Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №98(15.05.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ФОРУМ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

ТУРКМЕНИЯ



Гундогар,
1 мая 2004

Туркменбашизм - тоталитарная секта

Арслан Мамедов, Михаил Юрьев

"Некую философскую систему можно построить даже вокруг электрической лампочки", - утверждают сектоведы. "О, великий прозрачный объект, который дает нам свет!". Роль "лампочки" в Туркменистане исполняет Великий Сапармурат Туркменбаши.

Феномен современного Туркменистана с его деструктивным извращенным культом бессмертного, наимудрейшего, наихрабрейшего, самого белозубого и самого талантливого во всех отношениях, истинного отца тюрк-иманов (рожденных от света), Великого Пророка Сапармурата Хаджи Туркменбаши Ниязова, сына священных героев Туркменистана, великомучеников Атамурата-ага и Курбансолтан-эдже, внука бесстрашного джигита Аннанияза Артыка (он же Гурбангельды-ага), потомка великого Огуз-хана Туркмена, основавшего Киевскую Русь, привлекает сегодня повышенное внимание международного сообщества. Современная цивилизация по сути своей не может мириться с существованием подобного паноптикума при всей ее демократичной терпимости, однако, в случае с Туркменистаном, испытывает серьезные затруднения в определении статуса этого явления, необходимого для выработки способов борьбы с ним.

Очевидно, что Туркменистан под управлением Сапармурата Ниязова - ни светское, как номинально принято рассматривать Туркменистан в системе современных международных отношений, ни исламское государство. Ислам Ниязова начинается с серо-голубой норковой шапки, ею же и заканчивается. Ни один государственный механизм в общепринятом понимании в Туркменистане не функционирует.

Что же такое Туркменистан Великого Туркменбаши? Изучение работ психологов, специализирующихся на изучении и объяснении поведения масс, дает все основания утверждать, что сегодняшний Туркменистан - это ярко выраженная тоталитарная секта, поглотившая население целой страны и укрепившаяся в ее государственных границах.

Тоталитарная секта - это авторитарная организация, главный смысл существования которой – власть и деньги для лидера и его приближенных. Главными признаками тоталитарной секты является гуруизм (абсолютная власть гуру - обожествленных лидеров), а также использование особых психологических методик по реформированию мышления и контролированию сознания членов секты. К таким методикам, согласно выводам исследователей, в частности, относятся:

- внушение абсолютно негативной оценки прошлой жизни;

- обрыв информационных связей с внешним миром;

- интенсивная и постоянная индоктринация (обязательное штудирование печатных пособий секты или, когда это невозможно, просмотр и непрерывное прослушивание проповедей в записи;

- формирование черно-белой ("друзья-враги") парадигмы мышления;

- контроль языка через введение нового словаря и/или изменение значения общеупотребительных слов;

- контроль межполового общения;

- внушение чувства вины перед сектой и боязни выхода из нее.

Все эти методики были применены Ниязовым к туркменскому народу, в результате чего личности были насильственно подавлены и замещены манипулируемыми квазиличностями. Обработанное столь извращенным способом туркменское общество утратило национальную самоидентификацию и превратилось в легкоуправляемую запуганную массу. Именно этим и объясняется его аполитичность, которую Великий Туркменбаши представляет осознанным выбором и добровольным чувством безмерной любви к себе.

При полной ориентации на лидера подчиненные члены секты подражают ему во всем. Если же глава секты имеет извращенные наклонности, то срабатывает механизм психологической индукции, своеобразного заражения сектантов пороками основателя. Жадность, завистливость, жестокость в полной мере характерные для личности самого Туркменбаши, сегодня особенно отчетливо доминируют среди ценностных установок наиболее уязвимого поколения туркмен - молодежи в возрасте 16-24 лет, против ее воли ориентированной на подражание модели поведения вождя. Усиленно культивируемое среди населения всеобщее доносительство - также результат ниязовского "зомбирования". Родственные и дружеские связи в обществе разорваны и заменены культом личности "гуру" Ниязова.

