Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №69(15.02.2003)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
ТЕЛЕЦИКЛ «МАТЕРИК»
ФОРУМ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


К некоторым результатам визита в Москву президента Молдавии В.Воронина

Геннадий Коненко

В результате достигнутой на недавней встрече в верхах государств-участников СНГ договоренности с президентом России В.Путиным 7-8 февраля с.г. молдавский президент В.Воронин посетил Москву с кратким рабочим визитом. Как предполагалось, основное внимание в ходе этого визита было уделено обмену мнениями по проблеме приднестровского урегулирования.

Многие наблюдатели после анализа итогов официальной поездки В.Воронина в США сделали вывод о том, что линия Кишинева в отношении Тирасполя станет более жесткой, в т.ч. в рамках переговорного процесса. Это подтвердило дальнейшее развитие событий. На заседании Постоянного совещания политических представителей России, Украины, Молдавии, Приднестровья и ОБСЕ 29-30 января молдавская делегация вновь отказалась подписать протокол, в котором другие участники переговоров намеревались окончательно затвердить формулировку 1 статьи будущего документа об урегулировании, гласившую:  «Республика Молдова и Приднестровье составляют демократическое, правовое, федеративное, территориально целостное государство…», и где ниже отмечалось, что Приднестровье является субъектом федерации. Другой пример. В конце прошлого года Кишинев обратился к аккредитованным в Республике Молдова дипломатическим миссиям и представительствам международных организаций с просьбой осуществлять все  контакты с Приднестровьем только с ведома МИД РМ, не выдавать виз лидеру региона И.Смирнову и его ближайшему окружению и т.д. Кроме того, молдаване вернулись к вопросу о замораживании счетов И.Смирнова и членов приднестровской администрации в иностранных банках и введении запрета на их передвижения в странах, с которыми Молдова имеет соглашения о безвизовом пересечении границы.

Как предполагали многие СМИ, главной целью нынешнего визита президента В.Воронина было убедить российского коллегу в обоснованности своего видения путей решения приднестровской проблемы и, по возможности, подключить Россию к мерам давления на тираспольское руководство, которые могли бы заставить его согласиться на молдавский вариант статуса Приднестровья.

Все эти непростые вопросы стали предметом весьма обстоятельного обсуждения. Достаточно сказать, что собеседники значительно превысили запланированное для переговоров время – вместо отпущенных 40 минут встреча длилась более 2-х часов. А по нашей информации, президенты в тот же вечер продолжили беседу в неофициальной обстановке в посольстве РМ.

В последнее время президент В.Воронин в своих выступлениях по вопросу будущего устройства государства практически не употреблял слова «федерация», «федерализм», «федеративное государство» и т.д., что не осталось незамеченным. Многие задались вопросом, а чтобы это значило. Ведь совсем недавно кишиневские руководители публично и неоднократно заявляли о своей твердой приверженности Киевскому проекту соглашения от 3 июля 2002 года, который как раз и предлагает сторонам строить их общее государство на принципах федерализма. Больше того, руководство страны приложило немало усилий, чтобы эта идея получила положительный отклик среди населения. Конечно, нельзя не учитывать, что сразу после появления Киевского документа автономная Гагаузия тут же обратилась к посредникам – России, Украине и ОБСЕ с просьбой о присоединении к переговорам в надежде получить в будущей федерации такие же права, что и Приднестровье. Вслед за этим и на севере Молдавии, где компактно проживают украинцы, и на юге (Тараклийский район), где издавна живут болгары, стали раздаваться голоса о необходимости повышения и их статуса в составе Республики Молдова, возможно, до субъекта федерации.

В известном смысле эти тенденции нашли отражение в интервью российского посла в Кишиневе  «Независимой газете», где он, пессимистически оценивая перспективы решения приднестровской проблемы в целом,  отметил, что урегулирование в Молдавии возможно на пути создания федеративного государства, субъектами которого могли бы быть 3-4 района, имея в виду, видимо, прежде всего, Приднестровье, а также Гагаузию, север страны, и, может быть, Кишинев, который представлял бы остальную часть молдавской территории и центральную власть.

Такое разделение Республики Молдова, если судить по некоторым опросам общественного мнения, пока не вызывает энтузиазма у большинства опрошенных, которое предпочитает видеть свою страну единым государством. Нынешнее руководство РМ не может не считаться с этим обстоятельством, особенно сейчас, когда налицо активизация радикальной националистической оппозиции в лице Христианско-демократической народной партии и уже наметившееся организационное объединение правых и правоцентристских сил в борьбе с правящей партией молдавских коммунистов (ПКРМ) накануне разворачивающейся предвыборной кампании по избранию новых органов местной власти и самоуправления (апрель 2003 года).

