Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №86(15.11.2003)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ФОРУМ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Выступление советника Мэра Москвы, Директора Института стран СНГ К.Ф.Затулина

Уважаемая Людмила Ивановна, дорогие участники нашего сегодняшнего форума, уважаемые гости.

Я хочу напомнить, что в 81 год назад из Петрограда в Германию вышло два парохода, один из которых назывался «Обербюргемейстер Хакен», второй - «Прейссен». Пассажирами этих двух пароходов была вся культурная  и научная элита северной столицы и всей России.

В числе пассажиров двух "философских пароходов", как их позже обозвали, была профессура первого Московского университета. Профессора Петровско-Разумовской сельскохозяйственной академии, профессора Института инженеров путей сообщения. Там были люди, которые попали в различные списки репрессивных органов по делу Вольного экономического общества и по делу Археологического института, а также активные антисоветские деятели по делу издательства "Берег" и т.д.

Вынужденные пассажиры этих пароходов покидали Родину с тяжелым сердцем. Но многие из них верили, что вскоре можно будет вернуться домой.  Их надеждам, к сожалению, не суждено было сбыться. Таким образом, пополнив российскую эмиграцию (я употребляю это слово, хотя не в восторге от него) - российскую эмиграцию первой волны, они расстались с мечтой доживать свои дни на родине, а те немногие, кто все же рискнул вернуться, за редким исключением, были репрессированы.

Результатом этого вынужденного исхода стала мощная подпитка интеллектуального и технического мира Западной Европы и Америки. Достаточно вспомнить имена Леонтьева, Сикорского и других. В те времена газеты Европы писали, что единственный товар, который нынешнее русское Правительство поставляет в Европу обильно и бесплатно - это хранители культурных заветов России. Сегодня, в наши дни, с началом новой возрожденной России мы закрываем эту страницу нашей истории.

Затем мы знаем, что за первой волной последовала вторая и третья волны эмиграции. А в 1991 г. около 30 млн. наших соотечественников, этнических россиян, стали в одночасье соотечественниками за рубежом, поскольку распался Советский Союз.

И конечно же, сегодня один из главных вопросов, адресуемый, прежде всего, этому форуму и собравшимся здесь людям, - это как научиться жить в диаспоре. Я хочу обратить внимание на то, что это новое теперь для нас понятие. Не все его разделяют. И тем не менее, как научиться жить в общей русской диаспоре, без разделения на "ближнее и дальнее зарубежье" или "новое и традиционное зарубежье" - как сделать так, чтобы Россия помогла становлению этого нового организма, как и чем наши соотечественники сегодня могут поддержать Россию?

Мир, как утверждают эксперты, перестает быть миром как суммой государств, а является больше суммой народов и диаспор. Действительно, около 40 млн. человек - русских людей - живут за пределами Российской Федерации. За пределами Армении живет больше армян, чем в самой Армении. В одной только России их больше, чем в Армении. За пределами Израиля – в одних только Соединенных Штатах живет евреев больше, чем в самом Израиле. И так далее. То есть мир стал взаимопроницаемым.

Здесь приводился пример Украины, которая провела уже три Всемирных конгресса украинцев. В каждом случае председателем этих Конгрессов являлся президент Украины. На втором Конгрессе было принято решение, что украинская диаспора в странах традиционного зарубежья возьмет шефство над украинской диаспорой в странах СНГ и Прибалтики.

Я не думаю, что нам сейчас нужно копировать такой же пример. Но очевидно, что нужно как можно быстрее изжить то недостаточное понимание или, самое главное, недостаточное знакомство, которое существует не только с Россией у представителей нашей диаспоры, которая прежде называлась эмиграцией и считалась врагом, а теперь является желанным гостем (я имею в виду, в государствах традиционного зарубежья), но и ликвидировать всякое недопонимание или неинфомированность о положении вещей, с которыми сталкивается новая русская диаспора, бывшие наши сограждане в государствах СНГ. Ликвидировать для тех, кто живет в Западной Европе, в Америке, кто мог бы принять участие в усилиях России по спасению этого огромного числа людей, которые сегодня поставлены в большинстве случаев перед альтернативой: или добровольно-принудительный переезд в Россию, или ассимиляция, растворение в новых титульных или старых титульных нациях.

Я специально об этом заговорил сразу, потому что был вдохновлен прозвучавшими здесь выступлениями - Владимира Львовича Квинта и Никиты Дмитриевича Лобанова-Ростовского. Я думаю, что кроме вопроса о том как помочь России в ее новом пути, есть вопрос как помочь обрести себя тем русским, которые остались и становятся сегодня или стали уже гражданами новых независимых государств.