Книга "Рухнама" и прочие "откровения" Великого Туркменбаши - чистой воды эклектика, то есть соединение абсолютно разнородных взглядов, идей и теорий. Речь и сочинения Туркменбаши являют собой невообразимую кашу из исламских догм, употребляемых не к месту современных терминов, препарированных мифов, псевдоисторических ориентиров и неизбежных, вследствие низкого уровня его культурного воспитания, заблуждений.

Туркменбаши активно применяет тот самый универсальный механизм вербовки сектантов, о котором говорят психологи и теологи. Специалисты утверждают, что легче всего в секту попадают те, кто испытывает стрессовое состояние. Находящемуся в стрессовой ситуации человеку легче что-либо внушить. А когда вы уже в секте - это состояние в вас искусственно поддерживается. Период острого общественного и экономического кризиса в Туркменистане середины 90-х годов прошлого века позволил Ниязову осуществить "промывку мозгов" с максимальной эффективностью. А перманентное насаждение атмосферы страха перед мнимой опасностью, якобы угрожающей самому существованию туркмен, проводимое Ниязовым сегодня, поддерживает в людях психологическую неустойчивость, благодаря которой они и "глотают" рожденный воспаленным мозгом вождя бред.

Главным объектом для поклонения в Туркменистане является, несомненно, сам Великий Туркменбаши. Он - истинный человек, единственная просвещенная личность, которая знает, как нужно жить, и научит этому остальных добровольно или, что случается гораздо чаще, принудительно. Но поскольку ниязовская тоталитарная секта существует под видом государства, то у нее должна быть своя история, кроме живых божеств, должны быть и мертвые. Роль главного мертвого божества, наряду со своими родителями, Ниязов отвел герою древнего эпоса "Огузнама", мифическому праотцу тюрков Огуз-хану.

Наиболее древние представления об Огуз-хане зафиксированы в уйгурской рукописной версии эпоса "Огузнама", относящейся к IV веку. В ней говорится, что Огуз-хан был зачат матерью от лучей света и сразу родился богатырем. Внешность его отражает тотемистические представления древних тюрок: "ноги его… подобны ногам быка, поясница - пояснице волка, плечи - подобны плечам соболя, а грудь - груди медведя". Помощником Огуз-хана, указывающим дорогу его войску и приносящим победы над всеми и вся, был говорящий человеческим языком сивый волк. Ислама в те далекие времена тюрки еще не знали.

Из этой древней сказки придворными ниязовскими этнографами, археологами и историками под "научным" руководством самого Ниязова было вылеплено жизнеописание Огуз-хана Туркмена, правоверного мусульманина, не мифического получеловека, но исторической личности, основателя туркменской государственности, покорителя мира, могучего старика в бараньей шапке и с саблей, изрекающего мудрость за мудростью, обязательные для штудирования грядущими поколениями молодых туркмен.

Разумеется, со стороны все это выглядит нелепо и даже смешно. Древние туркмены-огузы, изобретающие колесо, порох и кирпичи уже стали персонажами анекдотов. Однако изнутри Туркменистана посмотреть на эту "философию электрической лампочки" критическим взглядом крайне сложно, а скорее - невозможно вовсе. Во-первых, потому что любая критика решительно не поощряется и жестко карается руководством государства-секты, а во-вторых, потому что у вождя всегда найдутся в резерве авторитетные "специалисты", способные развеять любые сомнения у неискушенной в науках оболваненной массы.

Тоталитарные секты любят заводить дружбу с учеными, исследователями, журналистами, а также просто с людьми влиятельными, которых принято называть "сильными мира сего". Для успеха деятельности сект чрезвычайно важны благоприятные экспертные мнения, и дружелюбные специалисты могут сыграть здесь очень важную роль. Поэтому секты зачастую оплачивают их расходы и выдают им весьма значительные гонорары. Те же, в свою очередь, изучают своих спонсоров и делают выводы о них, руководствуясь, по большей части, материалами рекламного характера, которые предоставляют им сами же сектанты, а также так называемым "включенным наблюдением" - то есть инспекционными визитами в выстроенные сектами "потемкинские деревни". В Туркменистане таких примеров можно найти сколько угодно.

