Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №53(01.06.2002)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
УКРАИНА
БЕЛОРУССИЯ
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ЗАКАВКАЗЬЕ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Молдова Ази,
30 июня 2002

Внешние кредиты и местное лицемерие

Влад Берку

Несомненно, есть тысяча и одна причина для неудовлетворенности тем, как были использованы внешние займы, полученные Молдовой после 1992 года.

Некоторые проекты провалились, такие, например, как Джюрджюлештский терминал, другие не дали ожидаемых результатов, как, например, Первый Аграрный проект, финансированный Всемирным Банком, который не привел к быстрому возрождению научно-исследовательских институтов в области сельского хозяйства, зато значительная часть фондов полученных от внешних кредиторов была затрачена на закупку зерновых, товаров для детей, покрытие бюджетного дефицита, погашение задолженностей по зарплатам.

То, что навело многих на мысль о плохом управлении займами и о том, что они, по сути, не были нужны - это отсутствие каких-либо экономических результатов. Кризис углублялся на фоне все возрастающего потока кредитов, которые превысили сумму в 1,5 миллиарда USD. Реформы (во многих случаях - их имитация) не принесли ожидаемых плодов. В конечном итоге они не привели к повышению качества жизни, бедные стали еще беднее, а Республика Молдова числится суть ли не самой бедной страной Европы.

Так, есть тысяча и одна причина для недовольства тем, как были использованы внешние кредиты, взятые Республикой Молдова после 1992 года, когда с Правительством США было подписано первое соглашение о кредитовании в рамках Программы PL-480.

Однако, по-моему, неправомерно утверждать, будто большинство этих кредитов были "съедены".

Пытаясь выяснить, почему все, в том числе и те, кто разбирается в экономике, считают, что полученные кредиты ушли на потребление, я пришел к выводу, который, хотелось бы надеяться, является ошибочным. Почти все время из данной болезненной проблемы "делали политику". При этом понятие "делать политику" путали с понятием "делать экономику". В этом преуспели не только политики, но и те, кто был призван осуществить экономическую реформу.

АЛЬТЕРНАТИВЫ НЕТ

После 1991 года Республика Молдова оказалась в такой ситуации, в которой ей пришлось выбирать не инвестиционные проекты или программы, внедрение которых позволило бы остановить экономический спад, а фонды для поддержки платежного баланса, покрытия бюджетного дефицита или приобретения зерна в условиях, когда один засушливый год следовал за другим.

В докладе миссии Всемирного Банка, побывавшей в Кишинэу в апреле-мае 1998 года, отмечалось: "Аккумулирование долгов является недавним феноменом для Молдовы, которая не имела внешних долгов к моменту получения независимости. С 1991 года, рост внешнего долга приобрел угрожающие темпы. Его общая сумма в долларах выросла на 330 процентов в период с конца 1993 года до конца 1997 года, при общем годовом проценте роста в 44 процентов, тем самым удельный вес долга в ВВП увеличился с 20% в 1993 г. до 58% в 1997 г. Соотношение между выплатами на обслуживание внешнего долга и внешним долгом имело еще более радикальную тенденцию, увеличившись с 2 млн. USD в конце 1993 года до около 126 млн. USD в 1997 году, при общем годовом проценте роста равным 123%".

В 2002 году отмечается еще более удручающая ситуация. Общая сумма внешних долгов, в том числе за импортированный природный газ составляет 1,910 млрд. USD (из которых 1,536 млрд. - долги правобережных районов Днестра), что составляет 154% по отношению к Внутреннему Валовому Продукту. Итак, внешняя задолженность в 1,5 раз превышает стоимость всех материальных благ и услуг, производимых внутри страны за год. Только плата за обслуживание внешнего долга достигает в нынешнем году 200 млн. USD, что составляет 75 процентов от доходов государственного бюджета.

Резкий рост внешнего долга зарегистрирован в 1994 году (157,99 млн. USD) и в 1997 году (266,84 USD). Правительства, возглавляемые аграрием Андреем Сангели и его последователем Ионом Чубуком получили самые большие суммы кредитов - соответственно 513,559 млн. USD и 196,419 млн. USD.

