Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №107(01.10.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ФОРУМ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

ТУРКМЕНИСТАН



WashingtonProFile,
15 сентября 2004

Апофеоз автократии

Валютные средства транжирятся на маразматические проекты, типа строительства дворцов и монументов, фонтанов, озер в пустыне...

Нажия Бадыкова - научный сотрудник Института Европейских, Российских и Евразийских Исследований при Университете Джорджа Вашингтона.

Вопрос: В Средней Азии огромное количество авторитарных режимов, но только в Туркмении авторитаризм достиг просто невероятных масштабов. Чем это обусловлено?

Нажия Бадыкова: Этому способствовало несколько причин различного характера. Если сказать коротко, то Туркменистан был искусственно изолирован режимом Сапармурата Ниязова. Это был поэтапный и многосторонний процесс, смысл которого заключался в постепенном ослаблении влияния внешних и внутренних сил на события в стране.

После развала СССР не стоило большого труда сохранить контроль над туркменской экономикой, основу которой составляет энергетический сектор. Доходы от него позволили проводить независимую политику одного человека, осознавшего, что изоляция обеспечит выживание его режима. Финансовая и экономическая самодостаточность Туркменистана позволили проводить независимую политику, причем независимую не только от международных финансовых организаций, но от соседних стран. Страна не нуждалась в тесной кооперации, за исключением сотрудничества с Россией и Украиной, да и то, в основном, по газовому вопросу. Поэтому было практически невозможно и существенно влиять на ход событий и использовать экономические рычаги давления на режим со стороны международных организаций, таких как Международный Валютный Фонд или Всемирный Банк.

Использование политических рычагов со стороны международного сообщества было нивелировано провозглашением нейтрального статуса Туркменистана, а также подавлением оппозиции. Одновременно Ниязов проводил методичную политику уничтожения каких-либо предпосылок для возникновения прогрессивного мышления у населения. В Туркменистане существовала тонкая прослойка интеллигенции, которая в несколько приемов, начиная с начала 1990 годов прошлого века, была вытеснена из страны. По сути, идет процесс деградации туркменского общества.

Процесс централизации и приватизации власти прошел очень быстро: так часто бывает в энергетически богатых странах. Поэтому в рамках Центральной Азии параллель может быть проведена только с Казахстаном. Казахстан также богат энергетическими ресурсами. Но он сохранил достаточно мощный интеллектуальный слой общества. Можно сказать, что нынешний режим в Туркменистане возник в результате совпадения ряда факторов: обилия энергетических ресурсов, наличия компактной и не обремененной промышленностью экономики, тонкого слоя интеллигенции… А также того, что у власти оказался столь эксцентричный человек.

- Туркменистан является важным игроком на энергетическом рынке Евразии. Куда идут доходы от экспорта энергоносителей?

- Я бы сказала, что, именно благодаря своим энергетическом ресурсам, в данный момент Туркменистан является "игрушкой" в геополитической игре. Подавляющая часть средств от экспорта энергетических ресурсов оседает во внебюджетных фондах и на счетах, которые подконтрольны только одному человеку - Туркменбаши. Валютные средства транжирятся на маразматические проекты, типа строительства дворцов и монументов, фонтанов, озер в пустыне, а так же на возведение индустриальных объектов, которые, чаще всего, не могут быть признанны целесообразными с экономической точки зрения.

На самом деле происходит обогащение за счет туркменского народа не только маленькой группы людей во властных структурах, но и иностранных компаний. Народу достаются крохи, как правило, в виде дотаций. Так, например, даже по официальным сведением из госбюджета, который не включает в принципе существенной части доходов от энергетических ресурсов, всего 2% составляют расходы на социальную защиту населения.

- Поступали сообщения об участии туркменского режима в торговле оружием и наркотиками. Тем не менее эта страна не стала изгоем в международном сообществе. С чем это связано?

- Прежде всего, Туркменистан не удовлетворяет критериям, по которым определяются "страны-изгои". Это не Северная Корея и не Иран. Несмотря на маразматичность правящего режима, в Туркменистане отсутствуют ключевые черты, характеризующие классические страны- изгои. Туркменистан можно охарактеризовать, как мелкий диктаторский режим без военного и научно-технического потенциала. Возможно он приторговывает оружием и способствует наркоторговле, но таких стран в мире достаточно много.