На пресс-конференции, состоявшейся по окончании  встречи президентов с глазу на глаз, о федеративном устройстве Молдавии прямо речи не шло.  И В.Путин, и В.Воронин примерно в одних и тех же выражениях  говорили о необходимости продолжения переговорного процесса между Кишиневом и Тирасполем при активном посредничестве России, Украины и ОБСЕ.  Конечной целью переговоров, по их мнению, должно стать «определение гарантированного статуса Приднестровья при сохранении суверенитета и территориальной целостности Молдавии.

Не затрагивался на пресс-конференции и вопрос ныне действующего механизма переговоров по приднестровскому урегулированию. Казалось бы, Россия должна была высказать свою точку зрения после того, как Вашингтон с согласия и при содействии Кишинева фактически уже стал шестым участником переговорного процесса. К тому же Москва всегда довольно прохладно относилась к интернационализации проблемы Приднестровья.

Складывалось впечатление, что за общими и уже известными формулировками скрывалась какая-то недоговоренность. На вопросы, обращенные к лицам из окружения молдавского президента «в кулуарах», последовали намеки на то, что в ближайшее время руководство Молдавии намерено выступить с заявлением, в котором будет изложен новый подход к приднестровской проблеме и будут содержаться конкретные предложения по ее урегулированию.

Картина прояснилась во вторник, 11 февраля, когда газета «Независимая Молдова» опубликовала заявление президента В.Воронина. В нем действительно содержались новые элементы молдавской позиции по проблеме Приднестровья. И не просто новые, но которые фактически меняют и существующий формат переговоров, и уже наработанную концепцию приднестровского урегулирования.

Во-первых, президент В.Воронин утверждает, что раз «объединение Республики Молдова должно осуществляться не только на принципах единства территории и государственной власти, не просто на основе демократического и республиканского политического устройства, но и на основе федеративных принципов, то в сложившемся правовом поле весь этот путь пройти невозможно в принципе». Правда, все же неясно, почему. Ведь Киевский проект соглашения по урегулировнию, разработанный в рамках пятистороннего формата переговоров,  как раз впервые и давал Кишиневу возможность выйти «из порочного круга» унитарности и начать работу над федеративным устройством будущего государства.  Кстати, Молдавия, наряду с ОБСЕ, была соавтором этого документа, от которого она решила сегодня отказаться.  Дело, видимо,  в том, что  в Кишиневе, скорее всего,  пересмотрели свою прежнюю позицию и теперь уже  хотели бы видеть в Приднестровье только автономное образование по типу Гагаузии, пусть даже под названием субъекта федерации.

Во-вторых, единственным перспективным, ответственным и результативным решением в сложившейся ситуации является, считает президент В.Воронин, подготовка и принятие новой Конституции Республика Молдова.  Приднестровью  он предлагает стать ее соавтором и участником.  Далее опять идут головоломки, как и в Киевском проекте документа.  Что же будет сначала? Разработка новой конституции или проекта  нового соглашения с Приднестровьем.  В заявлении говорится, что базовые принципы конституционного устройства, механизмы их реализации и приведения в действие закладываются в основу будущего молдавско-приднестровского документа по урегулированию, проект которого в самое ближайшее время будет передан властям Приднестровья, представителям стран-гарантов, миссии ОБСЕ в Молдове. А что, разве эти «принципы и механизмы их реализации» уже получили одобрение на всенародном референдуме, проведения которого требует в таком случае ныне действующая Конституция.

По мнению многих юристов, специализирующихся в области государственного права, вначале сторонам все же следует подписать документ об их принципиальном согласии строить свои отношения в рамках федеративного государства, а уже затем начинать процесс разработки и принятия новой Конституции, которая затвердит статус ПМР с учетом основных положений подписанного к этому времени соглашения о нормализации отношений  между Молдавией и Приднестровьем. Таким документом могла  бы стать Декларация о намерениях, однако молдавская сторона отказалась поставить под ней свою подпись, несмотря на то, что другие участники переговоров ее подписали.

Десятилетний опыт переговоров по приднестровскому урегулированию показывает, что постоянное вбрасывание все новых и новых проектов участниками переговорного процесса только затягивает решение проблемы.  И, видимо, правы были политэксперты России. Украины, Молдавии, Приднестровья и ОБСЕ, которые после встречи в Москве в декабре прошлого года решили сосредоточить свои усилия на общем едином документе, в основу которого был положен  текст Киевского проекта соглашения. Теперь с этой договоренностью покончено.  Думается, что вслед за Молдавией и Приднестровье не преминет выложить на стол переговоров свои имеющиеся у него наработки.  И переговоры вернутся на круги своя. Что от этого выиграет Россия, пока неизвестно. Инициатором включения в Киевский проект соглашения по урегулированию конституционных положений были эксперты ОБСЕ и, возможно, Совета Европы и Евросоюза, которые оказывали Кишиневу консультативные услуги. А недавно, еще до визита президента В.Воронина, новый личный представитель Действующего председателя ОБСЕ  А.Якобович уже упомянул о том, что ОБСЕ готова помочь Молдавии и Приднестровью в согласовании их Конституций с целью ускорения процесса приднестровского  урегулирования. Хотя  на переговорах в Москве молдавский президент говорил о том, что переговорный процесс будет идти при участии России, Украины и ОБСЕ, по нашему мнению, Кишинев вряд ли откажется от проводимой им линии  на активное подключение США и Евросоюза к приднестровской проблематике, а также других ведущих стран. В настоящее время в Кишиневе вынашивается идея созыва в молдавской столице в мае-июне с. г. международной конференции на высоком уровне по теме: «Реинтеграция Республики Молдова в постконфликтной ситуации».