Здесь приводились примеры, связанные с Латвией, Эстонией. Приводился пример с делом Сливенко, когда нам чрезвычайно важно, чтобы голос в поддержку наших соотечественников звучал не только из Москвы, не только из России, но и из государств и стран, к которым привыкли прислушиваться в европейских судах и международных трибуналах.

Это первое, о чем я хотел бы сказать.

И второе. Я хотел бы сказать и объяснить, может быть, ту довольно жесткую критику, которая прозвучала в выступлении Ю.М.Лужкова, когда он оценивал усилия нашего государства по отношению к политике, по отношению к нашим соотечественникам. Когда он оценивал эффективность этой работы. Это не носит какого-то персонального характера. Мы далеки от того, чтобы упрекать людей, которые и так посвящают себя этой работе, работают в Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом, в Министерстве иностранных дел, в том, что они не хотят помочь российской диаспоре. Но факт остается фактом. Усилий наших сегодня остается недостаточно. И если уж в нашей стране - в прежней и нынешней, продолжают запускать в космос космические корабли и космонавтов, если мы совсем недавно построили БАМ, а сейчас строим от БАМа дорогу на Якутск, если мы вершим такие глобальные дела, неужели мы не в состоянии понять на государственном уровне, что 40-миллионная российская диаспора, живущая во всем мире, это такой вопрос, который требует не только временного органа, каким является Правительственная комиссия (вдобавок ко всему постоянно меняющая своих руководителей: одни вдруг уходят в губернаторы Санкт-Петербурга, а другие совершенно неожиданно принимают на себя эти обязанности)? Конечно же, ее аппарат из нескольких человек не в состоянии, я уверен, освоить всю эту тему. Может быть, поэтому мы сталкиваемся до сих пор с тем, что у нас были и провалы в этой работе, и недостатки. Вот что имел в виду Юрий Михайлович Лужков, как мне кажется. Необходимо, чтобы наше государство проявило волю. А то ведь эта мелочность по отношению к такой огромной общенациональной проблеме просто убивает.

Поскольку время мое истекает (меня представили здесь как директора Московского Дома соотечественников), откровенно вам скажу, Правительство Москвы сделало все на этом этапе от него зависящее для того, чтобы этот организм начал существовать, дышать. Выделены средства, пусть невеликие, но выделены. В будущем году в бюджете города Москвы эта структура получает отдельную строку. Это важно для всех, кто разбирается в финансировании и в порядке финансового планирования. Выделено, наконец, самое главное - помещение для работы. Но, к большому сожалению, в тот же самый момент, как оно было выделено, Министерство культуры и Госкомимущество Российской Федерации наложили на это свою руку. Выделенное нам здание оказалось одним из тех объектов, список которых довольно длинен, который называется "памятником истории и культуры», и Министерство культуры сегодня настаивает на том, что именно оно и только оно должно им распоряжаться. Для примера или для понимания хочу вам сказать, что все административные здания построенные в России до 1950 г. объявлены в нашей стране памятниками истории и культуры. Почему-то наше Министерство не интересуется памятниками истории и культуры в Калуге и Рязани, а интересуется только теми, которые расположены в центре города Москвы. И до сих пор, когда я обращаюсь по этим поводам, в том числе в Правительственную комиссию по делам соотечественников за рубежом, ответом бывает кривая улыбка и успокоение, что наш вопрос не главный: вот когда принципиальный вопрос решится о том, кому в Москве принадлежит огромный кусок собственности, тогда и решится вопрос, наконец... Они не очень претендуют, но ради принципа они будут продолжать настаивать на своем, а мы до сих пор не можем приступить к работе.

Вы говорите нам о проблемах, которые есть у вас, но и у нас существуют такие проблемы. Я вынужден был об этом сказать, потому что многим, кого знаю лично, я не могу честно смотреть в глаза по той причине, что начать работу нам просто сегодня негде. Вот ситуация, которая до сих пор остается неразрешенной. И мне кажется, что мы - Московское Правительство и Правительство Российской Федерации, демонстрируем здесь перед лицом нашей диаспоры не самый лучший тон, и вынуждены в этом признаться. Я надеюсь, что наша конференция поддержит усилия Правительства Москвы, потому что всем ясно, что сегодня Правительство Москвы своей деятельностью заполняет ту брешь в этой работе, которая образовалась, оттого что слишком медленно приходит понимание необходимости этой работы на федеральном уровне при всей доброй воле Президента Российской Федерации В.В.Путина.

Спасибо.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