношению к доллару или почему растут активы наших банков, которые регулярно и бодренько рапортуют о баснословных прибылях. Этот "рост" (а, точнее, поток нефтедолларов из-за высоких цен на углеводороды) теперь обеспокоил даже правительство, которое на этой неделе заявило о "непростом диалоге с отечественными коммерческими банками относительно рисков, связанных с их большими внешними заимствованиями". Иными словами, банки берут займов за рубежом немерено, потому что дают. А дают потому, что у нас есть нефть. Все очень просто.

В результате внешние займы казахстанских банков уже приблизились к объему валового внутреннего продукта страны. Или, иначе, "под нашу нефть" дают столько, сколько наши банки захотят. А хотят они все больше. Куда же эти заимствования идут? - вопрос более чем закономерный. Ведь помимо роста инфляции приток иностранной валюты, способствующий якобы "укреплению тенге" (а, точнее, еще большему его обесцениванию), должен, наверное, стимулировать и рост национальной экономики, особенно той ее части, которая так остро нуждается в инвестициях, инновациях, новейших технологиях, пополнении компетентными кадрами?

Наверное, должен, но не обязан. На этой же неделе эксперт Международного валютного фонда, директор его департамента по странам Ближнего Востока и Центральной Азии Мохсин Кан вдруг огорошил: темпы роста инвестиций в Казахстане отстают, мол, от желаемого уровня для обеспечения, в свою очередь, высоких темпов экономического роста в целом. В связи с этим г-н Кан считает необходимым дальнейшее проведение реформ, направленных на поощрение иностранных и внутренних инвестиций. При этом необходим, по его мнению, рост именно "внутренних, отечественных, инвестиций".

Выходит, что наших же инвестиций, отечественных, экономика видит явно недостаточно. При всем при том, что денежных знаков, как говаривал незабвенный Остап Бендер, бродит по стране много, ну очень много. Так много, что даже правительство неспособно осваивать всю эту бумажную массу. Деньги, что называются, остаются даже при тотальной, системной коррупции в стране, даже при условии абсолютно неконтролируемого, массового "проедания" нами наших природных ресурсов. А экономика по-прежнему нуждается в деньгах.

В этом-то и есть водевиль - "забавная" история о том, как один берет и берет в долг у другого под залог, что заплатит третий. И при этом первый постоянно убеждает третьего в том, какие они вместе богатые, умные и успешные. Но бесконечно ни один сюжет продолжаться, как известно, не может, так что главная потеха впереди. И, судя по всему, уже довольно скоро.




Макаронный прорыв Казахстана

01.05.2007. Зона.кz

Балта Керей

Недавно власть генерировала очередную красивую идею – определить 30 корпоративных лидеров для реализации прорывных инвестиционных проектов. По замыслу идеологов власти эта заветная тридцатка должна стать локомотивом вхождения страны в пятидесятку развитых стран мира. Тем самым, обновленный пока неизвестно чем и как Казахстан должен осуществить экономический прорыв в 21 век. По этому поводу в южной столице за круглым столом Нурсултан Назарбаев собрал лидеров отечественного бизнеса – счастливых претендентов на путевку в этот престижный клуб. Среди них и “гордость” Казахстана - четверка миллиардеров из журнала “Форбс” - господа Машкевич, Ким, Кулибаев и Субханбердин.

Хотя вот уже добрых полтора десятка лет власть неустанно твердит об экономических реформах и диверсификации экономики, запускает десятки различных программ, но пока что “воз и ныне там”. Экономика как была преимущественно сырьевой, таковой она до сих пор и остается. Что напоминает поговорку о халве.

На наших глазах один кабинет министров тихо сменяет другой, а с ними идет череда красивых идей. За последние пять лет кабмин сменился трижды. У “продукта” эстафету перенял “крепкий хозяйственник”, теперь вот настал черед и “верного помощника”. Как правило, меняется только верхушка в лице главы правительства, а основная часть министров сохраняет за собой портфели. А с ними остается и принцип работы. Новый проект помпезно презентуется, обсуждается, забалтывается и постепенно забывается. Особенно по количеству принятых и не реализованных госпрограмм отличился кабинет Даниала Ахметова. Вспомнить хотя бы идею создания кластеров или пресловутую индустриально-инновационную программу. Что-то сегодня не слышно о них. Это говорит о том, что у нашей власти пока что слова расходятся с делами. Правительства в основном занимаются распределением и расходованием доходов из сырьевых отраслей экономики. На большее их не хватает.