КТО И СКОЛЬКО ДОЛЖЕН?

Самый крупный должник - государство. Прямые долги правительства к концу прошлого года составили 771,8 млн. USD, или 40% от общей суммы. Затем в убывающем порядке следуют: долги за энергетические ресурсы - 563,4 млн. USD, (29% от общей суммы), частная задолженность - 221,8 млн. USD (12%), долги, гарантированные Правительством . 202,2 млн. USD (11%), долг Национального Банка . 151,3 млн. USD (8%). По данным НБМ, публичная задолженность на конец III квартала прошлого года составляла 65,7% от общей суммы долгов.

КОМУ МЫ ДОЛЖНЫ?

Данные Национального Банка показывают, что долг перед Международным Валютным Фондом к концу III квартала 2001 года составлял 153,53 млн. USD, Всемирным Банком -317,06 млн. USD; США - 60,46 млн. USD; Россией - 91,69 млн. USD; Японией - 27,24 млн.; Европейским Союзом - 46,77 млн. USD, срочные государственные облигации - 165 млн. USD, долги, взятые под гарантию правительства у ЕБРР - 64,35 млн. USD и т.д.

Была ли альтернатива внешним займам? Несколько лет назад эксперты Всемирного Банка отмечали, что "Правительство усиленно занимает у внешних источников, так как в целом иностранные кредиты намного дешевле, чем внутренние. Малоразвитый рынок капитала также мешает Правительству заимствовать внутри страны".

Такую же ситуацию можно констатировать и сегодня. Даже если средняя процентная ставка по кредитам, предоставляемым местными банками в национальной валюте, сократились за последние три года более чем на 40%, а в иностранной валюте - на 48%, годовая ставка по кредитам в национальной валюте составляла в марте нынешнего года 24,86%, в иностранной валюте - 12,83%.

В РОЛИ ПОСТРАДАВШЕГО

Но вот в июне 1993 года предпринимается попытка "задействовать внутренние резервы". Парламент решил взять льготный кредит на общую сумму 77 млрд. рублей сроком на шесть лет на развитие промышленности, сельского хозяйства и строительства.

Реакция МВФ, с которым на тот момент Кишинев вел переговоры по вопросу введения собственной национальной валюты, не заставила себя ждать. Фонд предупредил молдавские власти о том, что не предоставит необходимую финансовую поддержку по вводу в обращение молдавского лея, и те сдались. На заседании Правительства 1 июля 1993 года идея льготного кредитования была категорически отвергнута.

Между тем коммерческие банки предоставляют Объединению "Череале" займы на заготовку зерновых с астрономической ставкой в 185%, сроком всего на два месяца.

В попытке преодолеть последствия засухи 1992 года Республика Молдова одалживает 9 миллионов USD у США в рамках Программы PL-480 на закупку зерна. Зерно закупается на американском рынке по цене гораздо большей, чем запрашиваемая на внутреннем рынке. Производители хлеба не преминули поднять цены.

Все это происходит на фоне углубления экономического кризиса. В сентябре инфляция достигла уровня 64,4 процента, а бюджетный дефицит превысил 7 процентов. Эксперты говорят о "беспрецедентном кризисе", в то время как премьер Андрей Сангели заявляет, что Молдове "удалось сделать первые шаги по восстановлению национальной экономики", и что "для полного обеспечения реформ необходимо 250 миллионов долларов". В конце октября, участвуя в Парижском заседании консультативной группы Всемирного Банка, премьер-министр запрашивает кредиты на покрытие бюджетного дефицита.

Образ Молдовы 1993-1994 гг. - это образ страны, пострадавшей от заморозков, засухи, финансовых и других катаклизмов.

