Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №207(28.10.2008)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
УКРАИНА
БЕЛОРУССИЯ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

БЕЛОРУССИЯ



Кризис не пройдет мимо

www.belta.by, 18.10.08

Наталья Вербитская

Едва успел пройти шоковый 2007 год, когда белорусской экономике пришлось приспосабливаться к резкому удорожанию цен на энергоносители, как появился новый повод для беспокойства - мировой финансовый кризис не обойдет стороной Беларусь. Уже в среднесрочной перспективе он может отразиться на объемах экспорта и внешнего кредитования страны. Однако излишне волноваться не стоит - выход всегда можно найти. Главное - быть готовыми к затруднениям и вовремя принять необходимые меры.

Мировой финансовый кризис эксперты прогнозировали еще несколько лет назад. Его приход предвещали нараставшие проблемы на ипотечном рынке США. Все начиналось с того, что американские банкиры активно финансировали строительство домов, кредиты по которым заемщики оказались не в состоянии закрыть. А уже в нынешнем году международные банки были вынуждены списывать многомиллиардные убытки, а инвесторы - выводить свои средства из развивающихся стран.

На первых порах влияние мирового кризиса на Белоруссию оказалось незначительным. Положительную роль сыграли недостаточная развитость белорусской финансовой, в том числе фондовой, системы и довольно слабая интегрированность в мировую экономику. Однако не стоит рассчитывать на то, что Белоруссия и в будущем останется не затронутой кризисными тенденциями. Как отметил первый заместитель министра экономики Петр Жабко, полностью избежать влияния кризиса Белоруссии не удастся. "Кризис, конечно, не обойдет нас стороной, - сказал он. - Мы интегрированы в мировую экономику. Сегодня более 60% производимых в Белоруссии товаров экспортируется. Поэтому вполне возможно, что могут возникнуть небольшие сложности с экспортом нашей продукции".

Белорусская экономика - открытого типа. Поэтому в среднесрочной перспективе мировой кризис может оказать на нее негативное влияние, считает заместитель министра экономики Татьяна Старченко. Это может произойти при замедлении экономического роста в странах - основных партнерах Белоруссии. Кризис на мировом финансовом рынке, в том числе, может повлиять на планы привлечения инвесторов в Белоруссию. По ее словам, в 2007 году большой объем ресурсов в белорусскую экономику привлекался за счет кредитов российских банков, которые в свою очередь для кредитования белорусских предприятий брали займы на внешних рынках.

Важное значение для Белоруссии имеет то, что мировой финансовый кризис значительно затронул Россию - нашего важнейшего торгового партнера. По словам Татьяны Старченко, в результате падения российского фондового рынка за 1 день некоторые российские компании и банки лишились до трети своей рыночной стоимости. В целом, российский фондовый рынок потерял за время мирового финансового кризиса боле 50% объемов своей капитализации. В итоге финансовый кризис может стоить российской экономике до 3% экономического роста.

В связи с тем, что Россия уже испытывает влияние мирового финансового кризиса, возможно временное снижение спроса на белорусские товары на российском рынке. Это может стать сдерживающим фактором развития ведущих белорусских импортеров и экспортеров. Несмотря на это, белорусским предприятиям не следует предпринимать каких-либо действий по уходу из зоны российского рубля, считает директор Института экономики НАН Белоруссии Петр Никитенко "Располагая самым высоким уровнем ликвидности в мире, российский рубль в ближайшей перспективе войдет в состав самых надежных валют мира", - поясняет он.

Не планируется сокращать из-за кризиса и финансирование союзных программ. Как отметил госсекретарь Союзного государства Павел Бородин, наоборот, их финансирование будет увеличиваться, поскольку Белоруссия и Россия находятся в едином экономическом пространстве и тесно связаны в таких сферах, как энергетика, машиностроительный комплекс и другие. В 2009 году союзный бюджет планируется увеличить на 20% по сравнению с 2008 годом.

Как одно из возможных негативных последствий мирового кризиса для Белоруссии эксперты называют ухудшение условий привлечения внешних заимствований, их удорожание и рост расходов на обслуживание внешнего долга Белоруссии. Чтобы избежать кризиса ликвидности, в будущем необходимо ориентироваться на привлечение прямых иностранных инвестиций, а не кредитов и займов, которые увеличивают внешний долг. "Государственные облигации и корпоративные ценные бумаги могли бы стать более предпочтительным источником привлечения капитала в Белоруссию", - считает Петр Никитенко.

Негативным фактором мирового кризиса для Белоруссии является снижение мировых цен на нефть и, соответственно, нефтепродукты, которые составляют более трети экспорта страны. "В результате снижения стоимости нефти следует ожидать не только снижения валютной выручки, но и сокращения объемов поступления в бюджет экспортных пошлин на нефтепродукты, размер которых привязан к мировым ценам на нефть", - сказал он. Кроме того, на фоне кризиса на мировом рынке наблюдается тенденция снижения цен на азотные и фосфорные удобрения. В этой связи можно ожидать уменьшение цен и на калийные удобрения, которые также являются важной статьей белорусского экспорта. Как считает Петр Никитенко, чтобы минимизировать влияние этих негативных факторов, в Белоруссии необходимо продолжить либерализацию финансово-бюджетной политики и совершенствование хозяйственного механизма,

Что касается банковской системы, то на сегодняшний день мировой финансовый кризис не оказал прямого воздействия на банковскую систему страны. "Банковская система Белоруссии работает стабильно. Какого-то прямого воздействия на нее мировой финансовый кризис не оказал. Косвенные воздействия на экономику, безусловно, будут, в основном в виде повышения цены ресурсов при заимствовании на зарубежных финансовых рынках. Пока такое повышение незначительно, но, тем не менее, оно имеет место. Речь идет о 0,5-1%", - отметил первый заместитель председателя правления Национального банка Павел Каллаур.