Сырьевая составляющая национальной экономики отразилась и на особенностях местной бизнес-элиты. Не прибегая к персоналиям, разделим их на две категории - продавцов природных ресурсов и ростовщиков-банкиров. Увы, Нурсултан Назарбаев не выпестовал отечественных Билл-Гейтсов. Схема бизнеса у нас проста и не замысловата. Банки делают состояния на разнице в процентах, под которые они берут деньги в западных финансовых институтах и теми, под которые они выдают кредиты у нас. Это ложится тяжким бременем на плечи, вернее, кошельки наших граждан. С продавцами природных богатств тем более все ясно. Несколько лет назад Ермухамет Ертысбаев в одном из своих интервью спел осанну управленческому гению олигарха Машкевича. Но много ли ума надо по бросовой цене продавать востребованный глинозем на российские алюминиевые заводы. Или те же ферросплавы, которые на мировых рынках идут влет. Другое дело, если бы в свое время Александр Антонович выкупил павлодарский тракторный завод, реанимировал его и наладил выпуск конкурентоспособных тракторов. Но это дело как затратное, так и рискованное. Тем более, когда можно прибрать к рукам стабильно работающие, прибыльные предприятия.

Не секрет, что во всех городах и весях Казахстана в основе предпринимательства лежит принцип “купи-продай”. К примеру, меня не удивляет, что экс-депутат Мажилиса Владимир Дворецкий является заместителем председателя ассоциации предпринимателей РК. В Павлодаре ему принадлежит здание бывшего ЦУМа, площади которого он сдает в аренду. И это – весь его бизнес. В то же время это не мешает ему постоянно участвовать в предпринимательских массовках, что-то говорить о развитии малого и среднего бизнеса в стране.

В больших и малых городах бизнесмены в основном строят магазины и рестораны. Как будто казахстанцы только и делают, что совершают бесконечные шопинги и веселятся в барах. Вся страна превратилась в один большой базар. В то время как собственно производство занимает скромный сегмент в отечественной экономике. Большая часть товаров народного потребления и продуктов питания у нас завозятся извне, в основном из Китая и России. Казахстан на мировом экономическом рынке играет роль сырьевого придатка развитых стран и рынка сбыта. И как бы ни бить себя в грудь, ни придумывать красивые прожекты, скорее всего, таковой она останется еще надолго, пока в кадровом вопросе будет преобладать корпоративно-клановый подход, пока премьер-министры будут назначаться по принципу преданности, а не по профессиональным качествам.

В технологическом плане наша страна безнадежно отстала и даже отброшена далеко назад. Мы же не можем хвастаться тем, что собираем у себя и технологически и морально устаревшие “Нивы”, от которых даже слабая в автомобилестроении Россия отказалась и впарила ее производство нам.

Так о чем же шла речь на встрече президента с местными “акулами капитализма”? Что дельного предложили они во благо развития национальной экономики? Скажем так, ничего серьезного. Судите сами. Сразу несколько участников встречи, а именно руководители “Народного банка” и “Мангистаумунайгаз” изъявили желание строить цементные заводы. Ничего не скажешь. Казахстан в лице двух столиц (строительство во многих областных центрах строительным бумом не назовешь) стал большой строительной площадкой, и строительные материалы, в том числе и цемент нужны. Но если цены на недвижимость, как прогнозируют многие специалисты, рухнут и строить, как и 10 лет назад станет невыгодно, куда будут девать этот цемент.

Г-н Машкевич грозится понастроить алюминиевых заводов по стране. Но кто будет снимать пенку с них? Много ли сегодня имеет бюджет страны от АО “Алюминий Казахстана”? И каков будет доход государства от строящегося электролизного завода? Кстати, стоимость этого “прорывного” проекта составляет чуть более 800 млн. долларов. Скажем так, по сегодняшним меркам не сказать что огромная сумма. Если наши банки второго уровня на западе запросто берут миллиардные кредиты, тем самым, увеличивая внешний долг, который достиг уже угрожающих размеров. К тому же строительство данного объекта затягивалось лет восемь. Завод строится по недорогой китайской технологии, и до сих пор имеет массу нареканий со стороны экологов. Вряд ли его мощностей хватит куда-то прорваться. Учитывая, что в соседнем Китае подобных заводов несколько сот. Да и в России производство алюминия поставлено на широкую ногу.

Президент корпорации “Казахмыс” Владимир Ким готов строить электростанции. Но не уточнил, какие – гидро, атомные или ветряные? Опять же, кому он хочет продавать электроэнергию? Для внутреннего потребления или решил вытеснить с рынка России РАО “ЕЭС”?