Чтобы попасть в изгои надо серьезно встревожить мировое сообщество, а в частности США действиями определенного характера. Такие ярлыки обычно вешаются в одностороннем порядке на основании не столько гуманитарных принципов, сколько геополитических реалий. В случае с Туркменистаном, геополитические реалии благосклонны к режиму Ниязова. Объявление Туркменистана изгоем в данный момент не выгодно никому. Во-первых, это энергетически богатая страна, она занимает стратегическое положение и имеет статус постоянного нейтралитета, признанный ООН. То есть, по крайней мере, ООН должна признать, что политика Туркменистана не соответствует критериям страны с нейтральным статусом. Во-вторых, на территории бывшего Советского Союза, в частности в Средней Азии, идет тонкая игра между США и Россией по формуле "action-reaction". Эти две страны перемещаются по карте СНГ, словно по шахматной доске. Обе стороны опасаются сделать ошибку, которая бы дала другой необратимое стратегическое преимущество. Одностороннее провозглашение Турменистана изгоем безусловно даст другой стороне пространство для политических маневров. Ниязов в данном случае непременно выберет одну из сторон - неважно какую - которая пообещает предоставить гарантии неприкосновенности его режиму.

Если учесть тот факт, что Россия уже имеет большой уровень экономической вовлеченности в Туркменистане и продолжает активно укреплять свое влияние, то становится ясно, что с ее стороны такого рода негативной характеристики не последует. Я думаю, что не последует такого рода заявления и со стороны США. Маловероятно также, что эти две страны смогут договориться и выработать совместные решения в отношении Туркменистана или какой-то другой страны в Средней Азии.

- В Туркменистане отсутствует оппозиция. По крайней мере, в стране нет известного политика, который теоретически мог бы стать альтернативой Туркменбаши. Но рано или поздно, Сапармурад Ниязов вынужден будет уйти из власти. Что будет со страной после этого?

- Все зависит от того, как уйдет Ниязов - будет ли это плавный процесс или катастрофическое событие, процесс, порожденный внутренними или внешними факторами. От того, как это произойдет, и будет зависеть - какие силы придут к власти.

На данный момент режим держится на страхе перед Ниязовым. Но его окружают прагматичные люди, которые прилагают большие усилия, чтобы выжить и остаться в системе. Я очень сомневаюсь, что они искренне "пропитались" идеями Ниязова. Скорее всего после ухода Туркменбаши произойдет внутренняя перегруппировка сил и передел сфер влияний между элитой. Я думаю, что коррумпированная верхушка достаточно практична и не дойдет до серьезного конфликта за передел власти.

Как бы то ни было, я не думаю, что мы когда-либо снова увидим туркменского лидера, подобного Туркменбаши. Он - единовременное явление, ввиду собственной радикальности и нелепости. Я думаю, мы в любом случае увидим приход к власти в Туркменистане относительно прогрессивного человека. Режим будет постепенно утрачивать свои тоталитарные черты и приобретать авторитарные характеристики.

Если процесс ухода Ниязова будет вызван внутренними факторами, то место Ниязова займет человек из существующей элиты. Но если смена произойдет за счет помощи извне, что крайне маловероятно, но тем не менее возможно, то могут произойти и кардинальные изменения. В любом случае, человек, который придет к власти, получит незавидное наследство - практически полностью разрушенную экономику, институты управления с атрофированными функциями, безграмотное население, отсутствие квалифицированных кадров…

- В Средней Азии существует достаточно много перманентных конфликтов, таких как территориальные споры между государствами, этнические проблемы и т.д. Могут ли возникнуть там военные конфликты?

- Для военных конфликтов должны существовать серьезные предпосылки, и я не думаю, что таковые существуют в данный момент. Более того, я не думаю, что такие предпосылки когда-либо возникнут. Хотя, безусловно, возможны стычки и провокации, а также ухудшение и улучшение отношений с соседями. Ни одна из среднеазиатских стран не может позволить себе военного конфликта, потому что каждая из них имеет внутренние проблемы, куда более серьезного характера. В частности, Узбекистан, в настоящее время, столкнулся с проблемой терроризма. Устранение этой угрозы является приоритетом как во внешней, так и во внутренней политике этой страны.

