Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №86(15.11.2003)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ФОРУМ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


"Независимая Молдова",
7 октября 2003

Концепция государственной национальной политики и ее противники

И.Грек, А.Негуца, Д.Приэжмиряну, депутаты парламента РМ

В июле президент В. Н. Воронин внес в парламент проект закона "Концепция государственной национальной политики Республики Молдова", который был опубликован в печати для всенародного обсуждения. Он состоит из преамбулы и пяти разделов, в которых отражены общие положения, принципы, цели и задачи, а также меры, обеспечивающие реализацию данной Концепции. Ее суть в консолидации и интеграции единого поликультурного и многоязычного народа Республики Молдова во имя упрочения независимости и суверенитета нашей страны и создания условий для консолидации и интеграции демократического и равноправного гражданского общества, сориентированного на общеевропейские и мировые гуманистические приоритеты.

Следует подчеркнуть, что перед тем, как Концепция была опубликована, она была направлена на экспертизу в европейские структуры и получила положительную оценку. Отдельные пожелания европейских экспертов, содержащихся в их отзывах, были учтены при доработке и включены в опубликованный текст. Таким образом, президентский законопроект успешно прошел испытательный тест в демократической Европе. У его разработчиков есть все основания быть удовлетворенными качеством своей законотворческой работы, что, конечно же, не означает, что текст Концепции не может конструктивно обсуждаться, дополняться и улучшаться. Вместе с тем не может не вызвать удивление тот факт, что определенные политические силы в принципе не приемлют Концепцию и делают все возможное, чтобы заблокировать ее принятие законодательным органом страны. Это деструктивная позиция антигосударственников, тех, кто прямо или косвенно не один год работал на дезинтеграцию страны, на обострение межнациональных отношений в Молдове, на превращение ее территории в еще один очаг напряженности в юго-восточной Европе.

Если обобщить негативные - и зачастую обструкционистские - оценки законопроекта, высказанные в том числе в СМИ, либо содержащиеся в поступивших в парламент отзывах, то их можно свести к нескольким концептуальным подходам иного характера, чем тот, который реализован в представленной президентом законодательной инициативе. За каждым из них стоит определенная, оппозиционная нынешней власти политическая сила страны. Рассмотрим каждую в отдельности.

Первая группа противников опубликованной Концепции считает, что в ней должна найти отражение лишь политика государства по отношению к национальным меньшинствам, то есть следовало закрепить в ней все, что наработано в законодательстве относительно их прав и добавить отсутствующие компоненты. Такой подход объясняется тем, что права мажоритарного большинства народа Молдовы прописаны в Основном законе и в органических законах страны, и они реализуются посредством применяемой властью на практике кадровой политики. Этот подход распространен среди немолдавской части населения правобережной Молдовы и объясняется имеющей место на практике неравноправной возможностью профессиональной самореализации по причине незнания государственного молдавского языка. Разработчики отказались от него, поскольку он не решал проблемы объединения страны, консолидации гражданского общества и интеграции немолдаван в культурно-языковую среду мажоритарного этноса. Опасность того, что народ Молдовы останется разделенным на молдаван и немолдаван и между ними будет сохраняться языковая пропасть со всеми вытекающими последствиями, послужила и аргументом и мотивацией поиска иной Концепции национальной политики государства.

Вторая группа противников Концепции исходит из того, что народ Молдовы включает в себя мажоритарный этнос и национальные меньшинства и нет надобности в таком уровне их интеграции, который бы нивелировал специфические особенности каждой составляющей этого народа. Они опасаются того, что заложенная в Концепции идея консолидации и интеграции создает предпосылки для формирования в перспективе политической нации. Такой точки зрения придерживаются некоторые из приверженцев этнического молдовенизма. Но среди молдовенистов, как представителей мажоритарного большинства, так и миноритариев, распространен и другой подход, а именно: Молдова решит проблему взаимоотношений между населяющими ее этносами, если она провозгласит молдавскую нацию как политическую нацию уже сейчас, и государство в своей практической деятельности будет руководствоваться этим политическим решением. Мы имеем две прямо противоположные позиции. Первая - консервативная, в том смысле, что предусматривает комплекс мер субъективного характера, не допускающих "смешение крови" и трансформацию этнического конгломерата, включая мажоритарное большинство, в иное качество. Но это означает, что объективный общественный процесс ставится в зависимость от субъективного фактора и управляется им. Сдерживание общественного развития, как известно, сопровождается накоплением в нем негативных моментов, которые когда-то приведут к новому кризису в межнациональных отношениях и его преодолению революционным путем. Желательно избежать такого очевидного сценария общественного процесса.