Нуржан Субханбердин собирается производить… молоко. Ничего не скажешь, продукция нужная. Но не мелковато ли для такого мощного финансового института как “Казкоммерцбанк”? Ведь производством молока могли бы заняться и мелкие предприятия. В том же духе выступил и глава ТОО “Астана Групп” Нурлан Смагулов. Кстати, в этот холдинг входит и фирма “Астана Моторс”. Но пусть читателя название это не умиляет. Никакие “моторс” она не выпускает, а перепродает иностранные автомобили. Он собирается, вернее, предлагает производить макароны, и создать макаронный бренд страны. Чтобы во всем мире Казахстан ассоциировался с макаронами. Решил бросить вызов Италии с ее спагетти. Но в то же время сокрушенно признает, что в одиночку его холдингу этот “прорывный” проект не одолеть. Поэтому потребуется финансовая помощь государства. Только не понятно, если он не в силах наладить производство макарон, то, что он там делал.

Предложение Маргулана Сейсембаева, главы корпорации “Сеймар” и “Альянс-банка” было созвучно с проектами его коллег по бизнес-цеху. Он мечтает создать холдинг по производству мяса.

Таким образом, глава государства несколько часов выслушивал “макаронные” проекты бизнес-элиты страны. Создалось впечатление, что последним было все равно что предложить, лишь бы отстали от них. Действительно, куда можно прорваться с молоком и макаронами? По содержанию данная встреча была похожа на сцену встречи Остапа Бендера с членами тайной организации “Меча и орала”. А вступительное слово президента напоминало одновременно вопрос великого комбинатора: “А что скажет купечество?” и скрытую угрозу: “У нас очень длинные руки!”. Но по итогам встречи стало ясно, что “купечество” не желает вкладывать большие средства в высокотехнологичные и наукоемкие производства, к примеру, в выпуск самолетов, автомобилей, электробытовой и компьютерной техники, медицину и т.д. Стало быть, опасаются? Наверняка они знают истинное состояние экономики республики, которое сегодня напоминает мыльный пузырь. И этот пузырь может в любой момент лопнуть, а с ним и похоронить все наши мечты и красивые идеи, к примеру, вхождения куда-то. В Казахстане бизнес строится не по законам рынка, а по понятиям. Если сегодня ты обласкан власть предержащими, то завтра можешь попасть в опалу. И тогда твоему бизнесу придет полный кердык, а тебя ждет в лучшем случае остракизм, а в худшем – нары. Такими случаями наша новейшая история просто изобилует. И поэтому, дорогостоящие и долгосрочные бизнес-проекты не пользуются популярностью среди предпринимателей. Отсюда и бегство капитала из страны. Хоть куда, в Россию, Грузию, даже в Гондурас, но только подальше от любимой родины, которая сегодня играет роль только “дойной коровы”.




Экономические абиции Астаны

03.05.2007. Российские вести

Виктор Алексеев

По оценке международных экспертов, во внешнеполитической деятельности Казахстана в 2006 году и начале текущего года просматривается повышенное внимание к государствам Центрально-Азиатского региона, а также Южного Кавказа. Как отмечается, Астана стремится к укреплению своих позиций в этой части постсоветского пространства, используя рост макроэкономических показателей и совокупной привлекательности государства.

Полагают, что указанная деятельность Казахстана происходит не без влияния США и ЕС, которые заинтересованы в реализации с участием Астаны ряда проектов по строительству новых маршрутов транспортировки энергоносителей на Запад в обход России, а также в переложении части финансового бремени по реализации своих масштабных планов в этом регионе на Казахстан. В этой связи обращается внимание на то, что представители НАТО и ЕС совершили 16 визитов в Астану в 2006 году, а казахские делегации, в свою очередь, 43 раза выезжали в Западную Европу и США.

Возросшее внимание Казахстана к Туркмении, Азербайджану и Грузии в экспертных кругах рассматриваются как попытки Астаны расширить возможности для экспорта энергоносителей через указанные государства, а также уменьшить зависимость в транзитной сфере от России. В этой связи обращается внимание на заявление президента Нурсултана Назарбаева, сделанное им 9 апреля этого года в интервью ряду республиканских телекомпаний, в котором он заявил, что Казахстан поддерживает со всеми государствами, включая Россию, США и Китай, равные экономические отношения, а в поставках энергоносителей акцент сделан на «чистую прагматику в интересах народа и всей страны». Вместе с тем в оценках наблюдателей указывается, что президент Казахстана старается занимать в этой деятельности «срединную позицию» и не идет на обострение отношений с Россией. Примером выбранной тактики является тот факт, что представители Казахстана в ходе недавних переговоров с поляками проявили интерес к проекту продления трубопровода Одесса-Броды, но только при условии участия в нем России. Астана также рассматривает вопрос о финансировании поддерживаемого Россией строительства трубопровода Бургас-Александруполис.

