Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №69(15.02.2003)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
ТЕЛЕЦИКЛ «МАТЕРИК»
ФОРУМ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Российское телерадиовещание в Беларуси как индикатор интеграции.

Владислав Лосев (Минск)

Начало 2003 года было ознаменовано для белорусских граждан двумя заметными событиями. Это визит в Минск президента Владимира Путина (19-20 января) и практически полное отключение с первого января российского радиовещания в Белоруссии. Из республиканского эфира решением властей были выдворены три уважаемые и любимые белорусскими слушателями российские радиостанции «Маяк», «Юность» и «Голос России». 7 января белорусские власти прекратили трансляцию ежедневной программы православной радиостанции «Радонеж», а с 1 февраля зона вещания телеканала «Россия» в РБ была ими сокращена на треть.

Особое возмущение среди граждан вызвало устранение из белорусского информационного пространства «Маяка», который у жителей республики еще с времен Советского Союза прочно ассоциировался с единой и великой страной от Буга до Курил. Вот, что, например, пишет  по этому поводу семья Галичиных в минской негосударственной газете «Ва-банк» (20.01.2003 г.): «Мы с женой граждане Беларуси, но нас лишили права выбора, вероломно отключили  р.ст. «Маяк», которая с нами более сорока лет! Поговорив с друзьями и знакомыми мы убедились, что подобное возмущение и негодование испытывают и они.

Почему нас опять не спрашивают, что нам слушать? Почему с нами не считаются?»

По всей видимости наступление на российские электронные СМИ в 2003 году будет происходить со стороны белорусских властей по всем направлениям. Одни вовсе исчезнут в Белоруссии, а вещание других претерпит серьезные изменения.

В частности, по планам Министерства информации Белоруссии  с сентября 2003 года должно начаться так называемое совместное белорусское вещание с телевизионными каналами «Россия» и «Культура». В то же время, опыт подобного сотрудничества белорусского канала ОНТ и  Первого российского канала (ОРТ) показывает, что «совместное вещание» неизбежно выльется в устранение из телеэфира «неудобных» новостных и информационно-аналитических программ как это произошло с программой «Однако» Первого российского ТВ-канала.

Объясняя отключение ведущих российских радиостанций, белорусские власти довольно неуклюже ссылаются на некие экономические причины своих, разрывающих единое информационное пространство действий. Они, в частности, утверждают, что «Маяк», «Юность» и «Голос России» не оплачивали ретрансляцию своих передач в Белоруссии. Трудно сказать, насколько это соответствует действительности, но, например, «голос России»  уже официально опроверг информацию белорусской стороны, сообщив, что исправно все последние годы платил за ретрансляцию своего сигнала. Так что, по крайней мере, эту, вещающую на весь мир радиостанцию убрали из белорусского эфира с нарушением действующего законодательства.

Поэтому, чтобы не утверждали белорусские власти, но решение о  перераспределении вещания в белорусском эфирном пространстве имеет, в первую очередь, политическую подоплеку.

Это подтверждают и новые требования со стороны министерства информации  к российским радиостанциям уже вещающим или планирующим вещать в Белоруссии (помимо отключенных «Маяка», «Юности» и  «Голоса России» – это некоторое число преимущественно музыкальных FM – радиостанций), которые предполагают, что до сорока процентов эфира этих станций должно  быть отдано белорусским новостям, программам и музыке.

Данное драконовское требование белорусского министерства информации фактически делает невозможным вещание в Белоруссии  старейших (еще с советских времен) российских радиостанций, так как трудно себе представить, чтобы уважающие себя «Маяк» или «Юность» согласились пойти на такое усекновение собственного эфира. Фактически белорусские власти хотели бы, используя широко известный и ценимый потребителями товарный знак того же «Маяка», подсовывать слушателям свою далеко не качественную эфирную продукцию.

 Белорусскими властями движет, очевидно, не только желание «нахлебничать» на популярности российских  теле- и радиоканалов, но и плохо прикрытое  стремление максимально ограничить возможности сограждан в свободном получении информации. Так, по данным белорусского Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) в декабре 2002 года для 78,1 процента белорусских граждан основными источниками информации  о событиях в республике  и за ее пределами являлись российские телеканалы. Особенно вводимые ограничения  касаются (как это может показаться ни странным) информации из Российской Федерации. Когда в России  «было все плохо» российские теле и радиоканалы  вещали в Белоруссии на полную мощность, т.к. позволяли ощущать  жителям республики все «преимущества белорусской модели» (за счет чего достигалось тогдашнее относительное благополучие белорусские граждане,  конечно же, не знали) и правильность избранного властями курса. Когда же в Российской Федерации, пусть и с большими трудностями, положение дел стало меняться к лучшему, а Белоруссия наоборот стала входить в полосу социально-экономического кризиса, то свободное получение гражданами «излишней» информации из России показалось кое-кому чреватым неприятностями.