Взять хотя бы известного российского ученого-археолога, академика РАН Виктора Сарианиди. Он уже много лет ведет археологические раскопки на территории Туркменистана, сопровождая действительные научные открытия мирового значения регулярными сенсационными находками высосанных из пальца "доказательств" грандиозной роли туркмен в строительстве всех известных миру цивилизаций, начиная с самых древних, тем самым давая Ниязову основания огульно игнорировать все остальные существующие исторические теории, мешающие вдалбливать массам, что свет клином сошелся на предках Великого Туркменбаши.

Главным смыслом существования тоталитарной секты, как уже было сказано, являются власть и деньги для руководства. Все крупные современные тоталитарные секты раскручены как весьма успешные коммерческие проекты. Туркменистан - империя Ниязова - не исключение. Туркменистан работает на Великого Туркменбаши и его семью. Но Великий Туркменбаши священен, а на божество за деньги работать не положено, только за идею. Отсюда и кажущаяся эффективность туркменской экономики - она достигается за счет принудительного перекоса экономических механизмов в сторону извлечения сиюминутных демонстрационных результатов в ущерб реальной государственной выгоде и перспективам развития. А деньги, вырученные от бездумной распродажи природных ресурсов и безжалостной эксплуатации людского труда, аккумулируются на банковских счетах, подконтрольных Ниязову.

Для сравнения:

Среди существующих в настоящее время тоталитарных сект по духу и форме наиболее близка к Великому Туркменбаши псевдохристианская секта корейского сумасшедшего - "преподобного" Муна. Даже по числу подчиненных "преподобный" Мун (Сан-Мен Мун) вполне может сравниться с Ниязовым - ряды мунитов во многих странах мира насчитывают (по разным оценкам) 3-5 миллионов человек.

Официальная мунитская легенда говорит об "откровении", полученном шестнадцатилетним Муном во время молитвы в горах. Ему якобы явился Иисус Христос и призвал продолжить божественную миссию на земле. Мун провозгласил себя и свою жену Хак Джа Хан "истинными родителями" всего человечества, а всю свою родню - "истинной семьей".

Главная книга Муна - "Божественный Принцип" - надписана Муном, но реальными авторами являются несколько его учеников, имевшие богословское образование (сам Мун такового не имел). Помимо "Божественного Принципа", другим вероучительным источником для сегодняшних мунитов является непрерывающееся "откровение Муна" и его речи. Они относятся непосредственно к сегодняшнему дню как руководство к действию. Все это постоянно публикуется под рубрикой "Отец говорит" или "Учитель говорит". Особый источник откровения - Мун Хын Джин (один из 13 детей Муна от последнего брака), который в 1984 году разбился на машине (по некоторым сведениям, будучи пьяным). Его смерть была объявлена "искупительной смертью агнца", и он стал "царем в царстве духов".

Мун называет себя ярым антикоммунистом, что не мешает ему дружить с семейством Ким Чен Ира. Финансовая империя Муна, включающая в себя автомобильные заводы, рыболовецкие флотилии, газеты и еще сотни разного рода предприятий, разбросанных по всему миру, приносит хозяину миллиардные барыши, сравнимые с бюджетами отдельных развивающихся стран.




,
11 мая 2004

Думать не вредно...

Чарыгельды Аманов

Туркменистан: золотой век

Почему Россия не транслирует туркменское телевидение?

Лавры Дмитрия Рогозина, недавно сделавшего свой пиар на проблемах выхода из туркмено-российского соглашения о двойном гражданстве (оценка не наша, а Владимира Путина, назвавшего подобные действия "собственной раскруткой" некоторых политиков), похоже, не дают покоя его думскому коллеге – главе комитета по делам СНГ Андрею Кокошину.

