Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №207(28.10.2008)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
УКРАИНА
БЕЛОРУССИЯ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


 Нагорный Карабах - слабое звено или козырный туз?

The First News Azerbaijan, 16.10.08

Саадат Кадырова

После двух сроков правления Владимира Путина и прихода к власти Дмитрия Медведева Россия, наконец, внутренне стабилизировалась и стала осознавать вероятность большой потери Кавказа, которая началась с Грузии. Было допущено так много ошибок, что не ясно, сколько времени понадобится Кремлю, чтобы вернуть свои позиции в регионе. Мир претерпел большие изменения и страны-игроки в регионе перестроили мозаику расклада сил по сравнению с 90-ми годами.

Россия, Иран, Турция, Азербайджан, Армения и Грузия - основные игроки, и от политики каждого из них будет зависеть судьба региона в целом. Азербайджан, Армения и Грузия перешли из формата стран бывшего СССР в формат самостоятельного политического курса, таким образом, попав под раздел со стороны мировых держав: выбрать вступление в НАТО или быть форпостом России на Кавказе.

После признания независимости Абхазии и Южной Осетии был создан прецедент дисбаланса в регионе, где более 20 лет статус Нагорного Карабаха пребывает в состоянии замороженного конфликта. Нельзя не заметить, что после известных событий в августе этого года риторика российского политического истеблишмента о расстановке сил в Закавказье стала не такой категоричной, а высказывания политологов, так или иначе ангажированных Кремлем, смягчились.

Еще год назад своим главным стратегическим партнером в регионе Россия называла Армению, и вот Дмитрий Медведев приглашает президента Азербайджана Ильхама Алиева на встречу сразу после визита Дика Чейни, не дождавшись, пока американец покинет Баку. Министр иностранных дел Сергей Лавров перед поездкой в Армению четко обозначает важность сохранения хороших взаимоотношений с Азербайджаном, а армянские политологи высказываются об открытой борьбе США и России за регион. Политолог Эрванд Базоян так прокомментировал ситуацию: «США просто открыто содействуют Азербайджану, боясь смены ориентации страны на север, что более осложняет ситуацию».

В политике нет места сантиментам, и вряд ли российская власть так быстро пересмотрела свои позиции, потому как прочные культурные и даже религиозные связи Грузии, Армении и России всегда были главным козырем в устах влиятельной армянской диаспоры в России и старались вывести Азербайджан за скобки.

Однако прагматизм Кремля в последнее время перевешивает чашу весов в сторону здравого смысла и национальных интересов страны. Не похоже, что Россия будет идти на поводу у своего союзника - Армении, когда на кону открытое противостояние с США, учитывая завидное постоянство официального Баку в ожидании решения конфликта вокруг Нагорного Карабаха, особенно в условиях существующих резолюций и международных документов, требующих немедленного вывода армянских войск из семи оккупированных регионов Азербайджана. Официальный Баку сумел «наступить на горло собственной песне» и провести сбалансированную политику сразу после грузино-осетинских событий и в вопросе признании независимости Абхазии и Южной Осетии, опираясь именно на здравый смысл и выстраивание долгосрочных отношений с Москвой.

В американской системе избирательных технологий есть интересный факт, основанный на присущем американцам, прагматизме. Когда между кандидатами начинается борьба за штаты, как правило, никто не тратит силы и финансовые вложения на уже определившиеся регионы.

Например, вряд ли демократ Обама попытается переубедить штат Техас (традиционно республиканский) голосовать за него. Республиканец Маккейн также с большой долей сомнения станет вести в Техасе основную часть своей кампании, поскольку исход выборов в данном штате заранее предрешен. Каждый из кандидатов ведет основную часть борьбы в так называемых «колеблющихся штатах», и, безусловно, большая часть средств идет на финансирование в штатах, которые не определились в своих политических пристрастиях. Примерно такую же аналогию можно просвети в борьбе за регион между странами-гигантами.

С одной стороны, Россия понимает, что Грузия уже потеряна и если там не сменится правящий режим, что маловероятно, Тбилиси не станет дружественным в своей политике по отношению к Москве. Армения никогда и не пыталась стать чем-то больше, чем пассивным союзником, и кроме ОДКБ, никак свою преданность доказать не сможет, учитывая ее геополитическое положение и закрытые границы с Турцией и Азербайджаном. Остается Азербайджан, который не сказал своего «да» и делать это в ближайшем будущем не собирается, по крайней мере, бешеный рост ВВП и внутреннее политическое равновесие гарантирует стабильность в стране как минимум на ближайшие 5 -10 лет.

С другой стороны, Америка четко отдает себе отчет, что Грузия уже определилась в своем курсе в НАТО. Как сказал в одном из своих интервью известный журналист Сергей Доренко: «Грузия с ее 4.5 миллионами населения - это ключик от Кавказа, который легче всего купить американцам и если говорить опять-таки о «возможности купить», то Грузию купить легче всего». Армения в данном раскладе вряд ли станет резко менять ориентиры. Таким образом, остается Азербайджан.

Политика управляет экономикой или экономика правит политикой - вопрос из серии, что появилось раньше - курица или яйцо. Однако процесс поиска ответа позволяет политической конъюнктуре стран Закавказья и России выходить на новый уровень взаимоотношений. Очевидно, что сейчас экономический вопрос встанет во главу угла именно для Армении и Грузии.