Косвенное воздействие кризиса в будущем может проявиться в виде незначительного уменьшения (примерно на 1 процентный пункт) доли ресурсов нерезидентов в ресурсной базе белорусских банков. Павел Каллаур предположил, что доля средств нерезидентов в ресурсной базе белорусских банков в 2009 году будет колебаться в пределах 11-13%. "Такое сокращение в целом какого-то значительного влияния на ресурсную базу и ликвидность не оказывает. Пока белорусские банки имеют избыточную ликвидность, которая сформировалась с начала года, что отличает нашу банковскую систему от российской", - пояснил Павел Каллаур. Как отмечает Татьяна Старченко, на сегодняшний день доля иностранных средств в ресурсной базе белорусских банков не превышает 14%. "Это не является критической цифрой. Белорусские банки в состоянии в случае необходимости заместить этот капитал даже при его одновременном выводе", - считает она.

Все возможные негативные последствия мирового кризиса в будущем можно минимизировать, и Белоруссия располагает для этого всеми необходимыми предпосылками. В настоящее время в стране стабильная экономическая ситуация, о чем говорят и итоги социально-экономического развития за девять месяцев текущего года. В январе-сентябре 2008 года ВВП вырос на 10,7%, инвестиции в основной капитал - на 23,2%. В основном это внутренние ресурсы, поэтому "мы делаем шаги, чтобы экономика получила подпитку в виде иностранных инвестиций, прежде всего прямых", отметил министр экономики Николай Зайченко. По его словам, Белоруссия принимает все необходимые меры для того, чтобы в максимальной степени компенсировать возможные негативные последствия мирового финансового кризиса. Анализом ситуации и разработкой конкретных мер по противодействию возможным негативным влияниям мирового финансового кризиса занимается созданная на уровне правительства специальная рабочая группа.

Поиск новых рынков сбыта, инвесторов, дальнейшее улучшение инвестиционного климата позволят в перспективе добиться поставленных амбициозных целей. Белоруссия 18 ноября проведет инвестиционный форум в Лондоне. "Рассчитываем, что это мероприятие послужит толчком для дополнительного привлечения инвестиций в экономику страны, - сказал Петр Жабко. - Невзирая на финансовый кризис, движение в данном направлении должно быть. Мы прогнозируем, что объемы иностранных инвестиций будут расти, поскольку в Белоруссии экономическая и политическая стабильность". Всего в 2008 году в Белоруссию планируется привлечь $7 млрд. иностранных инвестиций против $5,4 млрд. в 2007 году.




Новое расширение Шенгенской зоны в контексте белорусских устремлений

Новая Европа. 20.10.08

Границы внутри Европы, и прежде всего в ее восточной части, всегда обозначались достаточно условно. Начиная с XVIII века Восточную Европу «изобретают» в первую очередь западноевропейские интеллектуалы. Восточноевропейскими конструкторами являлись такие известные деятели просвещения, как Вольтер и Руссо, известные своим антагонизмом. Это свидетельствует о консенсусном восприятии Восточной Европы.

В то время ещё не проводилась граница между поляками и русскими, а разделительная черта между Востоком и Западом проходила фактически по линии раскола Европы после 1945 года. Тогда многие рассматривали эту границу как исторически обоснованную, как цивилизационный рубеж. Однако в Европе уже существовали силы, которые, несмотря на сильные коммунистические и тоталитарные режимы, боролись за преодоление всяческих границ. За годы после мировой войны Европа прошла огромный путь построения различных изоляционистских и ориенталистских концепций – взять хотя бы грёзы о «разрядке». Многие европейские политики находили возможности улучшать отношения с коммунистическими режимами, существование которых обосновывалось историческими и ментальными аспектами.

Для чехов, поляков, эстонцев последнее расширение явилось признанием равенства с немцами или французами, что ещё пятнадцать лет назад казалось маловероятным. Зона деления на «новоевропейцев» и «европейцев старых» номинально перестала существовать, исчезли границы внутри Европы. Теперь, казалось бы, понятие и положение центральной Европы, описанное Миланом Кундерой в фундаментальном воззвании к Западу времен холодной войны Трагедия центральной Европы как пространство забытое и преданное остальной Европой, исчезли. В своей нашумевшей статье Кундера преподносил Центральную Европу как проект альтернативной конструкции Восток–Запад и объединения малых народов между Россией и Германией, рисуя их объединение как объединение народов с высокой духовностью и культурой, народов, которые никогда не были завоевателями и всегда соблюдали многовековые традиции транскультурности.

Как заявил в своей речи, посвящённой присоединению Польши к Шенгенской зоне, премьер-министр Польши Дональд Туск : «Тёмные времена для Европы ушли в прошлое. Граница, которая пролегала между странами и существовала в наших мыслях и сердцах, больше нет. Это день триумфа свободы!».

Однако в своём выступлении нынешний польский премьер упустил, что в Европе так и не исчезли границы, а после вступления в Шенгенскую зону новых стран выросла новая стена: между европейцами – членами ЕС и европейскими странами постсоветского пространства – Беларусью, Украиной и Молдовой, которые, являясь составляющими частями общекультурного европейского наследия, ещё более отдалились от европейского пространства. Вместо того чтобы испытать радость за своих соседей, они могут лишь почувствовать себя «недоевропейцами», непризнанными окраинами европейской цивилизации либо составной частью евразийского российского ареала как российской концепции Восточной Европы.

Кризис идеи Европы

Если говорить об идее Европы для всех европейцев, то после последнего расширения Шенгена европейская идея переживает кризис в глобальном контексте. Последние события можно рассматривать как возрождение «железного занавеса», и граница Европы лишь обрела новые очертания, отделив от себя европейские страны постсоветского пространства и Балкан. Европа для всех европейцев, о которой мечтал основатель панъевропейского движения Куденхове-Калерги, в очередной раз наткнулась на бюрократический эгоизм европейских чиновников и национальных правительств. «Дело объединения Европы всё в большей мере поддерживается бюрократической энергией, порождаемой большим организационным аппаратом, созданным Европейским сообществом и его преемником – Европейским Союзом.

Идея объединения всё ещё пользуется значительной народной поддержкой, но её популярность падает; в этой идее отсутствуют энтузиазм и понимание важности цели. Вообще, современная Западная Европа производит впечатление попавшей в затруднительное положение, не имеющей цели, хотя и благополучной, но неспокойной в социальном плане группы обществ, не принимающих участие в реализации каких-либо более крупных идей. Европейское объединение всё больше представляет собой процесс, а не цель». Процесс, который продвигается, отодвинув цели на второй план.