Касаясь развития отношений Казахстана с Азербайджаном и Грузией, аналитики обращают внимание на активную инвестиционную деятельность Астаны в этих государствах, укрепление позиций в секторе поставок энергоносителей на более перспективные рынки Турции и Европы. В 2006 году инвестиции Казахстана в Грузии составили 152 млн. долларов США и в текущем году будут увеличены в два раза. Казахская сторона участвует в строительстве нефтеперерабатывающего завода в Батуми, создании соответствующей транспортной и портовой инфраструктуры. В порту Поти предполагается сооружение крупного зернового терминала. Аналогичные объекты планируется построить в Азербайджане. Глава правительства Казахстана Карим Масимов во время последнего визита на Южный Кавказ заявил, что деятельность Казахстана в регионе направлена на стабилизацию экспорта казахского зерна, а также энергоносителей.

Международные эксперты полагают, что Казахстан не только усиливает влияние в регионе, но и готовит основу для объединения центрально-азиатских производителей газа. Назарбаев уже давно вынашивает эту идею и может вернуться к ней в 2008 году в период смены руководства России.




Нурсултан Назарбаев: заявка на роль лорда-протектора Центральной Азии

04.05.2007. Фонд стратегической культуры

Аждар Куртов

Геополитическое состязание за преобладание в регионе Центральной Азии, развернувшееся после распада Советского Союза, идет с переменным успехом. В начале 90-х годов националистические настроенные местные элиты добились существенного сокращения присутствия здесь России. Образовавшийся вакуум пытались заполнить другие – внерегиональные – державы. Собственные государственные институты стран Центральной Азии в тот период только создавались, и их самостоятельность была эфемерной. Тогда наибольшую активность по части проникновения в Центральную Азию проявляли две геополитические силы: Запад, представленный, в основном Соединенными Штатами, и исламский мир.

Ислам не сумел сколько-нибудь существенно укрепиться в регионе: длительное пребывание в секуляризованной (атеистической) культурной среде СССР воспрепятствовало резкому переходу к мусульманской культурно-идеологической парадигме. Зато Соединенные Штаты на центральноазиатском направлении сумели достичь многого. Вашингтон получил контроль над рядом наиболее лакомых кусков топливно-энергетического сектора региона, в основном, в Казахстане. Предоставляя щедрой рукой гранты и возможность образования в вузах США и Западной Европы, американцы сумели выпестовать местную прозападную элиту в политике, бизнесе, науке и образовании, в средствах массовой информации. Расчет был, в принципе, верен: прежнее поколение руководителей, воспитанное в советские годы, со временем будет уходить со сцены, а на их место должны выдвигаться молодые люди с другими ценностными установками и ориентациями.

Время – фактор колоссальной важности в общественно-политической жизни. Российская управленческая элита плохо понимает его значение. Когда американцы энергично прибирали к рукам месторождения нефти и газа в Каспийском регионе, российская бюрократия предпочитала оправдывать свою «неповоротливость» рассуждениями о том, что никуда, мол, бывшие союзные республики не денутся и крепкие советские связи могут быть восстановлены в любое время. А между тем за полтора десятка лет выросло новое поколение, для которого эти советские связи – пустой звук, ибо жить в сознательном возрасте в СССР представителям нового поколения не довелось, а в ходе образования они получали о советском прошлом преимущественно негативную информацию.

Помимо фактора времени существует, однако, и фактор пространства. Центральная Азия не граничит ни с Америкой, ни с Западной Европой, но имеет многотысячекилометровую границу с Россией и Китаем. Россия, окрепнув, стала использовать свои конкурентные преимущества в интересах восстановления прежних позиций в Центральной Азии. Схожим образом повел себя и Китай, которого также не устраивала перспектива возникновения у него под боком проамериканских марионеточных режимов. Успешное формирование новой региональной структуры – Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) - в значительной степени помогло нейтрализовать амбиции Западного блока.

В такой ситуации, оказавшись в центре схождения интересов крупнейших мировых держав, лидеры центральноазиатских государств, испытали легкое «головокружение от собственной значимости». Некоторые президенты уверились в том, что бесконечное дипломатическое маневрирование, названное красивым выражением «многовекторная дипломатия», принесет им максимум выгод. Суть данного подхода сводится к попыткам получения дивидендов от «стратегического партнерства» сразу со всеми крупными государствами, имеющими интересы в регионе.