Подтверждением тому стало интервью депутата, данное одной из федеральных газет. Хотя Андрея Кокошина нельзя ставить на одну доску с Дмитрием Рогозиным, чей политический экстремизм давно уже стал его визитной карточкой, тем не менее, и руководитель комитета по делам Содружества не упустил случая, чтобы обвинить правительство Туркмении в не всегда подтвержденных жизнью грехах.

Слов нет, проблемы русскоязычного населения в любой из бывших республик Союза – ныне независимых государствах – тема деликатная и весьма болезненная как для России, так и для ее партнеров по СНГ. Каждое неудачное или провокационное слово, вылетевшее из уст политиков или сошедшее с пера журналистов, может стать детонатором негативных событий. Так, кстати, и произошло недавно в результате развернутой по инициативе Рогозина антитуркменской истерии в российских СМИ. Привыкшие доверять прессе, русские в Туркмении, к сожалению, поддались паническим высказываниям и слухам, схватились за чемоданы. В итоге – резкое падение цен на квартиры, неудачный переезд, попытки вернуться обратно…

К счастью, взвешенную и государственную позицию заняли российские дипломаты, чьи усилия привели к налаживанию спокойного и конструктивного диалога со своими туркменскими коллегами. Прошел первый раунд переговоров в Ашхабаде, причем, в состав делегаций обеих сторон входили представители других ведомств, имеющих отношение к проблемам миграции и трудоустройства. А совсем недавно достигнуто согласие о проведении осенью второго раунда консультаций, теперь уже в Москве. Казалось бы, есть все условия для урегулирования всех ныне существующих проблем. Без громких заявлений и пикировок в СМИ. Однако, судя по всему, господин Кокошин переговорам предпочитает апелляции через прессу. Во всяком случае, такое мнение возникает после прочтения данного им интервью.

Во-первых, уважаемый депутат противоречит самому себе. Поначалу он говорит о положительных тенденциях в попытке разрешить возникшие проблемы. "Сам факт создания двумя президентами российско-туркменской комиссии по гражданству и начало переговоров можно считать определенными результатами, - вынужден признать Кокошин. - С туркменской стороны после первого раунда переговоров наметились некоторые подвижки. Сняты, в частности, требования проставлять в туркменских паспортах наших сограждан-бипатридов российские визы - бипатридам теперь выдаются многократные разрешительные записи на выезд из страны сроком до 1 года. В подписанном в Ашхабаде протоколе заявлено, что права и интересы российских граждан, проживающих в Туркмении, будут соблюдаться в полном объеме".

Однако в дальнейшем глава комитета Госдумы постарался перечеркнуть им же самим упомянутые "определенные результаты". В частности, делясь "своими соображениями", Андрей Кокошин заявил о том, что "с туркменской стороны явно просматривается попытка затянуть переговоры, отложить обсуждение острых вопросов на осень".

Странная постановка вопроса, ведь тогда аналогичную "попытку" можно узреть и в позиции российской стороны, чей МИД предложил провести второй раунд переговоров в Москве нынешней осенью…

Справедливо говоря о том, что "проблема касается повседневной жизни десятков тысяч людей", депутат называет "неприемлемой" "попытку Ашхабада ограничиться второстепенными уступками".

Если с первой частью этого утверждения трудно не согласиться, то ответить на вопрос, почему Ашхабад должен идти именно на уступки в равноправном переговорном процессе, может, наверное, только автор интервью.

Далее господин Кокошин выразил озабоченность "тем, как обстоит дело с русскими школами в Туркмении, с правом русскоязычного населения иметь общественные организации, газеты, радио- и телепрограммы". Здесь он пояснил, что "речь идет и о свободной трансляции теле- и радиопередач из России, о распространении российских газет".