В настоящее время продолжается дискуссия: где должна заканчиваться Европа и где может заканчиваться свобода передвижения, которую несёт с собой Шенгенское соглашение. Где проходит та граница, на которой расширение должно остановиться? Поэтому идея нецивилизованной, или отличной, Восточной Европы становится вновь популярной. «Новые европейские страны», избавившись от груза прошлого, всё более отдаляются от своих ближайших соседей, оставляя их в зоне российского восточноевропейского концепта. Но самое интересное, что и сами жители Центральной и Восточной Европы имеют комплекс «недоевропейскости», немодернизированности своих культур, своего экономического устройства. Эта позиция выгодна и России, которой концепция Восточной Европы позволяет вырваться за границы евразийских концептов и вспомнить постулат о том, что Москва – Третий Рим, центр притяжения в Восточной Европе. Безусловно, «восточные европейцы» должны отказаться от рассмотрения себя только в контексте западных европейцев, но и, с другой стороны, западным европейцам следует отказаться от ориентализма по отношению к странам бывшего СССР и Югославии.

Что всё-таки сегодня движет европейскими властями: демократические ценности или сиюминутные интересы? Станет ли расширение Шенгена конечной точкой разъединения, либо это временная остановка на пути к последующему новому расширению? Будет ли Европа Европой для граждан, Европой без внутренних границ, или Европа будет разделена на «европейцев» и «недоевропейцев»? Будут ли Балканские страны, Беларусь, Украина санитарными кордонами между Европой и Россией, Азией? Почему в Европейском Союзе больше говорят о переговорах с Турцией: неужели она более европейская, чем Сербия, которая на протяжении многих столетий являлась щитом Европы от той же самой Турции времён Османской империи?

Мало кто в самом начале пути мог подумать, что столь позитивный для европейского строительства Шенгенский процесс вместо разрыва разъединяющих линий воздвигнет новую стену не только для стран бывшего СССР, но и для балканских государств, в первую очередь для Сербии и Македонии. «В самые сложные времена мы могли легко путешествовать в Венгрию, Румынию и Болгарию. Теперь для каждой из них заранее придётся получать визу. Это огромный шаг в противоположную от свободы передвижения сторону.

Круг вокруг Сербии сужается...» – утверждают сербские СМИ. Этот круг может сузиться ещё больше, когда в Евросоюз вступит Хорватия. Особую актуальность тема обособления Сербии принимает после признания независимости Косова, что даёт повод сербским националистам для дальнейшего отдаления Сербии от общеевропейских ориентиров. Есть признание Косова, столь болезненно воспринятое большинством сербов, но нет по настоящему поступательного движения в ЕС, есть Шенген – и опять невиданное для балканцев отдаление от Европы общей. Впрочем, все балканские граждане, как и граждане Украины, Молдовы и России, будут платить за однократную въездную визу 35 евро, а не 60, как мы. Для них также будет упрощена процедура получения виз.

Иллюзорность «третьего пути»

Белорусы оказались в наиболее ущемлённом положении. Стоимость визы 60 евро – это очередной повод для властей и СМИ утверждать, что мы не нужны Европе, что нас там никто не ждёт. Мы нужны лишь Ирану и Венесуэле, которая, кстати, вводит безвизовый въезд для беларусов. Нам с ещё большим красноречием говорят про наш «особый путь», отличный от всех, временами – когда белорусские власти получают очередной кредит – о братстве с русским народом. А о Европе – в лучшем случае в контексте конструктивного сотрудничества между «ними» и «нами». Иногда в белорусском официозе появляется упоминание о Беларуси как центре Европы. Нам указывают наше место, в чьих-то глазах более важное, чем место в Евросоюзе: мы – мост между Россией и Западом.

К сожалению, ни один альтернативный медиа-проект не сможет заменить белорусским гражданам возможность бывать в таких ещё недавно социалистических и даже советских Литве и Польше, видеть, чего достигли эти страны за годы поступательного движения в Европейский Союз. И к «новоевропейским» странам Беларусь также не приблизились, а только ещё более отдалилась. Граждане Чехии, Польши, Словакии даже до вступления в Шенген могли без больших затруднений пересекать границу и видеть, как развиваются западные соседи. Беларусам сегодня ближе концепт изоляционизма, облачённый в оболочку «многовекторного» топтания на месте. И это не только риторика Лукашенко и его окружения, такая риторика присутствует в статьях и выступлениях оппозиционных политиков и независимых исследователей.

Новые шенгенские правила могут усугубить изоляционистские тенденции и усилить влияние российского фактора и ценности гипотетически дешевого газа и нефти. В начале эпохи независимости именно нежелание белорусских элит проводить реформы и неподготовленность геополитической концепции породили особый белорусский путь, и сейчас утопизм этого пути всё более ощущается в белорусском обществе. Похоже, мы вновь будем изобретать свой «национальный велосипед».

Россия уже имеет упрощённый визовый режим, хотя последние выборы по демократичности ничем не уступали беларусским. Так насколько же российский режим может считаться более демократичным? Создаётся впечатление, что на Россию уже не возлагается ни малейших надежд, лишь бы выполняла планы энергопоставок. Но для Беларуси ещё актуальны демократические планки, к которым она должна стремиться, следовательно, ещё не закрылась возможность исправить внутреннюю политику.

Необходимость выбора

Последнее шенгенское расширение поставило много вопросов перед европейцами и будущим европейским единством. Будет ли Европа и дальше усиливать позиции в качестве демократического ориентира для оставшихся вне объединённого пространства европейских народов, демонстрируя преимущества и в тоже время открытость для всех европейцев, или же возобладает концепция углубления без расширения?

Для нас шенгенское расширение обострило многие проблемы, но пока не дало ответов на столь популярный со времен получения независимости вопрос: куда, как и с кем мы идём, и куда мы хотим прийти? Какие устремления и ценности станут ориентиром для беларусских граждан, их правителей и власть имущих?