Что касается Туркменистана, то самые серьезные трения у Туркменистана были и остаются с Узбекистаном. Но и здесь дело не дойдет до военного конфликта. Туркменистан чрезвычайно слаб в военном плане. К тому же, военный конфликт будет политическим самоубийством для президента Ниязова. Я думаю, он хорошо понимает возможности своей армии, а также и тот факт, что Узбекистан является стратегическим партнером США в борьбе против терроризма. Поэтому, полностью исключено, что Ниязов будет инициатором начала военных действий.

Страны Средней Азии в разрешении конфликтов будут полагаться на рычаги другого характера и будут непременно оглядываться на геополитических гигантов. В регионе присутствуют две мировые державы - Россия и США - которые выступают в роли сдерживающих сил. Хочу также отметить, что нестабильность в Средней Азии на данный момент, в отличие от Кавказа, не выгодна никому из заинтересованных сторон.




Гундогар,
19 сентября 2004

Школьные годы… чудесные?

Нургозель Байрамова

Туркмены не хотят расставаться с русским языком

Прогрессирующий процесс выдавливания русского языка и русской культуры из Туркменистана патронирует лично Сапармурат Ниязов.

Возвращаясь к теме "Образование в современном Туркменистане" и говоря о системе среднего образования, прежде всего хотелось бы отметить, что если где и сохранились островки грамотности, так это городские школы, совмещающие обучение на туркменском и русском языках, где еще сохранились старые кадры учителей, для которых "священная Рухнама" не является истиной в последней инстанции.

К нынешнему учебному году, по официальным данным, подготовлено и выпущено около 40 новых учебников и программ для средней школы. Что это за учебники? История Туркменистана - по "Рухнаме", язык и литература - по "Рухнаме" и другим образцам "творчества" Сапармурата Туркменбаши, особый предмет для изучения составляет непосредственно сама "Рухнама", а теперь и "Рухнама-II". Учебники математики, физики и химии также пестрят ссылками, а порой и целыми главами, посвященными этому "духовному шедевру".

Испокон веку авторами школьных учебников и методических пособий являлись сотрудники педагогических академий и институтов. В Туркменистане, где вся наука "отменена" Ниязовым за ненадобностью, данной работой занимаются чиновники министерства образования, для которых труды выдающихся современных ученых и педагогов древности уже давно утратили авторитет в силу того, что их авторы не были знакомы с ниязовским учением о духе.

Возьмем для примера недавно выпущенную методичку "Математика в вопросах и ответах", подготовленную сотрудником министерства образования Туркменистана А. Овезовым и учительницей средней школы № 52 Д.Овезовой. Это сборник тестов по математике для учащихся 4-6 классов, сочетающий "познавательные и воспитательные функции" и содержащий "богатый фактический материал из культурного наследия туркмен", а также множество поучительных притч, важных дат и событий, "сыгравших особую роль в жизни туркменского народа". Нетрудно догадаться, из какого "источника" почерпнуты эти притчи и даты и вряд ли они имеют отношение собственно к математике.

Очевидно, что исключительно ниязовской "духовностью" руководствовалась директор одной ашхабадской школы, расположенной в микрорайоне компактного проживания русскоязычного населения столицы. В преддверии нового учебного года эта представительница новой генерации туркменских педагогов совершила акт дремучего вандализма. Выполняя указание министерства о ревизии библиотечных фондов и уничтожении всего "лишнего и ненужного", а таковым, по ее мнению, являются учебники и другая литература на русском языке, эта дикарка, предварительно уволив русскоязычную женщину-библиотекаря, вызвала в школу нескольких учеников 8-го класса и заставила их выбросить через окно 4-го этажа во двор всю русскую классику, произведения современных советских и российских писателей, всю русскую учебную литературу, энциклопедии, атласы, справочники и методические пособия. Все это было погружено на тракторную тележку и свезено на ближайшую свалку с указанием сжечь. Ведь в противном случае книги могли появиться на прилавках Толкучки и быть раскупленными "на ура" жителями Ашхабада. Такие случаи уже имели место, и во избежание этого литературу было приказано превратить в пепел.