Возвращаясь к пресс-конференции, отметим, что в выступлениях президентов России и Молдавии не упоминались и такие ключевые проблемы, связанные с приднестровским урегулированием, как вывоз российского военного имущества, вывод Оперативной группы российских войск из региона, а также проведение военно-гарантийной операции (ВГО) после нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем.

По всей видимости, этим вопросам была посвящена отдельная встреча В.Воронина с первым заместителем министра иностранных дел РФ В.Трубниковым, состоявшаяся 8 февраля.   Пока о результатах встречи ничего неизвестно. Может быть, и тут нас ждут сюрпризы,  однако, на наш взгляд, российская позиция в этих вопросах вряд ли претерпела какие-либо серьезные изменения. Россия по-прежнему намерена уложиться в новые сроки по вывозу вооружений и боеприпасов – до 31 декабря 2003 года -  и делает все от нее зависящее, чтобы выполнить взятые на себя обязательства в Стамбуле на встрече в верхах ОБСЕ в 1999 году. Россия идет при этом на значительные финансовые расходы. Например, за вывезенные на начало февраля десятью эшелонами военную технику, вооружение, боеприпасы и др. Приднестровье получило 100 - процентную  компенсацию в виде военного имущества не боевого назначения. Чтобы разблокировать дальнейший вывоз, правительство РФ приняло решение о частичном сокращении задолженности Тирасполя за поставки российского газа на сумму 100 млн. долл. США. А ведь военное имущество бывшей 14-армии принадлежит России, как бы это не оспаривала приднестровская сторона. Тем не менее, руководство ПМР,  хотя и не отказывается от содействия в вывозе российского оружия, но ставит все новые и новые условия, прежде всего материального характера, чтобы как можно на дольше растянуть процесс вывоза оружия и вывода наших военных из региона. Впрочем, это понятно, ибо речь идет, как считают приднестровцы, об их безопасности.

Позиция молдавских лидеров в этом вопросе, надо сказать, отличается последовательностью и твердостью на протяжении всех лет после провозглашения независимости страны. И, как показал ответ В.Воронина на вопрос, заданный на пресс-конференции 7 февраля румынским журналистом, вывоз оружия не является предметом торга с Приднестровьем. Это надо, видимо, понимать так, что российское вооружение и боеприпасы должны быть вывезены, независимо от переговоров по статусу Приднестровского региона.

Если говорить о военно-гарантийной операции, то совершенно очевидно, что сохранение миротворцев, а в их состав, по нашему мнению, обязательно должны быть включены российские подразделения, является основной гарантией мира, стабильности и безопасности в регионе.

Как полагают российские эксперты, проект соглашения по ВГО нужно разрабатывать уже сейчас, одновременно с общим документом по урегулированию, чтобы снять озабоченность приднестровцев относительно возможных попыток решения проблемы силовыми методами и отсутствия на данный момент ясности, как и кем будет обеспечиваться мир и безопасность в регионе после прекращения ныне действующей миротворческой операции.

Пока, как показали имевшие место переговоры с молдавской стороной по данной проблематике, Кишинев не готов изложить свою позицию на этот счет, что затягивает начало юридической проработки будущего миротворческого механизма и, следовательно, параметров нашего военного присутствия в регионе. Трудно сказать, появились ли какие-то новые элементы в подходе РМ к этому вопросу после встречи В.Воронина и В.Трубникова. Известно лишь то, что в настоящее время Молдавия не возражает против вхождения российских военных в будущий миротворческий контингент в Приднестровье. Учитывая характер наших сегодня отношений с Республикой Молдова, а главное, заявления молдавских руководителей о том, что они видят в России стратегического партнера, наверное, Россия могла бы рассчитывать и  набольшее.

Подводя итоги прошедших в Москве российско-молдавских переговоров на высшем уровне, по нашему мнению, можно пока сказать лишь одно. Молдавия добилась своих целей. Кремль одобрил новые подходы Кишинева к проблеме приднестровского урегулирования. Без его согласия вряд ли появилось бы упомянутое выше заявление президента В.Воронина,  который,  не теряя времени даром, уже после московского визита успел заручиться поддержкой своих планов у президента Украины Л.Кучмы. Россия же пока, кроме словесных заверений в дружбе, ничего нового от президента Молдавии не услышала.

Так что приднестровское агентство «Ольвия – пресс» несколько поторопилось, озаглавив одну из своих последних статей словами  «Москва слезам не верит».


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2021 Институт стран СНГ