Тимоти Белл: я не пресс-секретарь Беларуси

Белорусские новости. 20.10.08

Марина Рахлей

Работа пиар-менеджеров тем успешнее, чем менее явная. Из-за полуподпольного характера она, правда, обрастает несуществующими подробностями. Стоило пиар-гуру Тимоти Беллу подписать контракт с белорусским правительством об улучшении имиджа страны на международной арене, как за каждым вторым жестом в сторону Европы официального Минска и президента Александра Лукашенко стали мерещиться ушки британского лорда…

Тимоти Белл знает, что «чем меньше ты скажешь, тем больше споешь». И платят ему не за рассказы о том, каким образом он улучшает имидж Беларуси и ее инвестиционную привлекательность, но за саму работу. Однако в свете наметившегося потепления отношений Брюсселя и Минска его контракт с Беларусью продолжает вызывать интерес журналистов разных стран.

О работе пиар-лорда с нашей страной хотят знать не только белорусские журналисты — ему активно звонят из стран Западной Европы и России. В частности, интервью у Тимоти Белла взяла программа «Главный герой» на НТВ (эфир 19 октября).

— На Западе считают Александра Лукашенко брутальным политиком. А Вы что думаете?

— Это очень понятный и решительный человек, очень сосредоточенный и очень дружелюбный.

— Но в ваших газетах пишут совсем другое…

— Вся разница в том, что они не были в Беларуси, а я был.

— «Последним диктатором Европы» Лукашенко обозвала Кондолиза Райс. Ну, разве это не приговор?!

— Это глупая ремарка, которую все повторяют. Ей бы не помешало самой слетать в Минск и встретиться с ним. А оскорблять за глаза — это слишком просто.

— Многие считают, что он вас нанял не для того, чтобы мириться с Западом. А чтобы подольше быть у власти.

— Слушайте, вы втягиваете меня в сложные интеллектуальные дискуссии, а я не хочу в этом участвовать. Большинство белорусов довольны и счастливы.

— Но есть мнение, что это чудо — за счет дешевых российских нефти и газа.

— Поймите, я не экономист. Вам бы эти разговоры вести с белорусскими министрами.

— Кстати, он может позвонить вам прямо на мобильный?

— Если он хочет, то да.

— Он знает ваш номер?

— Да. Думаю, да. Он же президент и делает, что захочет. Но я не говорю по-русски, и поэтому общаться не так просто.

— Говорили, что идею показать своего младшего сына Колю президенту подкинули вы?

— Нет, я к этому не имею отношения.

— А газеты пишут, что имеете…

— Газеты хотят и информировать, и развлекать, но все время путают эти две вещи. Одни напишут глупость, другие ее копируют.

— Вы знаете о письме Свободного театра Беларуси?

— Едва.

— Да, тут много страниц, они писали вам! (Звучит фрагмент письма, зачитанный режиссером Свободного театра Николаем Халезиным: «Надеемся, Вы взрослый человек, мистер Белл, и понимаете, что графы на пиар-технологии, обозначенные восьмизначной цифрой, в белорусском бюджете не существует»).

— Надеюсь, они получали удовольствие, когда писали это. Меня их мнение не интересует.

— Но это же оппозиция, ее поддерживает Запад!

— Это какие-то люди, которые решили критиковать власть. Они написали в оскорбительной манере, передергивая факты. Я не собираюсь с ними вступать в диалог.

Схожие вопросы не так давно лорду Беллу адресовал и брюссельский портал EUObserver.

Так, по словам Тимоти Белла, фактически мир судит о Беларуси по «импровизации» Кондолизы Райс, в то время как она «не встречалась с президентом Лукашенко и не была в Беларуси». «В Беларуси я с удовольствием общаюсь с простыми людьми. В этой стране — замечательная атмосфера, люди расслаблены. Те, с кем я общался в отелях, барах, ресторанах, не озираются постоянно. Но пресса описывает Беларусь именно так — как Румынию во время Чаушеску», — сожалеет лорд Белл. При этом уточняет, что не покидал пределы центра белорусской столицы и не знакомился с представителями оппозиции или теми, кого Европа подозревает в нарушении прав человека.

«Я не пресс-секретарь Беларуси», — подчеркнул известный пиарщик.

Тимоти Белл многословен в своих положительных оценках: «Белорусские власти очень гостеприимные и доброжелательные. То, как Беларусь и ее властей преподносят в СМИ, по-моему, не имеет совершенно никакого отношения к реальности».

Комментируя прошедшую избирательную кампанию в парламент, Белл заявил, что «успешность выборов оценивается не количеством кандидатов от оппозиции, которые были избраны».

Говоря о своей роли, он счел возможным рассказать только о том, что подсказал Администрации президента пригласить для интервью с президентом Лукашенко влиятельные британскую Financial Times и германскую Frankfurter Allgemeine Zeitung. Пиарщик с удовлетворением отметил «решение президента» фотографироваться перед урной для голосования с младшим сыном Колей.

По словам лорда Белла, основные обязанности Bell Pottinger Group — объяснить официальному Минску и посольству Беларуси в Брюсселе о механизмах принятия решений в Брюсселе и направлять информацию о Беларуси ключевым фигурам евроструктур. «Вопрос не в размещении статей в газетах. Мы пытаемся гарантировать распространение точной информации в Европарламент, Еврокомиссию и так далее», — заявил Белл.

Пиарщик не видит никакой проблемы в том, чтобы одновременно представлять интересы известного оппонента Кремля, бизнесмена Бориса Березовского и Александра Лукашенко, партнера российских властей…

Между тем ситуацию с белорусским подходом к внешней политике он назвал «чрезвычайно сложной». «Власти хотят привлечь внешние инвестиции, хотят, чтобы белорусы свободно путешествовали, чтобы сняли визовые санкции с чиновников, чтобы они могли учиться у других стран. (…) Лукашенко не хочет делать выбор между своими друзьями на Востоке и друзьями на Западе», — говорит лорд Белл.

Пиар-лорд и Bell Pottinger Group оставляют себе скромную роль — рассказывать о работоспособности и гостеприимности белорусских властей и с пониманием дела обеспечивать этой информацией Брюссель. Не менее скромно умалчивается о деталях контракта с белорусскими властями, в частности, его стоимости.