Учительница русской литературы, которой дети рассказали о том, что произошло в их школе, попыталась урезонить директрису. Но не тут-то было. Воинствующая невежда заявила: "Скоро вас, русских, здесь не останется, и туркменам не нужно будет читать по-русски". Можно себе представить, каким образом такой, с позволения сказать, педагог сеет "разумное, доброе, вечное" в юные души.

Уже сейчас в Туркменистане остро ощущается дефицит квалифицированных педагогических кадров. Обучение в педагогических вузах, как и во всех других высших учебных заведениях страны, ограничено двумя годами. Львиную долю учебного времени занимает штудирование произведений Сапармурата Ниязова, проходят конференции на тему "Рухнамы", конкурсы и викторины по той же тематике.

В качестве главного аттестационного предмета для учителей была введена все та же "Рухнама". По этой причине под сокращение попали многие педагоги из числа тех, кто получил образование в дониязовскую эпоху, либо учился за пределами Туркменистана: в России, Украине, Белоруссии. В первую очередь это коснулось преподавателей "нетитульной" национальности, учителей русского языка и литературы, других предметов, преподавание которых велось на русском языке. В том случае, если экзамен на знание "Рухнамы" был сдан успешно, а руководство школы было заинтересовано в закрытии "русских" классов и увольнении педагогов, экзамен повторялся, но теперь уже на туркменском языке.

Инициатива по сокращению "русских" школ и "русских" классов в туркменских школах начала осуществляться еще при преждних министрах образования Аннакурбане Аширове и Мамеддурды Сарыханове. В 2000-2002 годах "русские" классы были упразднены в районных и городских школах. В крупных населенных пунктах, столицах велаятов и Ашхабаде число "русских" классов резко сократилось, а преподавание русского языка в "туркменских" классах было вообще упразднено. В настоящее время этот прогрессирующий процесс, поощряемый властями и руководством министерства образования в лице Хыдыра Сапарлиева, патронирует лично Сапармурат Ниязов. Туркменские чиновники верно расчитали: русскоязычное население страны при отсутствии для своих детей перспективы получения должного образования, вынуждено покидать страну.

Этот процесс, к великому сожалению, характерен не только для Туркменистана. Все страны Центральной Азии в той или иной степени переживают отток русскоязычного населения именно вследствие ограничений на получение образования на родном языке. К моменту распада Советского Союза русские составляли одну пятую населения Центральной Азии, то есть почти 10 млн. человек. В настоящее время в Узбекистане, например, численность русского населения уменьшилась на треть и составляет 1 млн., или 4% от общего числа жителей. И хотя о прямой дискриминации русских в Узбекистане речь пока не идет и ситуация там выгодно отличается от туркменской: русский язык обязателен для изучения в школах и вузах, каждый пятый студент учится на русском потоке, а только в одном Ташкенте действуют 5 русских театров - тем не менее русские и русскоязычные граждане покидают страну.

В Казахстане, где в отдельных районах на севере и востоке страны русское население составляло до 80%, за последние 15 лет произошел самый большой отток русских переселенцев. Тем не менее русская община - вторая по величине и составляет 30% населения страны. Так же, как и в других центральноазиатских государствах, русские не занимают руководящих должностей. Ограничения объясняются незнанием казахского языка, и хотя Конституция Казахстана признает равенство казахского и русского языков, а президент Нурсултан Назарбаев, прекрасно говорящий по-русски, неоднократно заявлял, что "русский язык для казахов нужен, как хлеб, каждый день", отсутствие перспективы и трудности в получении образования все чаще становятся причиной, по которой русские покидают Казахстан.

В отличие от центральноазиатских государств, где, как заявляют их руководители, приняты свои "специфические" формы демократии, а по существу склонных к тоталитаризму, в странах Балтии нарастает волна выступлений защитников русских школ. В Международный день знаний в столице Латвии Риге состоялся грандиозный митинг в знак протеста против вступления в силу с 1 сентября скандального закона об образовании. По нему преподавание в старших классах школ нацменьшинств, в первую очередь русских, должно идти преимущественно на латышском языке. Депутаты от оппозиционной партии "За права человека в единой Латвии" предложили парламенту наложить мораторий на проведение школьной реформы. Однако их предложение было отклонено. После этого более тысячи школьников устроили 2 сентября шествие по городу, а также начали забастовку. Школьников поддержали родители. Отчаявшись добиться соблюдения своих прав и прав своих детей, группа родителей и преподавателей вынуждена была пойти на крайнюю меру протеста - бессрочную голодовку.