В этот период Кишинев берет один кредит за другим у США - на импорт зерна, Румыния обязуется поставлять Молдове ежемесячно 10 тысяч тонн бензина, 20 тысяч тонн солярки, 500 тонн технических масел и 100 тыс. тонн угля, Всемирный Банк предоставляет кредит на сумму 25,823 млн. USD на преодоление последствий засухи лета 1993 года, а Европейское Сообщество - 54 млн. USD на поддержку торгового баланса.

Таким образом, кредиты, полученные в 1993-1994 г.г., шли в основном на потребление.

Могло ли тогдашнее правительство поступить иначе? Некоторые экономисты считают, что Республика Молдова могла бы избежать гиперинфляцию с ее негативными последствиями, если бы лей был введен в обращение еще в 1992, а не в конце 1993 года, если бы приступила к радикальным реформам во всех областях сразу же после объявления независимости, и если бы не попытки руководства преодолеть пропасть в два-три прыжка. В конце концов, ту же пищевую пшеницу можно было закупить у местных производителей, но правительство предпочло взять кредит сроком на 7 лет при 2-3-х процентной ставке и приобрести зерно на американском рынке, чем сразу расплатиться с внутренними поставщиками.

Так или иначе, уже в 1993-1994 годах Правительство все чаще упрекали в неоправданном заимствовании средств извне, возвращать которые придется будущим поколениям.

ЛОЖНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ

Три месяца назад правительственная газета "Независимая Молдова" утверждала, что из общей суммы кредитов, взятых правительством, только 9 процентов ушли на инвестиции, а остальные - на текущее потребление.

И действительно, из сотен миллионов, одолженных Правительством, всего несколько десятков миллионов были использованы на капитальные инвестиции. С этой точки зрения вышеприведенное утверждение кажется верным, в силу своей объективности. Не сомневаюсь, что сегодня многие разделяют это мнение.

Однако на самом деле это - ложное утверждение. Это ошибка, тиражируемая в особенности нынешними властями. Почему ложное? А потому, что Кишинев брал кредиты не только на импорт зерна или товаров для детей, но и от Всемирного Банка - на осуществление Первого и Второго Проектов развития частного сектора, на внедрение Энергетического проекта I, на финансирование Фонда социальных инвестиций и др.

Естественно, Всемирный Банк не вкладывал в здания, оборудование, основные фонды - может быть за редкими исключениями, такими, как Фонд социальных инвестиций или Энергетический проект. Зато он инвестировал в то, что наиболее важно для нас, а именно в человеческий капитал, в развитие частного сектора, в реформу.

Проанализируем один из проектов, который многие, возможно, относят к категории "съеденных" кредитов - Проект развития частного сектора I. 15,63 млн. USD и 12,3 млн. немецких марок от его общей суммы были предоставлены на открытие новых линий кредитования частного сектора посредством молдавских банков. Из этих средств было профинансировано всего 134 подпроекта, представленных молдавскими предприятиями, а часть денег была использована на реструктуризацию предприятий.

Второй проект развития частного сектора предусматривает подготовку 2000 менеджеров, 400 из которых прошли или пройдут стажировку за границей.

Но ведь если верить той же газете, займы, предоставленные Всемирным Банком, составляют около 34 процентов от общей суммы кредитов, взятых всеми семью кабинетами министров, правившими республикой.

На недавнем собрании Патроната это старое заблуждение вновь было озвучено: многие собравшиеся заявляли, что только 8-9 процентов внешних кредитов были использованы для инвестиций.

НА ЧТО ДАЕТ ДЕНЬГИ МВФ?

Это - не праздный вопрос, как может показаться некоторым. Даже те, кто разбирается в экономике, часто путают МВФ с заурядным внешним кредитором, который, как они думают, дает деньги с целью их выгодного размещения.

Не далее как месяц назад один якобы специалист в экономике патетически вопрошал: ну зачем Молдова так много взяла у МВФ?