Лорд Белл не подписывает невыполнимые контракты. Возможно, он действительно знает все тайные тропы к сердцу старушки Европы и готов привести туда Беларусь.




Цена «мусорного вопроса»

Республика. 21.10.08

Вера Артеага

Какой  она  будет,  задумываются  еще  до  начала  строительства  белорусской  АЭС.

Любая тепловая электростанция в режиме нормальной эксплуатации приносит вреда экологии куда больше, чем атомная. Это неоспоримый факт. Взять хотя бы объемные золоотвалы от угольных ТЭС, создающие радиационный фон в 5—40 раз выше, чем выбросы АЭС. Повышенное содержание серы в топливе тепловой электростанции — основная причина попадания в воздух десятков миллионов тонн сернистого ангидрида. В довершение ко всему сжигание топлива ежегодно увеличивает концентрацию углекислого газа в атмосфере планеты, рост которого, убеждены ученые, влияет на изменение климата. 

Тем не менее, ТЭС нам привычнее, рассуждают многие. Да и современные технологии сегодня позволяют установить «заслон» вредным выбросам. Это так, комментируют в Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды, только вот чтобы очистить выбросы ТЭС до экологически приемлемых показателей, нужно затратить мощности, которые… фактически равны их приросту. В чем же смысл?

При электрической мощности в 1 ГВт количество выбросов СО2 от тепловой электростанции, работающей на угле, составляет около 7 миллионов тонн, свидетельствуют в специнспекции государственной экологической экспертизы проектов Минприроды, на газе — 3,2 миллиона тонн. На АЭС данный вид выбросов отсутствует.

Нормально работающая АЭС фактически не оказывает воздействия на окружающую среду, отмечают ученые. «При нормальных условиях работы, — подчеркивает заместитель генерального директора Объединенного института энергетических и ядерных исследований «Сосны» НАН Беларуси Николай Груша, — обеспечивается целостность всех защитных барьеров станции, благодаря чему радиационное воздействие на окружающую среду в принципе отсутствует. Оно незаметно на фоне излучений естественных источников радиации, которые присутствуют в любой точке земного шара. Если быть точнее, при нормальной работе АЭС выбросы радиоактивных продуктов в десятки раз ниже, чем от угольной станции той же мощности».

Кроме того, сегодня, проектируя современную АЭС, на безопасности экономить не принято. Еще точнее сказать, что на эти цели закладывается треть средств от стоимости станции. Даже при том что в большинстве случаев система безопасности не используется.

А как же отходы? Без сомнения, они образуются на любой АЭС. Но и эту проблему при правильном подходе можно решить. Так, несмотря на то, что строительство белорусской АЭС еще не началось, этот вопрос уже в зоне внимания.

Кроме того, уже сегодня можно сказать: на серийных АЭС мощностью 1000 МВт образуется до 400—500 кубометров радиоактивных отходов (РАО) в год, в том числе около 0,2 кубометра отходов с высокой радиоактивностью (остальные — средней и низкой удельной активности). Это эксплуатационные радиоактивные отходы и отработанное ядерное топливо (ОЯТ).

«Основная часть радиоактивных веществ, образующихся в результате работы реактора, — поясняет главный специалист сектора ядерных технологий Управления стратегического развития Минэнерго Владимир Высоцкий, —  сконцентрирована в топливе. Поэтому после выгрузки ОЯТ из активной зоны реактора его сначала хранят в приреакторных бассейнах-хранилищах в течение 3—5 лет, после чего оно теряет до 80 % своей радиоактивности».

Сегодня специалисты рассматривают несколько вариантов дальнейшего обращения с ОЯТ: отправить его на радиохимическую переработку (закрытый топливный цикл) за пределы страны, например в Россию, или же оставить на территории нашей страны. Во втором случае потребуются немалые средства на строительство хранилищ (промежуточного либо геологического). Тем не менее, по словам Владимира Высоцкого, в той же Украине считают, что дешевле построить хранилище, чем платить за вывоз этого вида отходов.

К слову, на международном уровне промежуточное хранилище считается полумерой, а вот захоронение в глубокие геологические формации — наиболее надежным способом. По этому пути пошли США, Япония, Россия, Китай и др. страны. «При таком методе захоронения, — пояснил Владимир Высоцкий, — отходы хранят в подземных камерах на глубине нескольких сотен метров в специальных контейнерах, чтобы предотвратить утечку радиоактивных веществ на многие тысячелетия».

Вместе с тем, по словам белорусских специалистов, этот метод очень дорогостоящий. Кроме того, чтобы говорить о создании геологических  хранилищ (ГХ), природные особенности страны должны отвечать требованиям геоэкологической безопасности. Проводимые до сих пор исследования обозначили регионы, подходящие для размещения ГХ высокоактивных отходов (ВАО) — это юг Южной Америки, юг Африки, Аравийский п-ов, юг России и Казахстана, Китай, Монголия и Австралия.

Впрочем, сегодня в мире рассматривается еще один сценарий решения проблемы с ядерными отходами — создание международных хранилищ, которые бы размещались в странах, изъявивших желание принять отходы из других зарубежных государств. В числе преимуществ в сравнении с национальными геологическими хранилищами эксперты видят сокращение числа хранилищ ВАО в глобальном масштабе, возможность совместной экспертизы и т. д. Оптимально расположенные и оборудованные самыми прогрессивными технологиями, убеждены они, международные хранилища могут решить проблему по завершению ядерного топливного цикла и обеспечить сохранность окружающей среды в глобальном масштабе.

Продолжая разговор о белорусской национальной стратегии обращения с радиоактивными отходами и ОЯТ, отмечу, что ее разработка начата и завершится к концу 2009 года. Документ, по словам Владимира Высоцкого, определит четкий механизм обращения с радиоактивными отходами белорусской АЭС.

Пока ясно одно: на выбор стратегии повлияет выбор поставщика оборудования и топлива. У каждого из них — свои возможности обращения с отработанным топливом. «Если Америка вообще не занимается его переработкой, — поясняет Николай Груша, — то группа Areva занимается, но возвращает отходы переработки. ЗАО «Атомстройэкспорт» перерабатывает, и законодательство позволяет долговременное технологическое хранение отходов переработки отработавшего ядерного топлива на их территории».