8 сентября Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Латвии Игорь Студенников посетил офис Латвийского комитета по правам человека, в помещении которого проводили голодовку протеста активисты Штаба защиты русских школ, требовавшие введения моратория на реформу образования-2004, где заявил: "Вы русские люди, наши соотечественники и мы в России внимательно следим за вашей акцией и сопереживаем". Дипломат также напомнил, что накануне было опубликовано заявление МИД РФ в связи с протестными акциями в Латвии и проблемами школьного образования, в котором упоминалась и объявленная голодовка.

Депутат парламента Латвии от объединения "За права человека в единой Латвии" ("ЗаПЧЕЛ") Яков Плинтер, сообщил, что в акциях протеста защитников русских школ за последние полтора года приняло участие более 200 тыс. человек. "Властям не хватило политической воли, мужества и разума отменить никому не нужную реформу! Нас вынуждают бороться дальше! Мы не собираемся отступать!", - заявил Плинтер.

Протесты против дискриминационных действий властей Латвии в отношении национальных меньшинств поддержали русскоязычные жители соседней прибалтийской республики - Эстонии, поскольку аналогичная реформа образования грядет там в 2007 году.

В Туркменистане процесс уничтожения русскоязычного образования, в отличие от стран Балтии, проходит без объявления соответствующей реформы и уже не один год. Все школы, в которых преподавание велось на руском языке, за исключением одной-единственной школы при посольстве РФ в Ашхабаде, носящей имя А. С. Пушкина, были закрыты. Во многих школах, где обучение велось на двух языках, уже несколько лет нет набора в начальные "русские" классы. Обеспокоенные родители обращаются с просьбами о возобновлении преподавания на русском языке в администрацию школ, районные, городские, областные отделы образования, а также в министерство образования Туркменистана, однако подобные обращения зачастую не только не рассматриваются, но даже и не фиксируются "принимающей стороной".

Особенно показательно, что в сохранении "русских" классов заинтересовано и туркменское население. В нескольких сельских районах прошел сбор подписей среди туркмен с просьбой открыть на каждый район хотя бы одну школу с обучением русскому языку и преподаванием части предметов на русском языке. За помощью люди обратились также в посольство РФ, где их, что удивительно, выслушали, вероятно потому что посол А. Молочков уже давно из Ашхабада отозван, а временный поверенный в делах России в Туркменистане Андрей Крутько гораздо внимательнее относится к проблемам соотечественников, нежели его бывший, прирученный Ниязовым шеф. Впрочем из этой затеи со сбором подписей ничего реального так и не вышло.

Уже не один год существует "устное распоряжение" [здесь полагается многозначительно указать пальцем на ближайший портрет Туркменбаши - прим. автора] не брать в "русские" классы детей с туркменскими фамилиями, даже если ни сам ребенок, ни его родители не говорят по-туркменски. При этом, как заявил председатель русской общины Туркменистана Анатолий Фомин, более половины учащихся школы им. Пушкина в Ашхабаде - составляют этнические туркмены. Привлекательность получения нормального 11-летнего среднего образования и аттестата российского образца не останавливает родителей, имеющих хорошее материальное положение, перед необходимостью платить за место в этой элитной школе огромный "взнос" - около 2 тысяч долларов США.

Администрация других школ, где все еще сохраняются "русские" классы, тоже старается не упустить своего. Некогда лучшая столичная школа № 7 (директор А. Сатылова), специализирующаяся на преподавании английского языка, в настоящее время знаменита четко отработанной системой поборов, которые взимаются с родителей будущих учеников. Чтобы малышу с туркменской фамилией стать учеником "русского" класса, его родителям приходится раскошелиться, минимум, на 400-500 долларов.