Вновь реанимирована старая идея Союза центральноазиатских государств. Ее инициатором и на этот раз выступил Нурсултан Назарбаев. Посетив в течение первых трех месяцев нынешнего года множество стран, в том числе Германию, Украину, Польшу, Россию, Египет, Назарбаев 9 апреля 2007 года, выступая в Астане по телевидению, заявил: «Самым лучшим был бы Союз центральноазиатских государств, в которые я включаю Казахстан и Среднюю Азию».

Отметим, что казахстанский лидер стал употреблять в своих речах термин «Средняя Азия и Казахстан», хотя именно при его активном участии еще в 1993 году этот расхожий географический термин, повсеместно использовавшийся на протяжении десятилетий, был заменен на другой – «Центральная Азия». Тогда лидеры региона посчитали, что лучше быть не «средними», а «центральными».

Назарбаев ведет сложную игру: он делает заявку на региональное лидерство. Успешное экономическое развитие Казахстана в последние годы в связи с выгодной ценовой ситуацией на мировом рынке углеводородов подвигло казахстанскую элиту к проведению политики экономической экспансии в отношении своих менее богатых соседей. Казахстанские бизнес-структуры сейчас активно приобретают собственность в Киргизии, Таджикистане и даже Узбекистане, руководство которого все 90-е годы конкурировало с Казахстаном за лидерство в Центральной Азии. Так, в беднейшей стране региона – Таджикистане казахский бизнес осваивает добычу серебра и свинца, пытается внедриться в цементную и пищевую промышленность, в энергетику. Есть примеры того, как казахские банки скупают контрольные пакеты акций таджикских банков.

Одновременно Назарбаев пытается получить пост председателя ОБСЕ и предстать проводником политики Европейского Союза в регионе Центральной Азии. В конце марта 2007 года в Астане состоялась встреча «европейской тройки» с министрами иностранных дел пяти центральноазиатских государств. В настоящее время ЕС разрабатывает новую стратегию в отношении Центральной Азии, и Назарбаев пытается подверстать к этому свою «многовекторную дипломатию». Для этого он и позиционирует Казахстан как нечто отличное от остальных четырех государств региона, восстанавливая в отношении последних термин «Средняя Азия».

Выступая с идеей создания Союза центральноазиатских государств, Назарбаев заявил: «Нам сам Бог велел: 55 миллионов населения, нет барьера по языку, взаимодополняемая экономика, на одном пространстве, транспортные, энергетические связи. Этот регион может полностью обеспечить себя продовольствием, полностью может обеспечить себя энергетикой и так далее. Даже рынок самодостаточный был бы. Спрашивается, чего еще надо?». Надо сказать, такая картина далека от реальности: хорошо известно, что в Центральной Азии как раз существуют и этнические, и языковые, и религиозные барьеры. Те же казахи и таджики говорят на языках, относящихся к разным языковым группам, и совершенно не понимают друг друга. Понимание для них всегда было возможным лишь при обращении к русскому языку. Да и экономика региона не является ни самодостаточной, ни взаимодополняемой: она имеет четко выраженную сырьевую направленность; на внешние рынки большинство стран региона предлагают во многом схожий перечень товаров, выступая в этом отношении не партнерами, а конкурентами.

Наконец, Назарбаев не случайно обходит молчанием историю возникновения идеи Союза центральноазиатских государств. Дело в том, что раньше он уже пытался выдвинуть проект центральноазиатской интеграции. В 1994 году был создан ЦАС – Центрально-Азиатской Союз. Объединение оказалось нежизнеспособным. В 1997 году ЦАС переименовали в Центральноазиатское Экономическое Сообщество (ЦАЭС). В конце 2001 года произвели новую перемену: на встрече в Ташкенте ЦАЭС нарекли Организацией Центральноазиатского сотрудничества (ОЦАС). Однако без России у лидеров Центральной Азии дела не шли. Поэтому Назарбаев настоял на привлечении в ОЦАС Москвы сначала в качестве наблюдателя, а затем полноправного члена. Вскоре Россия, оценив бесперспективность продолжения «дипломатического спектакля», предложила более рациональный вариант - ликвидировать ОЦАС и влить его недееспособные структуры в ЕврАзЭС. Это и было сделано в 2005 году.

Новая инициатива казахстанского президента говорит о том, что Нурсултан Абишевич не изменил традиционной восточной хитрости: долго и красноречиво убеждать партнеров в многочисленных выгодах от предлагаемой им сделки, скрывая при этом свой настоящий интерес.




