Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №208(10.11.2008)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
УКРАИНА
БЕЛОРУССИЯ
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

БЕЛОРУССИЯ



В Беларуси необходимо сделать значительные шаги по либерализации экономики

БЕЛТА. 30.10.08

В Беларуси необходимо в настоящее время сделать значительные шаги по либерализации экономики и дебюрократизации всей системы. Об этом заявил президент Беларуси Александр Лукашенко на совещании по вопросам внешней и внутренней политики.

"Мы должны воспользоваться нынешней ситуацией и сделать решительные шаги в сторону либерализации экономики и вообще жизни людей, дебюрократизировав всю систему. И до 1 января в этом плане мы должны сделать максимум", - подчеркнул глава государства.

По его словам, чиновникам не нужно тратить время на то, чтобы "красиво оформлять какие-то возникающие вопросы". "Видим, что появились вопросы, допустим, с декларированием (люди не очень-то любят, когда у них спрашивают, откуда взяли деньги), - давайте снимем эту проблему, не будем у них спрашивать. Видим, что есть проблема с регистрацией предприятий, бюрократия задавила (люди хотят работать, а мы им бюрократические препоны создаем и задаем лишние вопросы), - давайте эту систему дебюрократизируем вплоть до введения заявительного принципа регистрации предприятия. Хотя бы, допустим, по тем направлениям, где опасаться нечего. Например, связанным с производством и услугами", - сказал Александр Лукашенко.

Как отметил Президент, именно сейчас важно "сделать то, чего мы всегда боялись, и то, чего не сделали". "Неправда, что свободная экономика и рыночные отношения в плане конкуренции, высвобождения возможностей человека - это плохо. Это они (на Западе - прим. БЕЛТА) доработались до того, что угробили рыночную экономику и девальвировали эти понятия, - подчеркнул Александр Лукашенко. - Нет ничего плохого в том, что у нас будет экономика свободная, без лишних обуз и пут, в этом никакой опасности нет. Потому что основные рычаги мы в управлении экономикой и другими отраслями не потеряли. В этом направлении нам надо мгновенно действовать, и это даст очень хороший результат".

Глава государства также убежден, что многие уже увидели, "какая страна чего стоит и какая модель социально-экономического развития более приемлема". "Беларусь в этом плане выгодно выглядит", - добавил он.

Александр Лукашенко поблагодарил белорусов за доверие к банковской системе. "Хочу поблагодарить население за то, как люди себя ведут в нынешней ситуации в связи с мировым финансовым кризисом. Наше население доверяет банковской системе. Благодаря этому у нас есть стабильность", - подчеркнул Президент Беларуси.

Глава государства добавил, что в ближайшее время он намерен подписать документы о гарантиях населению. "Это на всякий случай, чтобы люди были уверены в том, что их вклады никогда не пропадут. И, конечно, я буду требовать исполнения всех решений, - сказал белорусский лидер. - Мы отменяем декларирование при размещении вкладов: никто по карманам у населения не должен лазить. Вы видите отношение населения к государству - это дорогого стоит, и мы должны пойти навстречу нашим людям по всем направлениям, а также тем, кто приедет к нам. Я уже говорил, что к нам едут иностранные граждане и предлагают свои деньги, чтобы мы их разместили в белорусских банках. Значит, люди доверяют".

Александр Лукашенко отметил, что на нынешнем совещании намерен заслушать информацию о ситуации в экономике и о том, как правительство республики действует в ситуации мирового финансового кризиса, "который уже отражается на экономическом развитии многих государств".

"Пусть это для нас менее актуально, чем для других стран, и этот кризис меньше коснулся Беларуси, но наша республика не живет изолировано. С этой позиции необходимо рассмотреть вопросы функционирования белорусской экономики", - сказал Президент.

Планируется также, что председатель правления Национального банка Петр Прокопович проинформирует участников совещания о ситуации на финансовом рынке и о том, как белорусская финансовая система справляется с нынешними мировыми вызовами.

Как ожидается, в конце ноября может пройти заседание ВГС. Глава государства отметил, что предстоящее заседание Госсовета будет особым. Беларусь намерена внести в повестку дня важные вопросы, имеющие принципиальное значение для развития дальнейших взаимоотношений между Беларусью и Россией.




Кризису все едино – что черника, что БелАЗы

www.afn.by, 31.10.08

Сегодня зампредправления Белкоопсоюза Иван Маковский пожаловался, что из-за падения цен на дикорастущие ягоды на внешних рынках белорусские предприятия потребкооперации были вынуждены приостановить экспорт черники и брусники.

«Сегодня на внешнем рынке из-за мирового финансового кризиса происходит падение цен на многие виды сырья. Однако трудно было даже предполагать, что упадут цены на дикорастущие ягоды, которые всегда пользовались спросом у наших западноевропейских потребителей», - сказал Маковский. – «И пока цена на чернику на внешнем рынке не достигнет нормального уровня, продавать ее на экспорт мы не будем. У нас есть возможность переработать ягоду на собственных предприятиях».