С нынешнего года министерство образования ввело еще одно "новшество": в "русские" классы запрещено принимать не только туркмен, но и детей с другими "мусульманскими" фамилиями: узбеков, казахов, лакцев, аварцев, азербайджанцев, татар и др. Школ для этих представителей национальных меньшинств в Туркменистане нет и в помине, поэтому родители предпочитали, чтобы их дети учились на русском языке. Особенно преуспел в деле "отуркменивания" руководитель областного отдела образования Лебапского велаята Бекназар Гельдыев. По его распоряжению инспекторы отдела обзванивали школы и требовали исключить из списков первоклассников "мусульман-нетуркмен". С теми преподавателями, кто старался сохранить преподавание на русском языке, этот мракобес расправлялся с особой жестокостью. Его же рукой были вычеркнуты из списков на поездку в США по программе USAID все представители национальных меньшинств.

Согласно официальной статистике, в Туркменистане насчитывается 1705 общеобразовательных учебных заведений, из которых 14 - туркмено-турецких школ образовательного центра "Башкент", турецкие анатолийский лицей и начальная школа при посольстве Турции в Туркменистане. Количество обучающихся в туркмено-турецких учебных заведениях ежегодно доходит до 10 тыс. человек Не для того ли, чтобы дать "зеленый свет" турецким школам, в Туркменистане сокращается русскоязычное образование?

Ни для кого не секрет, что туркмено-турецкие учебные заведения финансируются исламистами, сторонниками объявленного Турцией в международный розыск Фетуллаха Гюлена. Однако, несмотря на это, популярность турецких школ и колледжей в Туркменистане продолжает заметно расти. "Получить хорошее образование в Туркменистане невозможно, вот и вынуждены родители отправлять своих детей в турецкие школы, даже не подозревая, какую опасность эти школы представляют для ребенкa, который, ничего не зная о мировых религиях, попадает в руки исламистов", - выражает озабоченность один туркменский студент.

Мнение туркменского юноши подтверждает депутат Государственной Думы РФ Владимир Жириновский. Говоря о перспективах развития Центральноазиатских государств, он неоднократно высказывал опасение, что при пассивной позиции России в этом вопросе "со временем они станут страшными исламскими государствами, как Иран и Афганистан, и мы полностью их потеряем". Уж в чем, а в Востоке Жириновский толк знает.

Вероятно, Сапармурат Ниязов к этому и стремится - любыми силами оторвать Туркменистан от России. Он не учитывает только одного: разрезать "по живому" старые связи и многими десятилетиями формировавшиеся дружеские симпатии народов ему, диктатору и русофобу, вряд ли удастся.




Новая политика,
22 сентября 2004

Игры с огнем в отсутствие воды

Аждар Куртов

Сапармурад Ниязов, Великий Туркменбаши, Сердар - вождь, а вожди, как известно, всегда делают то, что они считают сообразным их всемирно-исторической миссии.

Вся история региона Центральной Азии связана с конфликтами. Внешне многие конфликты в Центральной Азии имеют этнический характер и выглядят как столкновение разнонаправленных интересов различных этнических общностей. Однако в подавляющем большинстве ситуаций глубинной основой таких конфликтов является борьба за ресурсы. Для политических элит борьба за ресурсы всегда была имманентно связана с борьбой за получение и удержание политической власти.

Водная проблема региона выступает одним из наиболее показательных примеров того, как борьба за ресурсы влияет на развитие региона, обостряя межгосударственные противоречия и межэтнические разногласия. Исторически вода выступала в Центральной Азии в роли важнейшего, объективно необходимого ресурса и для простого выживания людей и для развития их цивилизации.

В этом смысле трудно оценить с рациональной точки зрения многие шаги такого известного центральноазиатского лидера, как президент Туркменистана. Сапармурад Ниязов, Великий Туркменбаши, Сердар - вождь, а вожди, как известно, всегда делают то, что они считают сообразным их всемирно-исторической миссии.

Сегодня в Туркменистане реализуются проекты строительства гигантских искусственных озер в Каракумах. Один из новых туркменских водоемов - "Зеидское искусственное море" планируется соединить 25-киллиметровым каналом с самой крупной рекой региона - Амударьей, водой из которой он будет питаться. Сегодня работы на этом объекте ведутся ударными темпами - фактически круглосуточно. Проектная ширина канала составляет 100 метров, а глубина - 15 метров. Для специалистов эти две характеристики значат многое - это действительно гигантское сооружение. Пятнадцать метров - это осадка крупного океанского танкера. Впечатляют и другие параметры искусственного моря. Его радиус будет превышать 100 км, а чаша водной поверхности, как радостно сообщают туркменские СМИ, займет около 40 тыс. гектаров. При этом новый рукотворный водоем сможет принимать 3 млрд. кубометров воды.