Визит Назарбаева в Кыргызстан: казахский президент демонстрирует дипломатическую мощь

01.05.2007. Еurasianet.org

Джоанна Лиллис

Президент Казахстана стремится превратить свою богатую энергетическими ресурсами центрально-азиатскую страну в силу, стоящую на страже региональной стабильности. В ходе своего недавнего визита в Кыргызстан Назарбаев прельщал его руководство перспективами увеличения инвестиций в страну в обмен на отказ от внутриполитического противостояния.

Назарбаевым движет отнюдь не чистый альтруизм. Он исходит из прагматических соображений: в его интересах предпринять превентивные шаги для защиты экономических интересов Казахстана. Возможно, величайшей угрозой для перспектив казахстанского экономического бума на сегодняшний день является нестабильность соседних с ним стран. Эта тенденция потенциально может превратиться в питательную среду для радикального исламизма, создать кризис с беженцами и/или привести к сбоям в работе существующих экспортных маршрутов. В ходе своего визита в Бишкек 25-26 апреля Назарбаев недвусмысленно дал понять своему кыргызскому коллеге Курманбеку Бакиеву: надо сосредоточить внимание на развитии экономики Кыргызстана, и острота политических проблем постепенно спадет.

"Мы предлагаем опыт развития и модернизации Казахстана, который приходит только в условиях стабильности. Инвестиции не привлечь в нестабильную страну", - отметил Назарбаев в своем выступлении, транслировавшемся на государственном казахстанском телеканале "Хабар". Казахстан "готов вкладывать миллиарды долларов в экономику Кыргызстана", если эта страна продемонстрирует более высокий уровень политической зрелости, добавил Назарбаев.

Неспособность администрации Бакиева принять во внимание это предостережение может привести к самым неприятным последствиям, отметил Назарбаев. В своем интервью каналу "Хабар" и государственному телевидению Кыргызстана Назарбаев занял беспрецедентную позицию и прямо высказался по вопросу внутриполитической ситуации в Кыргызстане и путям выхода из нее. "Первое - это сесть за стол переговоров, второе - уважать власть, которая избрана народом, и она должна применить свою власть, чтобы навести порядок в стране демократическим законным путем", - отметил Назарбаев.

"Третье - если первое и второе не принимается, у Кыргызстана остается альтернатива стать таким, каким был в свое время Афганистан – беспорядки, власти нет, кто что хочет, то и делает, экстремизм, терроризм, наркотрафик. И все это будет здесь. Это будет анклав нестабильности - продолжил Назарбаев. - Неужели это кому-нибудь действительно нужно? Я бы не пожелал такого кыргызскому народу".

В виде поощрения Назарбаев предложил предоставить Кыргызстану гуманитарную помощь в размере 100 млн. долларов, а также поставки пшеницы и топлива. Казахстан уже и без того является крупнейшим инвестором Кыргызстана, в который им вложено 300 млн. долларов, что составляет 30 процентов от общего объема инвестиций в эту страну. Торговый оборот между двумя странами в 2006 году составил 400 млн. долларов США, и есть возможности для развития экономического сотрудничества, отметил Назарбаев, приведя в качестве примера деловые интересы Казахстана в Грузии.

Для привлечения дальнейших инвестиций из Казахстана, Кыргызстану придется не только стабилизировать политическую обстановку в стране. Президенту и парламенту в Бишкеке будет необходимо совместно поработать над принятием законодательства, гарантирующего права инвесторов. В пылу борьбы за власть Бакиев и его оппоненты в парламенте по большей части игнорировали свои обязанности по выработке и реализации политической линии. В отчете под названием "Перспективы развития азиатского региона на 2007 год" Азиатский банк развития указывал на политическую нестабильность в стране как фактор, "отвлекающий [кыргызские] власти и препятствующий проведению в жизнь структурных реформ, в том числе принятию экономических законов первостепенной важности".

В ответ Бакиев сообщил Назарбаеву, что торгово-экономическое сотрудничество с Казахстаном является одной из главных внешнеполитических приоритетов его администрации. Бакиев признал имеющиеся недостатки в инвестиционном климате Кыргызстана и заявил о своем твердом намерении ликвидировать законодательные пробелы, лежащие на пути привлечения в Кыргызстан иностранного капитала. В дополнение президенты подписали совместное заявление, призывающее к расширению политических и экономических связей между странами. В частности, в заявлении говорилось о необходимости более тесного сотрудничества в области борьбы с терроризмом, организованной преступностью, наркоторговлей и незаконной миграцией. В нем также содержался призыв к совместным действиям по "предотвращению угрозы независимости, суверенитету и территориальной целостности обеих стран".