Грузия оказалась в ситуации, где стала разменной монетой в руках Запада. Саакашвили решил, что его минует чаша многих лидеров, которых Америка взращивает, сажает в кожаное кресло с охраной на входе, а затем уничтожает, как отработанный материал. Таким образом, будучи под угрозой полной блокады со стороны России, грузинский лидер, надевая орден армянскому президенту, видимо пытается сохранить добрые отношения именно с пророссийским соседом.

Сценарий усиления роли России в регионе будет сейчас набирать обороты в контексте слабого звена – ситуации вокруг Нагорного Карабаха.

Сразу после переговоров Дмитрия Медведева и Ильхама Алиева в Москве Серж Саркисян выступил с призывом для официального Баку инвестировать в экономику Нагорного Карабаха. Учитывая непрочные позиции президента Армении у себя на родине и его весьма транспарентную управляемость из Кремля, многие эксперты высказались о том, что такое заявление мог «спедалировать» только Кремль. Таким образом, Россия, как бы страхуя свои политические дивиденды, пытается сделать этот матч беспроигрышным для себя в первую очередь.

Москва понимает, что активизация вопроса вокруг Нагорного Карабаха приведет к ее непосредственному участию и позволит сохранить позицию одного из главных игроков. Очевидно, что такое высказывание де-юре говорит о косвенном признании прав Азербайджана за регионом. Если гипотетически довести ситуацию до абсурда и допустить, что Баку решится на такой шаг, даже в рамках определенных условий, это позволит России контролировать ситуацию через Ереван, поскольку Нагорный Карабах, так или иначе, находится под управлением Армении.

Как обозначил политолог Василий Злобин: «…если Азербайджан не будет вкладываться в то, что он считает своим, это «свое» перестанет быть азербайджанским, это история, которую Грузия прошла с Абхазией и Южной Осетией». Однако, есть одно «но», которое не позволяет вводить эти два сценария в равнозначный разряд, так как в Нагорном Карабахе живут армяне, а в Абхазии и Грузии живут абхазы и грузины соответственно.

Что касается второго регионообразующего игрока – Ирана, нельзя забывать о том, что там проживает, по разным оценкам, от 20 до 25 миллионов этнических азербайджанцев. Являясь главным союзником Армении и России, Иран заинтересован в как можно более длительной стагнации решения проблемы, прекрасно отдавая себе отчет, что в условиях нынешней геополитической ситуации и постоянного прицела со стороны США возможна активизация диаспоры в регионах компактного проживания азербайджанского населения. Кстати, именно этот факт очень помогает Армении выживать, потому как в условиях экономической нестабильности Иран является одним из платежеспособных государств для торговли с Арменией.

Важной страной в регионе является Турция - главный союзник Азербайджана, один из потенциальных членов Европейского Союза, государство с серьезными экономическими показателями и прогрессирующей политической ролью в мире. После «пятидневной войны» Турция стала одним из активных переговорщиков в вопросе установления мира в регионе, в связи с этим нельзя игнорировать немаловажный и в масштабах истории даже уникальный факт - визит Абдуллы Гюля в Армению. Приглашение Сержа Саркисяна можно рассматривать в нескольких плоскостях. С одной стороны, Армения четко осознает свою явную симплифицированность как игрока в регионе, пытается отыграть позиции и восстановить взаимоотношения с Турцией, считая, что из-за национальных интересов Анкара пойдет на сближение невзирая на открытый вопрос повестки дня – армянский геноцид. Мощное армянское лобби во Франции периодически пытается давить на турецкое правительство, ставя на чашу весов вопрос о вступлении Турции в Евросоюз в случае непризнания геноцида. В этой связи турецкое руководство, принимая приглашение Саркисяна, идет на поводу у части политической элиты внутри страны, которая давно считает, что Азербайджан не может быть главным партнером Турции в большой игре в силу нескольких факторов и в том числе своей неокрепшей политической весомости с точки зрения мирового игрока.

Однако, с другой стороны, открытие границ между Турцией и Арменией, может еще больше ударить по интересам Армении, поскольку конкурентоспособность экономики страны оставляет желать лучшего. Несмотря на огромную финансовую поддержку со стороны диаспоры, Армению сложно назвать динамично развивающейся с точки зрения экономики, в том числе в промышленной сфере. Грузия же в данном вопросе остается в более выгодных условиях, потому как, не имея собственных ресурсов и влиятельной диаспоры, Тбилиси по крайней может рассчитывать на деньги американских инвесторов.

В последнее время часто стали звучать призывы в странах постсоветского пространства к резкому изменению курса на Запад, тотального разрыва отношений с Россией и началу с чистого листа своей истории «до» и «после» советского периода. Однако, надо понимать, что Запад, это как США, так и Европа. Между этими двумя векторами есть огромная разница с точки зрения перспектив и приоритетов взаимоотношений друг с другом.

Поворот Грузии к США обозначил для нее нескорое выздоровление, тогда как Россия все более четко определяется в своем паритетном сближении с Европой. Участие европейских корпораций на рынках Закавказья не так раздражают Кремль, как однозначные финансовые вложения со стороны США, в то же время это дает возможность маневра лидерам, понимающим, что категоричность и резкие смены курса могут обернуться не одним потрясением для собственных граждан.

Наконец, надо понять, что те, кто считают своей задачей перечеркнуть историю и начать ее с чистого листа, являются главными оппонентами сохранения стабильности и мира в регионе до тех пор, пока тезис «разделяй и властвуй» не перестанет быть козырным тузом в большой политической игре.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2021 Институт стран СНГ