Вторая позиция тоже радикальна, но в том смысле, что призывает игнорировать нынешние этнополитические реалии в Молдове, игнорировать факт неподготовленности полиэтнического общества подчиниться декрету об его "преобразовании в политическую нацию" неизвестно какого самоназвания и какого глоттонима. Ее, между прочим, не прочь поддержать и праворадикальные силы, поскольку, как они совершенно справедливо рассуждают, она немедленно снимает с повестки дня такие вопросы, как межнациональные отношениях, реинтеграция страны, языковой компромисс. Непродуманное ускорение общественного процесса не менее вредно, чем его сдерживание. И в этом случае мы имеем дело с насильственным воздействием над объективной общественной реальностью с непредсказуемыми последствиями для народа Молдовы и государственности страны. Поэтому желательно не допустить забегания вперед и кавалерийской атаки на такое тонкое и щекотливое дело, как формирование гражданского общества на основе принципов его демократического развития эволюционным путем. Предложенная президентом В. Н. Ворониным Концепция успешно преодолевает обе указанные крайности.

Третья группа противников Концепции - наиболее непримирима. Ее усилиями "обнаружен" в Концепции целый ворох положений, подвергаемых то ли с наслаждением, то ли с ужасом уничижительной критике. Как правило, эту группу представляют праворадикальные, правоцентристские и так называемые центристские силы Молдовы, но по отдельным аспектам к ним примыкают и леворадикальные представители великодержавного шовинизма. Крайности смыкаются и здесь. Под огонь критики взяты те положения Концепции, которые являются фундаментальными, стержневыми, без них она рассыпается как карточный домик.

В сущности мы имеем дело не с критикой, а со стремлением сохранить в Молдове в неприкосновенности те общественно-политические процессы конца 80-х - начала 90-х гг. ХХ в., которые привели к дезинтеграции страны и общества. Прежде всего это касается первого абзаца из "Общих положений" Концепции: "Республика Молдова является политико-правовым продолжением многовекового процесса непрерывной государственности молдавского народа. Государствообразующая национальность - молдаване вместе с представителями других этносов - украинцами, русскими, гагаузами, болгарами, евреями, румынами, белорусами, цыганами (ромами), поляками и другими составляют народ Молдовы, для которых Республика Молдова является общей родиной". Здесь всего два предложения, но в них заложен глубокий смысл и их нельзя рассматривать отдельно друг от друга. В противном случае неминуемо придешь к ошибочному заключению и неадекватным политическим действиям.

Никто из тех, кто стоит на почве научной истины и исторической достоверности фактов, не будет отрицать, что государственность молдавского этноса берет свое начало с 1359 г. и в той или иной форме и на том или ином пространстве просуществовала до 1991 г., из чего следует, что Республика Молдова является ее законной правопреемницей. На всем протяжении молдавской государственности государствообразующей нацией выступала молдавская нация, хотя никто не ставит под сомнение многовековую полиэтничность государства. Следовательно, утверждение о том, что молдаване - государствообразующая национальность в Республке Молдова исторически обосновано и не может подвергаться сомнению. Точно так же не подлежит сомнению и постулат, что другие перечисленные (в том числе и румыны) и не перечисленные этносы составляют народ Молдовы и она для них является общей родиной.

Молдавская государственность возникла на этнической почве и эта почва все время присутствовала на протяжении почти шести с половиной веков в виде обозначений "Молдавское княжество", Молдавская демократическая республика, МАССР, МССР, ССРМ, наконец, Республика Молдова. Но такое ее качество никогда не отторгало от себя многоязычье, поликультурность, полиэтничность. Подчеркивая за молдавской национальностью ее государствообразующую функцию, разработчики справедливо исходят из того факта, что если бы любой другой этнос (скажем, русский, украинский, румынский), являющийся составной частью народа Молдовы, наделить этими функциями, то не было бы молдавской государственности в истекшем столетии, так как территория Республики Молдова имела бы иное этническое или административно-территориальное название. Если бы и некоторые другие этносы Молдовы имели исторически государствообразующие функции, то наше государство давно было бы в положении Швейцарии по своему внутреннему устройству.