Назарбаев и Бакиев достигли договоренности в вопросе учреждения межгосударственного совета для обсуждения вопросов, представляющих двусторонний интерес. По мнению некоторых региональных экспертов, создание этого совета является шагом на пути создания Центральноазиатского союза – проекта, который в последнее время продвигает Назарбаев.

Был и один конкретный результат визита Назарбаева – создание совместного предприятия с участием государственных компаний Казахстана, Кыргызстана и России. Ожидается, что новое предприятие завершит строительство двух гидроэлектростанций на реке Нарын – "Камбарата-1" и "Камбарата-2", сообщило ИА "Kazakhstan Today".

Аналитики в Казахстане в целом высоко отозвались о поездке Назарбаева, назвав ее дипломатической победой Казахстана и лично президента, которая работает на его имидж влиятельного игрока в международной политике и, возможно, на будущее заявки страны на председательство в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в 2009 году. "Я думаю, что одной из приоритетных задач этого визита было продемонстрировать возможности Казахстана как лидера в Центральной Азии, дать понять международному сообществу, что Казахстан стремится вкладывать свои ресурсы в политическую и экономическую стабильность соседних с ним стран", - сказал в интервью EurasiaNet Ануар Аязбеков, научный сотрудник Института экономических стратегий – Центральная Азия.

Аязбеков и другие отмечают, что предлагая возможные пути решения политических проблем Кыргызстана, Назарбаев был осторожен и не слишком углублялся во внутренние дела сопредельного государства. "Даже если этот визит планировался с целью оказать поддержку Бакиеву, это было сделано очень осторожно, - считает Аязбеков. - Министерство иностранных дел Казахстана, безусловно, отдает себе отчет, что поддержка какой-то одной политической силы в Кыргызстане может повлечь за собой долгосрочные последствия в случае смены режима".

Первоначально Назарбаев планировал выступить перед кыргызским парламентом, где заседают многие из главных оппонентов Бакиева, но в итоге решил не делать этого. "Несомненно, это было мудрым решением, поскольку в ходе подобной встречи радикально настроенные депутаты могли понять многие острые политические вопросы, беспокоящие политические элиты в Казахстане и Кыргызстане", - сказал Аязбеков.

В результате Бакиев, возможно, выиграл от этого визита даже больше, чем сам Назарбаев, считает директор алматинской консалтинговой организации "Группа оценки рисков" Досым Сатпаев. "Бакиеву это было нужнее в политическом плане. Он хочет показать, что контролирует ситуацию в стране", - отметил Сатпаев.




Три героя "Казахгейта"

06.05.2007. Радио Свобода

Гульмира Исакова

Банк Швейцарии разморозит 84 миллиона долларов США, принадлежащие казахстанскому народу. Часть денег будет направлена на проекты для детей из бедных семей. Об этом заявили 4 мая во Всемирном банке. Банк согласился содействовать правительствам Казахстана, Соединенных Штатов Америки и Швейцарии в создании независимого фонда в Казахстане. Фонд будет носит казахское название “Бота”.

Агентство Ассошейтед пресс в сообщении из Бёрна подчеркивает, что речь идет о взятке в 78 миллионов долларов, которая предназначалась для трех высших руководителей Казахстана. Министерство иностранных дел Швейцарии говорит, что деньги были заморожены в 1999 году по просьбе Соединенных Штатов Америки. По всей видимости, за эти годы на эту сумму начислены банковские проценты и теперь сумма выросла до 84 миллионов долларов. В казахских деньгах сумма составит примерно 10 миллиардов 80 миллионов тенге. Прокурор США Майкл Гарсиа сказал, что Всемирный банк уполномочен провести техническую помощь Казахстану в улучшении его финансового менеджмента. Менеджер Всемирного банка в Казахстане Сергей Шаталов сказал в интервью Радио "Азаттык", что они готовы создать прозрачный механизм использования средств:

- Фонд должен иметь свой устав, должен иметь свое руководство. Такое операционное, где будет расписано, как конкретно осваиваются эти средства. Будет предоставлено техническое содействие для создания, для отбора совета основателей фонда. Должен быть создан независимый надзорный совет, который будет удостоверивать, что средства используются в соответствии с назначением фонда, в соответствии с устоновленными, прозрачными, ответственными правилами использования финансовых стредств. Мы будем обучать кадры, которые будут заниматься собственно освоением этих денег. Всемирный банк не является управляющим этого фонда, мы просто предоставляем услуги по обеспечению высокого качества использования этих средств.