И это далеко не единственный проект Туркменистана. В мае 2000 г. Сапармурат Ниязов сообщил о начале работ по созданию в Каракумах водоема, к которому по проложенным коллекторам пойдут дренажные воды со всех велаятов (областей) страны. Именно этот проект, получивший название "Туркменское озеро", стал самой крупной стройкой в республике. Проект предполагает создание уже 720-километрового канала, который примет коллекторно-дренажные воды велаятов Туркменистана. Первая вода в это "море в Каракумах" будет подана, как предполагается, уже к концу 2004 года. По мере заполнения водохранилища, которое продлится по задумкам проектировщиков несколько десятилетий, его емкость превысит 132 куб. километра, площадь водного зеркала составит около 3,5 тысячи квадратных километров. Если проект осуществится, то это уникальное озеро в пустыне будет ежегодно принимать до 10 кубических километров дренажной воды, что, как предполагают в Туркменистане, в корне изменит мелиоративное состояние орошаемых земель на всей территории данного государства.

Планы, как видим, у туркменского руководства воистину грандиозные. Но они имеют совершенно очевидную связь с проблемой региональной безопасности, и вообще устойчивого развития региона Центральной Азии. Ведь воду в новые водоемы Туркменистан, так или иначе, будет брать именно из Амударьи. Недостаток стока данной реки в немалой степени уже способствовал кризисной ситуации, связанной с Аральским морем. Давно уже нет тех коммунистов, которые, как уверяют до сих пор газеты и школьные учебники стран региона, из Кремля заставляли местных дехкан сажать хлопок, и тем самым погубили Арал. Однако, получив независимость, лидеры Центральной Азии ни на шаг не смогли продвинуться к решению проблемы Арала. По-прежнему каждый тянет одеяло (в данном случае воду из рек) на себя, не считаясь с интересами соседа. По сути дела перед нами те же войны, только в новом обличии.

Аральское море, занимавшее ранее четвертое место в мире среди замкнутых водоемов, сегодня потеряло более 60 % своего объема. Горизонт воды в нем понизился более чем на 16 метров. Обнажившееся дно Арала - а это 40-50 тыс. кв. км. - разносит сегодня сотни тысяч тонн песка и вреднейших солей. Уже сейчас 150 тыс. человек уехали из Каракалпакии, где в ряде мест практически невозможно жить. Людям выдают по ведру воды в день и живи, как хочешь. Точнее: хочешь - живи, а хочешь заворачивайся в саван и готовься предстать перед взором Аллаха.

Водные ресурсы бассейна Амударьи уже давно исчерпаны. Это самая крупная по площади водосбора и водоностности река Центральной Азии, особенно в ее среднем и нижнем течении, буквально иссечена системой каналов. Формально между государствами, расположенными в бассейне Амударьи заключено соглашение, согласно которому действуют лимиты водозабора (при базовом показателе средней годовой нормальной водности 53,39 куб. км): для Кыргызстана (для орошения небольшого массива на юге республики) - 0,09 куб. км, для Таджикистана - 7,9 куб. км, для Туркменистана - 22 куб. км, для Узбекистана - 22 куб. км и отдельно для Сурхандарьинской области - 1,4 куб. км. Учитывают ли новые масштабные туркменские проекты интересы других стран региона - это очень и очень серьезный вопрос, на который каждый, я полагаю, в состоянии дать вполне очевидный ответ.

Канал прорыть, конечно же, можно. Можно вырыть и гигантское водохранилище. Можно даже назвать его морем и присвоить ему имя государственного лидера. Но вот чего не сможет сделать туркменское правительство, так это соорудить глухую стену от земли до небес, чтобы отгородить Туркменистан от тех зловредных ветров, которые разносят по всей Центральной Азии соль с обнажившегося дна Арала, тем более, что последнее еще больше расширится после сдачи каналов и водоемов в эксплуатацию.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