Вообще же после президентских выборов 2001 года в высших кругах белорусской власти произошел т.н. «скользящий переворот», т.е. перераспределение сфер влияния вокруг фигуры президента. Государственную политику стали определять люди глубоко чуждые идеям белорусско-российского  воссоединения. Они смогли убедить А.Г. Лукашенко (по крайней мере на время), что со стороны Запада возможна легитимизация нынешнего главы белорусского государства и признание его притязаний на третий президентский срок в обмен на «укрепление суверенитета» и политическое дистанцирование Белоруссии от России. По мнению ряда аналитиков, нынешними идеологами белорусской власти была предложена система мероприятий призванных показать Западу, в первую очередь США, что при определенных гарантиях с их стороны  белорусской стороной может быть прекращено союзное строительство  и даже сама идея  белорусско-российского объединения может быть пущена под  откос. Эти меры включали в себя не только создание всевозможных препятствий для серьезного прихода российских компаний в Белоруссию и моделирование белорусско-российских политических скандалов, но и резкое сокращение российского информационного присутствия в республике.

Поэтому, прошлогодние скандальные события на союзном поприще (неадекватная реакция на  интеграционные предложения В.В. Путина, скандал с «Газпромом»,  попытка А.Г. Лукашенко нанести визит на саммит НАТО) вряд ли можно считать чем-то случайным.

Однако, как известно, финансовые прения с «Газпромом» завершились признанием белорусской стороной своей задолженности, а «прорыв» в Прагу не состоялся, но вот что касается ограничения российского информационного присутствия в Белоруссии, то здесь, как говорится, все в порядке.

 Белорусские власти целенаправленно проводят в республике антироссийскую информационную политику. Причем, делается все это под многочисленные разговоры о необходимости формирования (полное лицемерие!) единого белорусско-российского информационного пространства.

В этой связи, вызывает недоумение  странная позиция Парламентского собрания (ПС) Союза в вопросе прекращения вещания российских электронных СМИ в Белоруссии. ПС даже не попыталось серьезно разобраться в существе дела и безоговорочно приняло сторону белорусской бюрократии и тем самым проигнорировало интересы миллионов граждан Республики Беларусь, которые к тому же являются еще и гражданами Союзного государства Белоруссии и России. Все это еще раз подтверждает то обстоятельство, что Парламентское собрание не является полноценным парламентом способным выражать общесоюзные интересы.

Что касается визита в Белоруссию (19-20 января) Владимира Путина то пока трудно дать ему сколько-либо объективную оценку, так как если судить по официальной информации то ничего существенного на прошедшем заседании Высшего государственного совета  (ВГС) Союзного государства не произошло. Вначале правда предполагалось, что именно на этом заседании ВГС будет рассмотрена концепция долгожданного Конституционного акта (КА), но проект этого документа как всегда оказался не готов. Сопредседатели же комиссии по созданию проекта КА Геннадий Селезнев и Вадим Попов сообщили президентам, что комиссия работает (который уже год!)  и на 3 февраля намечено ее очередное заседание.

Относительно же введения единой валюты необходимо заметить, что названный президентами срок 1-го января 2005 года не является каким-то прорывным. Более того, этот срок представляется очередным затягиванием процессов создания единого экономического пространства и нет никакой гарантии того, что он спустя какое-то время не будет пересмотрен в сторону увеличения. Единственно, что вселяет хоть какую-то надежду  так это то, что с 1-го июля текущего года решением белорусского правительства предусматривается введение в обращение на территории Белоруссии безналичного российского рубля. В связи с этим, 22 января Александр Лукашенко дал поручение главе белорусского правительства  Геннадию Новицкому «существенно активизировать» переговорный процесс с Российской Федерацией и осуществить «поиск решений экономических проблем союзных отношений Беларуси и России, в том числе скорейшего введения  российского рубля в качестве единой валюты».

Таким образом, события января 2003 года еще раз выявили то обстоятельство, что одним из основных факторов реально тормозящих белорусско-российское объединение является неконструктивная позиция  высшей белорусской бюрократии, которая свои текущие интересы ставит выше насущных потребностей белорусской экономики  и общества, остро нуждающихся  в резком повышении темпов реальной интеграции.

И здесь интересы А.Г. Лукашенко, как президента и как политика, рассчитывающего на длительную политическую карьеру, объективно расходятся с интересами значительной части высшей белорусской бюрократии.

Как бы там ни было, но в нынешнем 2003 году Александру Лукашенко придется все же выбирать (как он не оттягивает этот момент) между реальным объединением (а значит и своей политической перспективой) и абсолютным суверенитетом белорусской бюрократии, который лично для него (т.е. суверенитет) есть в лучшем случае путь в тупик.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2021 Институт стран СНГ