Логика белорусского чиновника уникальна – поставим на внутренний рынок или вовсе заморозим ягоду в прямом смысле этого слова. Но ведь поставки на внутренний рынок придется осуществлять за белорусские рубли, которые сегодня никакой погоды властям не делают.

Дело в том, что цены упали не сами по себе, просто из-за кризиса. Цены упали из-за вызванного кризисом снижения потребительского спроса. Жители многих европейских и других зарубежных стран, знающие о кризисе не понаслышке, урезают свои расходы накануне более тревожного времени. Урезаются наименее значительные расходы, без которых может выжить и предприятие и гражданин.

Любой житель Запада спокойно проживет без черники и брусники, но вот белорусская казна не получит доход в иностранной валюте. С точки зрения сложившейся вокруг сальдо внешней торговли Белоруссии ситуации отказ от экспорта звучит как некая акция саботажа, тем более, что деньги в белорусских рублях уже выплачены заготовщикам ягод. Поэтому, есть смысл идти на снижение цен и расширять торговлю, в том числе и экспорт, однако это может помешать выполнению прогнозных показателей.

Именно так и поступает ряд стран - снижает цены на экспорт. Но в Белоруссии снижение цен является уникальным событием, а сокращение производства – и вовсе уголовно-наказуемым.

Но если чернику и бруснику можно пустить на внутренний рынок, то заставить на БелАЗах завозить товары в магазин, куда более сложно.

Дело в том, что БелАЗ, как утверждают компетентные источники, уже лишился около 70% заказов на поставку крупногабаритной техники в Россию. И в данном случае предприятие будет вынуждено работать на склад или резко сбрасывать цены за счет возможного сокращения штата предприятия, что категорические не допускается в стране.

И если банковскую систему Белоруссии кризис затронул «опосредованно», то в предприятия реального сектора он только что пришел. Так, наблюдаются отказы от импорта белорусской мебели, от услуг белорусских программистов. Есть проблемы у БМЗ, Беларускалия, МАЗа, МТЗ, которые также предпочитают не сокращать производство, а работать на склад.

Между тем, аналогичные предприятия в странах-соседях, которые не сдерживает административное регулирование экономики, сокращают производство и цены. Последнее обстоятельство зачастую вынуждает белорусские предприятия отказываться от белорусской продукции в пользу дешевого импорта, что еще больше ухудшает ситуацию с отрицательным сальдо внешней торговли. Снизить цены на свою продукцию белорусские предприятия попросту боятся – это грозит невыполнением прогнозных показателей по объему выручки и перечисленных в бюджет налогов. Отдельные умные головы вместо того, чтобы попытаться хоть как-то урезать расходы, предпочитают требовать от МИД РБ антидемпинговых расследований.

Так на этой неделе МИД начал расследование в отношении поставок на белорусский рынок стеклосеток, производством которых в Белоруссии занимается ОАО "Полоцк-Стекловолокно". Основными их поставщиками являются Китай, Россия, Германия и Польша

Где-то можно понять, когда предприятия сетуют на низкие цены импорта из-за оказанных предприятиям-производителям государственной поддержки со стороны своих правительств. Однако, вызывает недоумение, когда белорусское предприятие жалуется на низкие цены импортного товара произведенного в странах Западной Европы, где зарплата работников в несколько превышает белорусские оклады. А ведь нельзя и Китай упрекнуть в этом вопросе – уровень зарплат там значительно вырос за последние годы.

Да и кому нужна такая дорогая продукция белорусского предприятия, при использовании которой на выходе получается еще более дорогой готовый продукт, который вообще на фоне кризиса никто не купит.

Но само печальное заключается в том, что белорусские предприятия не имеют по сути даже полномочий на совместные действия (картельный сговор) со своими конкурентами, которые могут в хоть некоторой степени защитить их от дешевого импорта.

На фоне кризиса южнокорейские производители резко снизили цену на ПЭТФ – сырье для производства пластиковой тары. И потоки ПЭТФа хлынули в Россию, что вызвало недовольство основных производителей этой продукции. Руководители этих российских предприятий решили провести встречу и договориться о совместных защитных действиях – снижение цен или остановка продаж или сокращение производства, что позволит повысить цену. Для усиления эффекта хотели пригласить на сходку и руководство «Могилевхимволокно» - производителя ПЭТФ в Белоруссии, чем вызвали хохот в Минске.

Кто-кто, но сегодня даже мысли нет, чтобы Могилевхимволокно снизило цены, не говоря уже о сокращении производства. Лукашенко долго раздумывать не будет. Кстати, южнокорейский ПЭТФ с доставкой из-за тридевять земель и растаможкой с уплатой НДС сегодня обходится в полтора раза дешевле.