Тем не менее уже сегодня в Беларуси рассматривается возможность строительства промежуточного хранилища радиоактивных отходов, рассчитанного на 50 лет, в радиусе 30 км от будущей АЭС.

Справедливости ради отмечу: в Беларуси уже есть хранилище радиоактивных отходов, расположенное недалеко от Объединенного института энергетических и ядерных исследований «Сосны» НАН Беларуси. Но оно практически полностью заполнено, так что новый объект как нельзя кстати, ведь он мог бы разгрузить имеющееся хранилище. Говоря о новом объекте, Владимир Высоцкий подчеркнул, что тот будет строиться не только в интересах АЭС, но и республики в целом.




Н. Чергинец: "Документ о Союзном государстве в Москве, его никому не показывают"

Белорусский партизан. 21.10.08

В понедельник председатель Палаты представителей Владимир Попов сообщил, что белорусско-российская рабочая группа наконец подготовила проект Конституционного акта Союзного государства. Еврорадио решило узнать, что там написано, потому что 3 ноября этот проект уже может быть рассмотрен на ближайшем заседании Высшего госсовета Союзного государства.

Николай Чергинец утверждает, что угрозы суверенитету Беларуси этот документ не несёт.

Николай Чергинец: "В первой статье этого Конституционного акта записано, что стороны сохраняют за собой полный суверенитет, территориальную цельность, все атрибуты власти - герб, гимн и флаг, нахождение во всех международных организациях, в том числе ООН".

По словам сенатора, несмотря на то, что работа над документом завершена, много значительных для деятельности Союзного государства пунктов так и остались не прописаны. Например, кто и как будет им управлять.

Николай Чергинец: "Этот вопрос остался открытым. Как и банковские дела, и вопрос единой валюты".

Дальше обсуждать эту тему незавершённости Чергинец не захотел. Говорит, документ не готов и, вероятнее всего, в нём ещё будет много дополнений и изменений. Но познакомиться  даже с этим полуфабрикатом у рядового гражданина будущего Союзного государства пока возможности нет.

Николай Чергинец: "Документ в Москве остался, в рабочей группе. И они его не дают пока. Ведь что с ним знакомить, если это может быть 20-ый вариант. Он вызовет ненужные разговоры на тему, которая ещё не созрела".

Меж тем, тема Конституционного акта Союзного государства уже вызвала обсуждения. Например - касательно ядерного оружия в системе общей белорусско-российской противоракетной обороны. Чергинец утверждает, что его в Беларусь завозить не собираются. И уверил, что окончательное решение о подписке Конституционного акта Союзного государства будут принимать граждане Беларуси и России на референдуме.

Николай Чергинец: "Если Конституционный акт будет одобрен на Высшем госсовете, будет проведён в обоих странах референдум по этому вопросу".

В том, что независимости Беларуси ничего не угрожает, уверен и политолог Юрий Шевцов. Более того, по его мнению, суверенитета у нас после подписания этого акта только станет больше.

Юрий Шевцов: "Если он будет подписан на базе Соглашения о Союзном государстве, то белорусский суверенитет получит больше возможностей для своей реализации относительно России. У нас с Россией так отстроены отношения, что у нас есть внутри России очень много лобистских группировок, которые так или иначе отстаивают белорусские интересы. Если Беларусь получит больше легальных политических возможностей отстаивать их интересы через Союзное государство, будет только лучше".

Согласно проекту этого Конституционного акта, Беларусь и Россия будут иметь общую систему противовоздушной защиты. Но опасности ни в том, что командовать размещёнными на территории нашей страны комплексами ПВО будут из Москвы, ни в том, что они будут укомплектованы российскими ядерными ракетами, политолог тоже не видит.

Юрий Шевцов: "Если создаётся единая система противовоздушной обороны, это означает, что решение об использовании оружия, в случае нападения на Беларусь или Россию, принимает Москва. Так технологично отстраивается. Если у нас единая система ПВО, и это понятно для всех, она будет укомплектована российским ядерным оружием. Ведь когда какая-то цель атакуется большим количеством крылатых ракет, то их не бьют по одной, а просто взрывают на их пути ядерный заряд - и все ракеты исчезают".

И Западу, говорит он, просто придётся смириться с наличием на территории нашей "безъядерной страны" такого оружия. Как и с тем, что Беларуси после подписки акта придётся признать независимость Южной Осетии и Абхазии. Правда, говорит политолог, раньше декабря, когда начнёт работу новая Палата представителей, этого ждать не приходится.

В отличие от оптимистично настроенного Юрия Шевцова, "беловежский зубр" Станислав Шушкевич видит в этом Конституционном акте непосредственную угрозу независимости Беларуси.

Станислав Шушкевич: "Это ещё один шаг к ликвидации белорусской независимости. Но напоминаю, что у нас нет ни легитимного президента, ни легитимного парламента, и все эти шаги для международного сообщества и международного права не играют никакой роли".

Большую обеспокоенность вызывает у политика и вероятность размещения в Беларуси российского ядерного оружия.

Станислав Шушкевич: "Беларусь - безъядерная зона, и это утверждено рядом международных соглашений. Это будет большая агрессивность нашего восточного соседа, если он захочет разместить здесь ядерное оружие. И большей опасности для Беларуси нет. Потому и акт этот - это акт гибели Беларуси и белорусов".

Меж тем все - и политики, и политологи, и сами разработчики Конституционного акта в лице Николая Чергинца - говорят, что до окончательного принятия его ещё далеко. Поэтому не исключено, что он за это время либо потеряется в котомках союзных бюрократов, либо трансформируется так, что превратится в очередную незначительную и незаметную инициативу. Как много других "актов" Союзного государства.




Будет ли экономический кризис в Белоруссии?

www.imperiya.by, 22.10.08

И.Щербаков

Наверное, самая волнующая и обсуждаемая тема на сегодняшний день в мире – мировой финансовый кризис. Мнения белорусских экспертов опять разделились. Либеральные утверждают, что Белоруссии придется несладко, а чиновники пытаются успокоить, что всё будет хорошо.