Агентство Рейтер в сообщении из Алматы утверждает, что речь идет о деньгах, предназначенных, по всей видимости, президенту Назарбаеву в качестве взятки от американских компаний, в том числе от компании "Мобил" через нью-йоркского посредника Джеймса Гиффена. Но сам суд по этому делу идет черепашьими шагами, Гиффен и казахское правительство отрицают криминальную подоплеку этих подозрительных платежей. Интересно, что Гиффен и казахское правительство валят вину друг на друга. Министерство юстиции США объявило, что 84 миллиона долларов проходят по делу о взятке трем высшим казахским официальным лицам. Но имена их не разглашаются. По мнению независимой журналистки Розланы Таукиной, отрадно уже то, что деньги возвращают народу Казахстана:

- Казахстан признал необходимость истратить эту сумму на детей. Я считаю, что это показательно. Показательно не в том, что Казахстан согласился потратить эти деньги на детей, а в том, что признал, что сумма такая существует, что на нее претендовать кто-то лично из власти не может, и что эти деньги должны принадлежать народу. И вот в этом признании и находится главная соль движения, которая идет в ходе судебного разбирательства “Казахгейт”. Обвинение признало, что это коррумпированные деньги, незаконно перечисленные кем-то и поэтому эти деньги от имени страны просят передать на ситуацию, которая случилась с детьми Казахстана и это уже является признанием.

Дело Джеймса Гиффена уже несколько лет известно международной общественности под названием "Казахгейт". Суть обвинений, предъявленных американскому банкиру Гиффену, служившему в 1990-х годах советником президента Казахстана, состоит в том, что при его посредничестве американские нефтяные компании произвели незаконные выплаты на сумму 78 миллионов долларов на счета высокопоставленных чиновников Казахстана. И вот Всемирный банк готов содействовать правительствам Казахстана, США и Швейцарии в создании независимого фонда, который направит около 84 миллионов долларов США, ныне находящихся на замороженных счетах, на проекты, содействующие развитию детей и молодежи из бедных семей. По мнению пропрезидентского деятеля, депутата парламента Серика Абдрахманова, неважно откуда эти деньги взялись, важно то, что они возвращаются казахстанскому народу:

- Я думаю, это деньги Казахстана, это главное. То что они возвращаются без привлечения кого-то к ответственности, тем более к уголовной, это говорит о том, что деньги заблудились, деньги нашли хозяина - это Казахстан. И они будут использованы на нужды детей, это главное.

В январе 2001 года ряд общественных деятелей Казахстана написал открытое письмо в Конгресс США. Они предложили помощь в расследовании фактов коррупции в высших эшелонах власти Казахстана. Кроме этого в письме говорилось: "Американское правосудие пытается честно выяснить, каким образом при содействии гражданина США Джеймса Гиффена, советника президента Казахстана Н. Назарбаева, сотни миллионов долларов США в течение нескольких лет перетекали через швейцарские банки, карибские компании и фонды, зарегистрированные в Лихтенштейне, на частные счета крупнейших политических деятелей Казахстана?" Среди авторов письма был один из лидеров оппозиции Амиржан Косанов:

- Я считаю, что это верхушка айсберга. Это первый сигнал, первый звонок по поводу возможных шумных, судебных процессов, когда все тайное становится явным. И любой чиновник независимо от его ранга, должности должен знать, что зарубежные банки тоже имеют свой лимит конфиденциальности.

По словам специалистов Всемирного банка, фонд “Бота” будет работать по двум программам. В первую очередь детям из бедных семей будет предоставлятся образовательная степендия. По второй программе будут организовываться различные мероприятия на местном уровне. И все это будет прозрачно, обещают во Всемирном банке. В таких намерениях Всемирного банка правозащитник Евгений Жовтис не сомневается:

- Может быть для чистоты эксперимента было бы лучше, если был бы создан наблюдательный совет с участием представителей общественности, которые бы контролировали, действительно ли эти средства пошли туда, куда они должны пойти.

О судьбе казахстанских денег не раз говорил и лидер казахстанских коммунистов Серикболсын Абдильдин. В возращении 84 миллионов долларов он видит и свою заслугу, потому что семь лет назад Серикболсын Абдильдин писал письма в соответствующие органы США и Казахстана:

- Я считаю, что размораживая деньги, можно делать такие целевые программы общемирового масштаба. Если они думают,что в Казахстане денег много, которые нужно размораживать, то их нужно отдавать адресно на экологию, или для детей, или на другие цели.

Независимым фондом “Бота”, по словам специалистов Всемирного банка, будет управлять неправительственная организация, которую отберут по конкурсу. В фонде будет специальный совет, этот совет будет отбирать проекты.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