Вместе с тем, роль других этносов в современной государственности Молдовы, повторим, не сегодня появившихся на ее территории, не является ни второстепенной, ни подчиненной, ни абсолютно зависимой от роли молдавской национальности как государствообразующей. Примеры, подтверждающие этот тезис, всем известны. Потому и понятия в Концепции "народ Молдовы", имеющий одну "общую родину", наполнены конкретным содержанием и адекватно отражают нынешние этнополитические реалии в Республике Молдова.

Противники Концепции атакуют положение "Государствообразующая национальность - молдаване" с двух сторон - правой и леворадикальной. Правых всех мастей, включая и центристов, не устраивает сам этноним "молдаване", они возмущены тем, что разработчики посмели здесь же отделить молдаван от румын и отнести последних к национальным меньшинствам (см. наукообразную статью Т. Кэрэуш в "Кишиневском обозревателе", в которой автор защищает теорию единой румынской нации и утверждает, что " тем, кто считают себя "молдаванами" и тем, кто считают себя "румынами", невозможно будет обеспечить защиту в рамках взаимной терпимости, так как эти группы являются противостоящими и взаимоисключающими. Обе они отстаивают право развивать государственные институты с точки зрения собственного выбора идентичности". То есть автор абсолютно сознательно говорит, что молдаване и румыны не смогут ужиться в нашей стране, а конечным результатом борьбы между ними станет победа румын над молдаванами и создание единого румынского государства. Она категорически против признания этничности молдаван, заложенное в Концепции, и именно потому, что такое признание защищает право мажоритарного молдавского этноса на государственность и берет под защиту культурно-национальные права румынского меньшинства в Молдове).

В свете вышесказанного, а также учитывая тот факт, что Концепция ИМЕЕТ СВОЕЙ КОНЕЧНОЙ ЦЕЛЬЮ УКРЕПЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ МОЛДОВЫ, иной реакции со стороны правых сил не следовало ожидать и вряд ли ее стоит анализировать. Подчеркнем лишь, что отрицание идеологами румыноунионизма самостоятельной молдавской этнонации является логическим следствием непризнания ими глоттонима "молдавский язык" и служит весомым доказательством их упорства в продолжении и даже ускорении процесса геополитического реваншизма до победного конца, а именно: поглощения Молдовы Румынией.

Леворадикальная критика этого положения Концепции не формулируется столь откровенно, однако высказывается болезненная реакция на него: если молдавская национальность, считают ее глашатаи, признается государствообразующей, то все остальные этносы, составляющие другую часть народа Молдовы, уже не являются равноправными с ней. ("Словом, все равны, но есть те, что "равнее". - См. М. Платонов "Судьба россиян в Молдове" в "Коммерсант Plus" за 17.10.2003 г.) Поскольку указанная статья написана с позиции гражданина Молдовы русского происхождения или россиянина, но никак не русскоязычного (автор статьи сознательно употребляет понятия "русский", "россиянин", "русскоязычный" как равнозначимые, что далеко не так), и выражает мнение той ее небольшой части, которая стоит на позиции великодержавного шовинизма, то она не может претендовать на точку зрения, разделяемую подавляющим числом русских и россиян - граждан Молдовы. Если бы это было так, то это было бы весьма печально.

Но нам известна и другая точка зрения русского по происхождению человека по данной проблеме, а именно: молдаване, "молдавское самосознание (в Молдове - авторы) - факт, нравится это кому-то или нет..." ("КН", 19.09.03.).

Если оценивать ситуацию в Республике Молдова с позиции Основного закона страны и всей законодательной базы, то мы не увидим ни преимуществ мажоритарного большинства, ни дискриминации национальных меньшинств. Речь идет о практике, а она сплошь и рядом не стыкуется с Конституцией и законами Молдовы. Поэтому и возникли перекосы в кадровой политике, неправомерно жестко трактуется и применяется языковое законодательство в части знания государственного молдавского языка немолдаванами при их трудоустройстве. Такой незаконный принцип подбора кадров внедрялся еще с начала 90-х гг. ХХ в. и искоренить его за один присест не удается. Более того, есть серьезные основания утверждать, что синдром профессиональной неполноценности по причине незнания уже регионального языка или языка компактно проживающего инонационального этноса, рикошетом бьет по мажоритарному большинству.