Конечно, существует мнение о том, что у нас нет фондового рынка, и поэтому бояться мирового финансового кризиса не стоит. Утверждение явно абсурдное, ибо простая экстраполяция проблем развитых стран на экономику Белоруссии некорректна. Проблемы у нас возникнут совсем по другим направлениям и причинам.

Так коснется ли кризис Республики Беларусь?

Да, да и еще раз да. Если не будет принято соответствующих мер, Республике Беларусь в условиях мирового финансового кризиса угрожает дефолт. Об этом пока не говорят вслух, но так оно и есть. Не зря Александр Лукашенко обсуждал экономические вопросы с КГБ. Не с Правительством, не с Национальным банком, не с Министерством финансов, а с КГБ. Ситуация на самом деле серьезная. А как показала жизнь, экономический блок даже в условиях благоприятствующих развитию не смог решить даже текущие вопросы, например, выровнять внешнеторговое сальдо. А тут кризис. И поэтому, видимо, последняя надежда – КГБ.

Не знаю, на что опирались те чиновники, которые утверждали, что кризис не коснется Белоруссии, но единственный гарант финансовой стабильности в Республике Беларусь – это золотовалютные резервы (ЗВР).

Как только ЗВР станут равными нулю, страна не сможет импортировать товары и расплачиваться по валютным обязательствам. То есть обанкротится (дефолт).

Упрощенно:

1. ЗВР растут за счет:

1.1. заемных средств из-за рубежа;

1.2. притока иностранных инвестиций;

1.3. положительного торгового баланса;

1.4. внесения на банковские счета населением наличных валютных сбережений.

2. ЗВР уменьшаются за счет:

2.1. погашения финансовых долгов (кредиты, займы) за границу;

2.2. оттока иностранных инвестиций;

2.3. отрицательного внешнеторгового баланса;

2.4. снятия с банковских счетов населением вкладов в валюте, либо снятия белорусских рублей с последующей конвертацией в валюту.

Состояние значимых параметров на 1 июля 2008 г. в Белоруссии (дата, на которую удалось найти все необходимые сопоставимые данные):

Золотовалютные резервы (ЗВР) составляли 5,5 млрд. долл. (http://www.nbrb.by/statistics/reserveAssets/assets.asp)

Внешний долг - 14,1 млрд. долл., в том числе краткосрочный внешний долг - 8,6 млрд. долл. (http://www.nbrb.by/statistics/ExternalDebt/)

Счет операций с капиталом и финансовых операций - +1,3 млрд. долл. (http://www.nbrb.by/statistics/BalPalBelarus/index.asp)

Счет текущих операций (включает внешнеторговое сальдо) - -1,4 млрд. долл. (http://www.nbrb.by/statistics/BalPalBelarus/index.asp)

Средства предприятий в белорусских рублях - 3 млрд. долл., в валюте - 2,2 млрд. долл. (http://www.nbrb.by/statistics/BroadMoney/)

Вклады населения в белорусских рублях - 3,9 млрд. долл., в валюте - 2,1 млрд. долл. (http://www.nbrb.by/statistics/BroadMoney/)

Зададимся простым вопросом, каковы перспективы изменения этих параметров?

Привлечь внешние заемные средства на сегодняшний день будет достаточно проблематично.

Существуют мнения о том, что с кредитами проблем не будет, они всего лишь будут чуть дороже. Однако если бы дело обстояло именно таким образом, то не приходилось бы просить Россию о стабилизационном кредите. Взяли бы в другом месте. Но, явно, не все так просто. А сегодня еще и кризис мировой грянул. Деньги нужны всем. Вполне вероятно, что кредит вообще можно не получить (за исключением российского). В очереди на крупные государственные кредиты уже стоят Исландия, Украина, Прибалтика и другие страны с высоким уровнем госдолга. Как бы российский кредит не оказался единственной возможностью хоть как-то решить проблему. (В момент написания статьи появилась информация, что Россия выделит Белоруссии 2 млрд. долл.).

Иностранных капиталовложений в достаточном количестве ожидать не приходится. С деньгами сейчас во всем мире тяжело. Как-никак, а этот финансовый кризис сопровождается серьезным кризисом ликвидности. То есть во всем мире имеет место быть элементарный дефицит денег. Следовательно, надеяться на то, что в данной ситуации инвесторы кинутся вкладывать средства в Белоруссию, не приходится. До этого не вкладывали, а в условиях кризиса и подавно не будут. Можно писать программы, можно устраивать форумы, однако необходимого и достаточного результата это не даст.

Еще одной существенной проблемой с инвестициями стало неизбежное падение стоимости белорусских активов. Невзирая на отсутствие фондового рынка, стоимость активов всё равно упала. Конечно, в балансах можно писать всё что угодно, а вот рыночная оценка привязана к мировым тенденциям. Инвесторы всегда будут сравнивать стоимость белорусских активов с аналогичными активами в России и других странах. А в других странах рыночная стоимость снижается (падение биржевых индексов в мире именно это и означает). Следовательно, рыночная стоимость белорусских активов также снижается.

За положительный внешнеторговый баланс Республика Беларусь борется уже давно. И всё безрезультатно. Как был отрицательный, так и остается, да еще вопреки всем усилиям увеличивается в отрицательную сторону. Если не предпринять радикальных мер, достигнуть положительного баланса вряд ли получится.

Множество факторов, особенно в условиях мирового финансового кризиса, негативно влияют на внешнеторговый баланс: падение цен на ресурсы во всем мире (минеральные продукты и продукция химической отрасли составляют половину белорусского экспорта), снижение платежеспособности (следствие кризиса ликвидности) покупателей во всем мире; общее падение мирового спроса в условиях кризиса, грозящее кризисом перепроизводства; рост цен на российские энергоресурсы (в относительном выражении).

Надеяться на то, что покупатели со всего мира рванут покупать «дешевые» белорусские товары тоже не приходится. В условиях значительной ревальвации доллара и жесткой привязки к нему белорусского рубля, цена белорусского товара в глазах иностранного покупателя растет пропорционально росту доллара. А ведь по «модной» традиции зарплаты в республике также привязаны к доллару! И, следовательно, отвязать цену белорусского товара от доллара возможно только после отвязки зарплат от доллара. Любопытно, как это воспримет народ?