Вступать в полемику с подобными горе-знатоками, особенно в такой сфере как экономика - дело неблагодарное. Первый кредит у МВФ Кишинев взял в начале 1993 года, в разгар подготовки к вводу в обращение национальной монеты. Следующие кредиты были выделены на поддержку стабильности лея, и единственным бенефициантом этих кредитов - будь то Льготные условия Stand-by, будь то Расширенное льготное финансирование EFF, будь то PRFG - является Всемирный Банк.

Это - не кредиты в общепринятом смысле слова. Республике Молдова была всего лишь предоставлена возможность покупать твердую валюту в обмен на национальную. МВФ не контролирует использование соответствующих сумм, они входят в резервы Национального Банка и таким образом становятся собственностью государства.

В 1993-2001 г.г. кредиты, предоставленные МВФ, составили 334 млн. долларов, из которых 185 млн. уже возвращены.

Фонд предоставлял займы на основе соглашения между Всемирным Банком и Правительством, и эти соглашения, как правило, предусматривают весьма жесткие правила. После подписания первого Меморандума, эксперты оценили условия, выдвинутые МВФ, как "шоковая терапия". Но Фонд хочет быть уверен, что та или иная страна готова продолжать реформы и создавать условия для поддержания экономической и финансовой стабильности.

И если какая-либо страна не соблюдает обязательства, согласованные с МВФ, последний приостанавливает финансирование. Так случилось после июля 1997 г., когда Молдова получила третий транш кредита EFF, но так как не выполнила положения меморандума, следующий транш получила только в январе 1999 г. На девять месяцев финансирование было приостановлено и в январе-августе 1999 г.

Летом 2001 года МВФ вновь приостановил финансирование Республики Молдова - после того, как миссия Фонда сформулировала несколько критических замечаний в адрес новой программы правления.

Кишинев надеется получить зеленый шар на июльском заседании Исполнительного Совета МВФ. Последние заявления официальных лиц весьма оптимистичны. Однако аналитики склонны к более скептическим оценкам, предупреждая, что нынешнее Правительство не раз доказывало свою тягу к всякого рода "сюрпризам", способным сорвать даже самое надежное дело.

ОПАСНАЯ ЗОНА КОМФОРТА

Чего нам почти никогда не хватало - так это хорошо продуманного бизнес-плана по внедрению проектов, на финансирование которых привлекаются внешние займы, а также эффективного контроля над управлением выделенными средствами.

Об этом мы писали, и не раз. Об этом же говорилось, опять-таки не раз, как на уровне Правительства, так и на уровне экспертов Всемирного Банка. Сколько же можно говорить? Нынешнее Правительство даже обещало монетаризировать использование кредитов, выяснить, кто повинен в бездарном осуществлении некоторых проектов или еще более бездарной разработке других. Таких, например, как проект Джюрджюлештского терминала, ставший убыточным после того, как выяснилось, что Молдова не в состоянии обеспечить импорт 1 миллиона тонн нефти в год (количества, предусмотренного кредитным соглашением).

В условиях, когда вокруг сугубо экономических проблем раздувается столько политики, ясность мог бы внести независимый отчет. Однако воли Правительства хватило лишь на то, чтобы опубликовать список кредитов, взятых прежними правительствами, и предоставленных ими гарантий, а журналисты в меру своих способностей их поверхностно прокомментировали. Список был вновь напечатан через несколько месяцев. И это все. И ничего более. Вопрос "насколько эффективно были использованы кредиты?" остался.

Сколько же еще можно спекулировать вокруг этих болезненных проблем? Центристские правительства сменяются правительствами левыми, а вопросы остаются - более того, они становятся еще острее благодаря "разоблачениям" очередной пришедшей к руководству команды. Но почему же они не осмеливаются пойти дальше дешевых спекуляций, до которых охоч наивный электорат? Почему после всех этих суровых заявлений новые руководители тут же создают вокруг себя "зону комфорта" и прекращают говорить о том, как использовались кредиты?

Только детальный анализ, с участием независимых специалистов, может показать, насколько эффективно были использованы займы и кто ответственен на провалы. Однако пока такой отчет не опубликован, любые утверждения по данному вопросу - не более чем спекуляции.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