Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №207(28.10.2008)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
УКРАИНА
БЕЛОРУССИЯ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Цена «мусорного вопроса»

Республика. 21.10.08

Вера Артеага

Какой  она  будет,  задумываются  еще  до  начала  строительства  белорусской  АЭС.

Любая тепловая электростанция в режиме нормальной эксплуатации приносит вреда экологии куда больше, чем атомная. Это неоспоримый факт. Взять хотя бы объемные золоотвалы от угольных ТЭС, создающие радиационный фон в 5—40 раз выше, чем выбросы АЭС. Повышенное содержание серы в топливе тепловой электростанции — основная причина попадания в воздух десятков миллионов тонн сернистого ангидрида. В довершение ко всему сжигание топлива ежегодно увеличивает концентрацию углекислого газа в атмосфере планеты, рост которого, убеждены ученые, влияет на изменение климата. 

Тем не менее, ТЭС нам привычнее, рассуждают многие. Да и современные технологии сегодня позволяют установить «заслон» вредным выбросам. Это так, комментируют в Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды, только вот чтобы очистить выбросы ТЭС до экологически приемлемых показателей, нужно затратить мощности, которые… фактически равны их приросту. В чем же смысл?

При электрической мощности в 1 ГВт количество выбросов СО2 от тепловой электростанции, работающей на угле, составляет около 7 миллионов тонн, свидетельствуют в специнспекции государственной экологической экспертизы проектов Минприроды, на газе — 3,2 миллиона тонн. На АЭС данный вид выбросов отсутствует.

Нормально работающая АЭС фактически не оказывает воздействия на окружающую среду, отмечают ученые. «При нормальных условиях работы, — подчеркивает заместитель генерального директора Объединенного института энергетических и ядерных исследований «Сосны» НАН Беларуси Николай Груша, — обеспечивается целостность всех защитных барьеров станции, благодаря чему радиационное воздействие на окружающую среду в принципе отсутствует. Оно незаметно на фоне излучений естественных источников радиации, которые присутствуют в любой точке земного шара. Если быть точнее, при нормальной работе АЭС выбросы радиоактивных продуктов в десятки раз ниже, чем от угольной станции той же мощности».

Кроме того, сегодня, проектируя современную АЭС, на безопасности экономить не принято. Еще точнее сказать, что на эти цели закладывается треть средств от стоимости станции. Даже при том что в большинстве случаев система безопасности не используется.

А как же отходы? Без сомнения, они образуются на любой АЭС. Но и эту проблему при правильном подходе можно решить. Так, несмотря на то, что строительство белорусской АЭС еще не началось, этот вопрос уже в зоне внимания.

Кроме того, уже сегодня можно сказать: на серийных АЭС мощностью 1000 МВт образуется до 400—500 кубометров радиоактивных отходов (РАО) в год, в том числе около 0,2 кубометра отходов с высокой радиоактивностью (остальные — средней и низкой удельной активности). Это эксплуатационные радиоактивные отходы и отработанное ядерное топливо (ОЯТ).

«Основная часть радиоактивных веществ, образующихся в результате работы реактора, — поясняет главный специалист сектора ядерных технологий Управления стратегического развития Минэнерго Владимир Высоцкий, —  сконцентрирована в топливе. Поэтому после выгрузки ОЯТ из активной зоны реактора его сначала хранят в приреакторных бассейнах-хранилищах в течение 3—5 лет, после чего оно теряет до 80 % своей радиоактивности».

Сегодня специалисты рассматривают несколько вариантов дальнейшего обращения с ОЯТ: отправить его на радиохимическую переработку (закрытый топливный цикл) за пределы страны, например в Россию, или же оставить на территории нашей страны. Во втором случае потребуются немалые средства на строительство хранилищ (промежуточного либо геологического). Тем не менее, по словам Владимира Высоцкого, в той же Украине считают, что дешевле построить хранилище, чем платить за вывоз этого вида отходов.

К слову, на международном уровне промежуточное хранилище считается полумерой, а вот захоронение в глубокие геологические формации — наиболее надежным способом. По этому пути пошли США, Япония, Россия, Китай и др. страны. «При таком методе захоронения, — пояснил Владимир Высоцкий, — отходы хранят в подземных камерах на глубине нескольких сотен метров в специальных контейнерах, чтобы предотвратить утечку радиоактивных веществ на многие тысячелетия».

Вместе с тем, по словам белорусских специалистов, этот метод очень дорогостоящий. Кроме того, чтобы говорить о создании геологических  хранилищ (ГХ), природные особенности страны должны отвечать требованиям геоэкологической безопасности. Проводимые до сих пор исследования обозначили регионы, подходящие для размещения ГХ высокоактивных отходов (ВАО) — это юг Южной Америки, юг Африки, Аравийский п-ов, юг России и Казахстана, Китай, Монголия и Австралия.

Впрочем, сегодня в мире рассматривается еще один сценарий решения проблемы с ядерными отходами — создание международных хранилищ, которые бы размещались в странах, изъявивших желание принять отходы из других зарубежных государств. В числе преимуществ в сравнении с национальными геологическими хранилищами эксперты видят сокращение числа хранилищ ВАО в глобальном масштабе, возможность совместной экспертизы и т. д. Оптимально расположенные и оборудованные самыми прогрессивными технологиями, убеждены они, международные хранилища могут решить проблему по завершению ядерного топливного цикла и обеспечить сохранность окружающей среды в глобальном масштабе.

Продолжая разговор о белорусской национальной стратегии обращения с радиоактивными отходами и ОЯТ, отмечу, что ее разработка начата и завершится к концу 2009 года. Документ, по словам Владимира Высоцкого, определит четкий механизм обращения с радиоактивными отходами белорусской АЭС.

Пока ясно одно: на выбор стратегии повлияет выбор поставщика оборудования и топлива. У каждого из них — свои возможности обращения с отработанным топливом. «Если Америка вообще не занимается его переработкой, — поясняет Николай Груша, — то группа Areva занимается, но возвращает отходы переработки. ЗАО «Атомстройэкспорт» перерабатывает, и законодательство позволяет долговременное технологическое хранение отходов переработки отработавшего ядерного топлива на их территории».

Тем не менее уже сегодня в Беларуси рассматривается возможность строительства промежуточного хранилища радиоактивных отходов, рассчитанного на 50 лет, в радиусе 30 км от будущей АЭС.

Справедливости ради отмечу: в Беларуси уже есть хранилище радиоактивных отходов, расположенное недалеко от Объединенного института энергетических и ядерных исследований «Сосны» НАН Беларуси. Но оно практически полностью заполнено, так что новый объект как нельзя кстати, ведь он мог бы разгрузить имеющееся хранилище. Говоря о новом объекте, Владимир Высоцкий подчеркнул, что тот будет строиться не только в интересах АЭС, но и республики в целом.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2021 Институт стран СНГ