Кроме прочего, общемировое падение цен на энергоресурсы отрицательно скажется на состоянии белорусской экономики. Объясняется это просто. В то время, когда Европа покупает газ по 500 долл., Беларусь покупает по 129 долл. Дельта, остающаяся в белорусской экономике, составляет 371 долл. с каждой тысячи кубометров. При снижении цен на газ дельта в абсолютном выражении будет уменьшаться.

Народ к кризисам у нас достаточно чуткий. Как только на горизонте появляются проблемы, сразу бежит в банк, снимает деньги и конвертирует в валюту. Люди, потерявшие деньги в 90-х годах, еще прекрасно помнят, как это бывает, когда деньги в банках заканчиваются, навсегда. Достаточно вспомнить начало 2007 года, когда после очередной «газовой войны» с Россией народ пошел в банки за деньгами. На тот момент банковский кризис удалось предотвратить. Удастся ли сейчас? По крайней мере, декрет, направленный на успокоение граждан, уже есть.

Видно, что по каждому параметру перспективы достаточно мрачные. И это не только перспективы, а уже и реальность. По состоянию на 1 октября 2008 г. белорусские ЗВР составляли уже 4,9 млрд. долл., то есть уже произошло сокращение на 0,6 млрд. долл.

Конечно, НБ РБ последние годы бодро рапортовал о том, что ЗВР постоянно растут, и, следовательно, с финансовой системой всё хорошо. Однако ни размер ЗВР, ни его рост или падение вовсе не имеют никакого отношения к «здоровью» государственных финансов. На самом деле ЗВР растут и тогда, когда государство берет валютные кредиты за границей, то есть это временный прирост до тех пор, пока кредит не придется отдать. Следовательно, имеет значение только соотношение обязательств (включая национальные денежные средства, как внутреннее обязательство государства) и ЗВР.

В текущей ситуации уже только краткосрочные внешние долги превышают ЗВР (на 3,1 млрд. долл.). Это значит, что без привлечения дополнительных ресурсов Белоруссия в краткосрочной перспективе столкнется с нехваткой ЗВР. Предоставление Россией кредита в размере 2 млрд. долл. позволит только перевести долги из краткосрочных в долгосрочные, что существенно стабилизирует ситуацию, однако без дополнительных мер все равно не станет панацеей. Значительных инвестиций ждать не приходится (разве что подоспеет очередной платеж за Белтрансгаз). Внешнеторговый баланс в условиях кризиса без кардинальных мер выровнять вряд ли удастся. А если еще и население подастся в банки за своими деньгами (сумма вкладов так же превышает ЗВР), то коллапс белорусской экономики уже не за горами.

Учитывая уровень госрегулирования можно, конечно, забрать (одолжить) валюту у предприятий, но тогда про капиталовложения можно будет забыть. Да и свободной валюты у предприятий не так много.

Также любопытно и то, что денежная масса (М2 в белорусских рублях) почти в 4 000 (четыре тысячи) раз превышает ЗВР, в то время как курс белорусского рубля составляет всего-то около 2100. То есть проблема краткосрочных внешних долгов усугубляется еще и несбалансированностью курса белорусского рубля. В условиях финансового кризиса возрастет спрос на валюту со стороны держателей белорусских рублей. Следовательно, курс белорусского рубля в ситуации кризиса необходимо будет резко девальвировать. 

Из вышесказанного следует, что для предотвращения кризиса необходимо предпринимать определенные шаги:

1. Изыскать извне в краткосрочной перспективе как минимум 3 млрд. долл. длинных денег (долгосрочные кредиты или инвестиции). Из них 2 млрд. долл. дает Россия.

2. Не допустить снятия населением средств с валютных счетов, а также не допустить снятия средств со счетов в белорусских рублях и последующей конвертацией в валюту (декрет уже есть, однако достаточно ли его будет?).

3. Пытаться выравнивать внешнеторговый баланс. Любыми средствами. Если этого не сделать, то соответствующая сумма прибавится к 3 млрд. долл.

Следовательно, если не принимать чрезвычайных мер, Республика Беларусь банально обанкротится. При всей кажущейся непричастности РБ к мировому финансовому кризису имеет место угроза девальвации национальной валюты и дефолта.

Какие-то реальные решения просматриваются только в российском направлении, да и то при условии внятной смены нынешнего белорусского курса на однозначно пророссийский. Иначе – денег не дадут. (На момент написания статьи появилась информация, что кредит дадут. Следовательно, белорусский курс Кремль вполне удовлетворяет. Ждем признания Южной Осетии и Абхазии; вероятно, введения единого рубля; подписания Конституционного акта…)

Конечно, мировой финансовый кризис коснулся и Россию. Часто приходится слышать, что падение индексов РТС и ММВБ является чуть ли не крахом российской экономики. Смею утверждать, что это не так. Если падение индексов и повлияло, то в большей степени на позиции российских олигархов в списке Fortune и на кошельки операторов финансового рынка. Никакого существенного ущерба российская экономика пока не понесла. Только проблема текущей банковской ликвидности. Говорить о падении российского рубля тоже не совсем корректно, ибо растет доллар, а не рубль падает. Да, имеет место некая кризисная нервозность, которая может повлиять на ситуацию. Но и в России вклады гарантированы. Крайне показательно то, что в России еще никто(!) не обанкротился, в то время как в других крайне развитых странах банкротства стали обыденным явлением.

Будет ли в России экономический спад? Да, будет. Но это в большей степени общемировой спад. И вряд ли экономика России станет лидером падения. В других странах будет не лучше.

Для России более неприятным моментом является падение цен на нефть. Хотя и это, если падение будет не критическим, положительный момент, так как принудит российскую власть заниматься реальной модернизацией экономики, а не проеданием нефтедолларов.

Выводы.

Кризис коснется республики и очень существенно. Существует угроза девальвации белорусского рубля и дефолта. Чем раньше это осознает власть, тем быстрее удастся предпринять соответствующие меры.

Вряд ли найдется решение проблем белорусской экономики и финансов вне российского направления. Однако такие решения требуют обмен экономической стабильности на политические уступки. Какие будут решения и их результаты – покажет время.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2021 Институт стран СНГ