К сожалению, депутат ограничился лишь данным заявлением-лозунгом. Наверное, потому, что каждая из обозначенных им тем требует отдельного обсуждения. Чтобы раскрыть их, пришлось бы объяснять, например, почему Россия до сих пор непозволительно мало внимания уделяла вопросу открытия в Туркменистане российских школ, филиалов российских вузов и других учебных заведений. Или ответить на вопрос, готова ли Россия сегодня организовать "свободную" (бесплатную?) трансляцию программ туркменского телевидения на своей территории, где проживают десятки тысяч этнических туркмен. А, может, Госдума готова выделить средства на доставку туркменских газет для живущих в России туркмен? Если нет, то почему Москва требует от Ашхабада безвозмездного распространения на его суверенной территории московских газет, а также теле- и радиопередач российских каналов?

Надо ли говорить о том, что все эти проекты в наше время являются предметом отдельных переговоров и, кроме доброй воли обеих сторон, требуют определенных затрат? И одной лишь угрозы возможной нератификацией Думой соглашения об отмене двойного гражданства тут явно недостаточно…

Столь же спорным, мягко говоря, представляется тезис главы комитета ГД РФ о том, что "за обустройство в России выехавших из Туркмении соотечественников должна была бы заплатить туркменская сторона, с учетом того, что тысячи россиян внесли существенный вклад в развитие этой страны". Позвольте, Андрей Афанасьевич, Вы что же, предлагаете новый раздел СНГ по принципу, кто во времена СССР и куда вкладывал деньги, кто, где и что строил? В таком случае и Туркменистан, глядишь, потребует от России вернуть ему не только пару БАМовских поселков, возведенных его строителями, но и станет претендовать на долю российских текстильных предприятий, куда за бесценок поставлялся туркменский хлопок. Или пожелает иметь в своей концессии часть российской трубопроводной системы, созданной, в том числе и за счет поставок в советские годы на экспорт за твердую валюту туркменских газа и нефти…

В концовке интервью депутат "выдает" противоречивое суждение относительно предлагаемых некоторыми его коллегами экономических мер воздействия на Туркмению. "Экономические санкции действуют не столько на власть имущих, сколько на население в целом, в том числе русскоязычное", - резонно отмечает Кокошин, призывая "очень осторожно относиться к такого рода рычагам" давления. Но тут же, "не отходя от кассы", не удержался-таки от того, чтобы пригрозить Ашхабаду: "На данном этапе требуется политическое и дипломатическое воздействие. Если оно не сработает, то придется думать и об экономических санкциях".

Думать, безусловно, никогда не вредно. Даже депутатам, особенно когда они делают столь серьезные заявления, затрагивающие важную сферу взаимоотношений двух дружественных стран. И желательно, хотя бы по долгу службы, думать об укреплении этих отношений, разрешении имеющихся проблем, а не только о росте собственных политических акций.




EurasiaNet,
6 мая 2004

Система образования в Туркменистане: спираль деградации

Эван Трац

1 июня министерство образования Туркменистана выполнит приказ президента Сапармурата Ниязова о признании недействительными всех дипломов об окончании вузов, полученных за пределами страны после 1993 г., и увольнении лиц, имеющих такие дипломы, с государственной службы. Приказ № 126, как называется эта новая мера, – последний в серии постановлений, касающихся сферы образования, и наносит серьезный удар по туркменскому студенчеству и продолжающему сокращаться классу профессионалов.

Дальнейшая деградация системы образования в конечном итоге приведет к дестабилизации Туркменистана, утверждает бывший чиновник туркменского правительства. Следствием политики Ниязова станет "появление угрожающе замкнутого и необразованного поколения, неспособного ответить на вызовы меняющегося мира", - сказал бывший чиновник. "Чем дольше это будет продолжаться, тем хуже будет положение дел и тем вероятнее будет распад государства [под грузом] внутренних противоречий".

Аналитики считают последний приказ частью более широкой политики, целью которой является вытеснение из страны граждан нетуркменской национальности и ослабление иностранного влияния на туркменское общество.

В частности, Ниязов явно добивается ограничения влияния России и русского языка. За последние пять лет в стране были закрыты почти все русскоязычные школы, серьезному сокращению подверглись программы изучения английского и русского языков. Преподавание в университетах происходит сегодня почти исключительно на туркменском, а это означает, что из стен учебных заведений изгоняются профессора и студенты, которые не владеют с совершенстве туркменским языком.