Это явление, порожденное 12-15 лет тому назад в столице Молдовы национал-шовинистами, нами расценивается как крайне негативное, требующее незамедлительного искоренения прежде всего там, где оно зародилось, а потом уже и на окраинах. Концепция, предложенная президентом, выдвигает решение этой проблемы. Она является основой для развертывания народом Молдовы в двух его реальных на сегодняшний день ипостасях совместной борьбы против непрофессионализма и некомпетентности в подборе кадров. Пессимизм, неверие в возможность изменить положение порождает недоверие между этносами, усиливает ирредентистские настроения и напряженность внутри полиэтнического гражданского общества. Это не то, что нам нужно. Здесь к месту народная мудрость: под лежачий камень вода не течт - ей мы обязаны следовать, и к этому призывает проект Концепции президента.

Оппоненты президентского законопроекта взяли под обстрел и глоттоним "молдавский язык" - и понятно почему. Мы не намерены вновь выстраивать исторические, этнополитические, этнокультурные, социолингвистические и иные доказательства в защиту права молдаван называть свой язык "молдавским" прежде всего потому, что те, кто игнорирует это священное право молдаван, прекрасно знают всю научную фактуру вопроса. Переубедить их невозможно по той простой причине, что они выполняют щедро оплаченный и оплачиваемый геополитический заказ. Поэтому мы хотели бы ответить на вопрос, почему они так упорствуют в своем стремлении вычеркнуть лингвоним "молдавский язык" из всенародного обихода, из терминологического словаря и из народной памяти.

Прежде всего потому, что если они признают глоттоним "молдавский язык", то этим разрушат всю конструкцию румыноунионистской идеологии и практики, заключеннной в формуле "один язык - одна нация - одно государство". Сегодня уже для всех стало очевидным, что вся их пятнадцатилетняя деятельность была также направлена на то, чтобы вместе с глоттонимом "молдавский язык" убрать из общественно-политической жизни Молдовы и этноним "молдаване". Теория о двух румынских государствах является этапом, притом решающим, после которого вышеуказанная идеологическая формула приобретет законченную и реализованную в едином румынском государстве завершенность.

У правых и "центристских" оппонентов Концепции отсутствуют какие-либо разумные, научно аргументированные объяснения, почему молдавский язык не может сохранить свое исконное название и почему молдавскую национальность нашей страны насильственно надо лишать права называть язык, на котором они говорят не менее шести с половиной веков, молдавским языком. Как известно, в современной мировой практике встречается, когда в разных странах один язык имеет как одно название, так и разное. При этом, не известно случая, за исключением аншлюса Австрии гитлеровской Германией в 1937 г., когда одинаковое название языка у двух государствах также служило основанием для одного из них присоединять другое к себе. Точно так же не известно, чтобы разное название одного языка приводило к обострению межгосударственных отношений и требованию одного из них к другому сменить глоттоним на тот, который используется в этом государстве. Разве что случай между Болгарией и Македонией может быть рассматриваем под таким углом зрения, но проблема снята без ущемления интересов Македонии.

В отношении инспирированной проблемы лингвонима "молдавский язык" наглядно просматриваются двойные стандарты, а также вопиющие нарушения прав человека и прав целого этноса со стороны "законодателей демократической моды" в нашей республике в лице ХДНП, Альянса "Молдова ноастрэ", других правых партий и объединений. Международные стандарты прав человека, как и прав национальных меньшинств строжайшим образом предписывают: человек может идентифицировать себя кем хочет, это его неотъемлемое право. За миноритариями закреплено право на сохранение, развитие и использование родного языка. Это означает, что если в Республике Молдова, не дай боже, останется всего один человек, который будет называть себя молдаванином, а свой язык - молдавским, то и тогда никто не имеет права игнорировать это его законное право. Даже если допустить, что когда - либо молдаване станут в Молдове национальным меньшинством, то и тогда международное право защищает их идентичность и их лингвоним.

У нас же агрессивное румынское элитарное меньшинство, вопреки всем международным канонам, вот уже 15 лет насилует мажоритарное молдавское большинство (при активной помощи со стороны запрутской соседки и пассивном созерцании не разобравшихся в сути проблемы западноевропейских структур и экспертов), лишая его всеми незаконными средствами права называться молдаванами и говорить на молдавском языке, и никто в Европе и мире не берет под защиту это их законное право! Так продолжаться до бесконечности не может. Языковому и этническому терроризму и беспределу румыноунионистов должен быть положен конец. Обсуждаемый проект Концепции предлагает политическое, юридическое, этническое и этнокультурное решение проблемы: в Республике Молдова есть румынское меньшинство, которое имеет право называть себя румынами, а свой язык - румынским и государство гарантирует их защиту. Что же касается мажоритарного большинства, то эта же Концепция определяет его и его языка место в процессе консолидации и интеграции полиэтнического народа Молдовы и укрепления суверенитета и государственности Республики Молдова.