Бывший учитель, украинец по происхождению, заявил Хельсинскому фонду в Туркменистане: "Избавляясь от людей вроде меня, они назначают на освободившиеся должности этнических туркмен, а то, что у меня имеется диплом украинского университета, просто удобный повод".

Для студентов, которые учатся сегодня в университетах за рубежом, решение Ниязова о непризнании иностранных дипломов является серьезным ударом. "Студенты, которые учатся за рубежом и прилагают усилия для получения дипломов, поймут теперь, что их старания напрасны", – говорит туркменский студент, который в настоящее время учится в Соединенных Штатах. "Большинство студентов, которые учатся за рубежом, собирались вернуться и внести свой вклад в развитие Туркменистана, поэтому и для меня, и для них этот новый указ кажется лишенным всякого смысла".

Бывший учитель, работавший в Туркменистане, сказал, что те, кто учится сегодня за рубежом, совершат ошибку, если вернутся в Туркменистан. "Всем туркменским студентам, которые уже получают высшее образование за рубежом, следует теперь искать работу за пределами своей родной страны", – сказал учитель.

После обретения Туркменистаном в 1991 г. независимости система образования в стране постоянно деградировала. Бывший министр иностранных дел, а ныне известный критик Ниязова Авды Кулиев поясняет: "Дети до сих пор используют учебники и пособия, оставшиеся с советских времен, а все школы за пределами столицы закрыты с 1 сентября по 1 ноября", поскольку учащиеся должны помогать убирать урожай хлопка. В последние годы режим Ниязова сократил время обучения в школе с 10 до 9 лет и отменил преподавание предметов, которые посчитал ненужными, в том числе иностранные языки, изобразительное искусство и физкультуру.

В 2001 г. Ниязов ввел вместо ряда традиционных предметов школьной программы изучение своего трактата духовных наставлений "Рухнама". Этот шаг фактические превратил систему образования в инструмент политической пропаганды. В первых главах своей книги Ниязов объясняет, что Рухнама содержит в себе "свод деятельности народа... умов, деяний, надежд и традиций".

"Рухнама буквально подменила собой систему школьного образования в стране. Эта стала универсальной книгой", – говорит Майкл Кларк, бывший доброволец американского Корпуса мира в Туркменистане. В опубликованном в этом году докладе Хельсинкской федерации, посвященном Туркменистану, говорится, что цель администрации Ниязова заключается не в образовании детей, но скорее в том, чтобы "вести принудительную пропаганду и лишить детей... способности критически анализировать политический режим".

Режим Ниязова заставил деятелей образования почувствовать свою ненужность. Большинство учителей месяцами ждут, когда им выплатят зарплату, составляющую примерно 60 долларов в месяц. Предполагается, что они должны платить из своих карманов за школьные принадлежности и ремонт классов. Школы, расположенные за пределами столицы, представляют собой полуразрушенные здания советской эпохи, немногие из них отапливаются или подключены к водопроводно-канализационной сети. В 2000 г., с помощью еще одного указа, Ниязов сократил численность работающих в стране учителей, что привело к переполнению классов.

В 2003 г. Ниязов объявил, что высшее образование не будет бесплатным – шаг, который еще больше затруднит поступление в университет студентов из бедных городских и сельских семей. Уже сегодня, говорят наблюдатели, широко распространенная коррупция в большинстве университетов ложится тяжелым бременем на студентов. "Успеваемость студентов зависит не от знаний, полученных за годы учебы, но скорее от их способности платить профессорам за высокие оценки", – говорит Кулиев.

От редакции. Эван Трац – аспирант Школы права и дипломатии имени Флетчера в Медфорде (шт. Массачусетс). В 1997-1999 гг. доброволец американского Корпуса мира в Туркменистане, в 2000-2002 гг. занимался разработкой проектов на Украине, в Молдове и Белоруссии.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