Особо яростной атаке подвергается противниками Концепции все, что связано с русским языком. Причем, атаки идут как слева, так и справа.

Если внимательно прочитать президентский законопроект, то нельзя не отметить, что в Концепции с русского языка снят политический и геополитический подтекст. В ней рассматриваются лишь те его функции, которые содействуют созданию условий для интеграции страны и консолидации гражданского общества с учетом исторически сложившихся социолингвистических реалий. Немолдаване Молдовы в подавляющем своем большинстве не виноваты в том, что не знают государственного молдавского языка. Молдавский язык, пока его не усвоят немолдаване Молдовы, не в состоянии взять на себя функции языка межнационального общения. Без русского языка пока невозможно осуществлять общение как между немолдаванами, так и между ними и мажоритарным большинством. Прерывается общение - письменное и устное - между целыми регионами страны : АТО Гагаузией и Тараклийским районом, югом и севером Молдовы, левым и правым берегами Днестра. В самом Кишиневе этот разрыв между двумя языковыми общинами произошел, и это самое худшее достижение столицы после 1989 г.

Русский язык объективно востребован, чтобы восстановить гражданский мир в обществе, доверие между гражданами различной национальности и этим открыть дорогу интеграционным процессам. Русский язык как средство общения между людьми не обладает функцией геополитического влияния на население Молдовы. Эту роль, если в этом будет объективная общественная необходимость, будет выполнять любой другой язык, в том числе и государственный молдавский. Следует подчеркнуть, что последний после 1989 г. получил такое ускорение в развитии и употреблении, что остановить этот процесс невозможно. В скорейшем приобретении государственным молдавским языком функций языка межнационального общения уже нет препятствий на уровне психологии и менталитета граждан правобережной Молдовы, проблемы существуют из-за нищеты людей и государства, отсутствия необходимых и профессионально подготовленных педагогических кадров, слабости учебно-методической базы, провокационной национал-шовинистической пропаганды. Но независимо от этого молдавский язык приобретет функции языка межнационального общения и русский язык не будет и не сможет препятствовать ему в этом, скорее, он может лишь способствовать этому.

Концепция ориентирует объединенную, суверенную и независимую Молдову на многоязычье как средство восстановления гражданского согласия в обществе и усовершенствованный (полноправный и равноправный) молдавско-русский и русско-молдавский билингвизм как одно из условий реинтеграции страны и полиэтнического общества. При этом в Концепции заложен ассиметричный подход в реализации социолингвистического принципа билингвизма. Если для завоевания молдавским языком позиций государственного и языка межнационального общения закладывается принцип обязательности, закрепленный в Законе о правах лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, и правовом статусе их организаций, то по отношению к русскому языку предлагается использовать, на наш взгляд, принцип добровольности в его изучении простыми гражданами. Это связано с тем, что социолингвистический уровень их функционирования все еще различен. Однако отставание молдавского государственного языка может быть преодолено не за счет русского языка, а при помощи последнего - специалисты знают, как это делается. Кроме того, принцип добровольности означает, что тот, кто хочет его изучать - изучает, а кто не желает, тот его и не изучает.

Проект Концепции государственной национальной политики - глубоко продуманный и реалистический документ. У него конкретная и понятная цель: объединение страны, консолидация и интеграция гражданского общества на основе прав человека, признания как духовных ценностей совместно проживающих этнических сообществ, так и объективных потребностей формирования новых правил человеческого общежития в стране, востребованных глобальными общественно-политическими процессами и геостратегическими трансформациями, обусловившими новое качество и новый этап государственности Молдовы и потребовавшими защиты и упрочения ее независимости и суверенитета. Все те замечания и предложения, высказываемые в ходе обсуждения Концепции, которые работают на нее - конкретизируют, углубляют, расширяют, совершенствуют и т.д., - будут с благодарностью приняты во внимание и учтены. Все то, что ухудшает ее, размывает ее, противоречит ей, не может быть включено в окончательный текст. Это естественно, и никто не должен на это обижаться или пытаться извлечь для себя политическую выгоду. Мир многообразен и находится в непрерывном развитии, и потому нельзя исключать, что кто-то иначе смотрит и оценивает общественные, политические и этнические процессы в Молдове, и ему по-иному видится Концепция государственной национальной политики. Но это уже другая концепция, от других политических сил, с другими целями и задачами и другими ожидаемыми результатами.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