И подобных примеров сегодня уже больше чем достаточно. Плановая или социалистическая экономика Белоруссии не способна противостоять кризису, которому все по зубам – и черника с брусникой, и БелАЗы, посыпанные калийной солью.




Час Х

БелГазета. 03.11.08

Сергей Жбанов

Тема внешних кредитов, которых добивается Беларусь для преодоления последствий мирового финансового кризиса, несколько отодвинула на задний план тему цены газа. Несмотря на то, что эта цена на 2009г. - более важная проблема для Беларуси, чем любые внешние заимствования. Но есть еще более важный и принципиальный вопрос.

В последние два года ситуация с ценами на российский газ, поставляемый в Беларусь, фактически определяет сумму кредита, запрашиваемую нашей страной в конце года. В следующем году «Газпром» намерен резко увеличить цену российского газа в полном соответствии с формулой ценообразования, действующей с начала 2007г. Поэтому можно доверять официальным сообщениям, согласно которым в ходе недавних переговоров между российским и белорусским президентами были обсуждены вопросы «цен на энергоносители» и «подготовки к заседанию Высшего госсовета Союзного государства».

Россия согласилась выделить кредит в размере $2 млрд., а технические аспекты согласования условий - компетенция правительства, а не президентов. К тому же после переговоров Александр Лукашенко успел дать интервью газете «Известия», в котором сообщил о наболевшем. «Мы не просим низких цен на газ. Мы настаиваем лишь на равных условиях для наших и, допустим, для российских предприятий», - повторил не в первый раз Лукашенко. На что из «Газпрома» обычно следует дежурное разъяснение, что между Беларусью и Россией действует согласованная формула цены и даже самые верные союзники - покупатели российского газа могут надеяться в лучшем случае на равнодоходные цены, но не на одинаковые ценовые условия, по которым получают газ российские потребители.

Эти мессиджи, исходящие от представителей газового холдинга, нередко дублирует российский посол в Беларуси Александр Суриков, который на этот раз сообщил агентству «Интерфакс-Запад», что в следующем году цена газа для Беларуси должна быть не ниже $200 за 1 тыс. куб. м. «Если падение цен на нефть продолжится, то не исключено, что при расчете формулы цены на газ в I квартале она снизится», - мягко проинформировал Суриков. «Во II квартале цена может упасть, но не более чем на 7% согласно формуле цены на газ», - так обозначил дипломат пределы возможного дисконта. В общем, $186 за 1 тыс. куб. м и ни центом ниже.

«Газпрому», который ожидает снижения выручки в 2009г. от продажи газа в Европу из-за падения мировых цен на углеводороды, придется компенсировать сокращение зарубежных доходов за счет роста цен на газ внутри России. Но вряд ли это снизит счета за газ для Беларуси. И когда белорусское правительство возражает, то ссылается на якобы неправильную формулу цены газа и спекулятивный всплеск цен на нефть.

Формулу нужно менять, упрямо твердит белорусская сторона. Но у России тоже есть свои интересы, отказываться от которых она не видит причин. Ситуация патовая. И, оттягивая до Нового года заключение договора, Беларусь при благоприятном развитии конъюнктуры сможет выиграть еще пару-тройку долларов скидки, но все-таки скидки от цены, рассчитываемой по все той же «неправильной» формуле. Если стороны не договорятся на уровне правительств, то не приходится гадать, что за этим последует - прибавка еще как минимум $1,5 млрд. к отрицательному сальдо внешнеторгового баланса Беларуси. И после выделения очередного госкредита Россия не примет от белорусской стороны никаких возражений на этот счет.

В этой схеме нужно решительно что-то менять. Возможно, поэтому Александр Лукашенко именно сейчас подает российскому коллеге «определенные позитивные сигналы, направленные на активизацию двустороннего сотрудничества». Проводя 30 октября совещание по вопросам внутренней и внешней политики, президент, как будто следуя взятым на себя обязательствам, вдруг пообещал сделать предстоящее заседание Высшего госсовета «особым»: «Нам придется в конце ноября провести Высший госсовет, это будет особый госсовет. Как председатель Высшего госсовета я буду делать все, чтобы внести в повестку дня важные, существенные вопросы, которые касаются самого главного в наших отношениях. Иначе его и проводить не стоит».

Хотя у союзников, очевидно, разные представления о «самом главном». Для Беларуси главным было и, безусловно, остается обеспечение белорусским производителям цен на газ, не превышающих внутрироссийского уровня, и свободный экспорт товаров на российский рынок. В свою очередь, для России когда-то это были во-просы, связанные с введением российского рубля в качестве единой валюты и последующей интеграцией Беларуси в состав России. Но постепенно Россия устала от интеграционных разговоров и отложила их до лучших времен. Теперь, вполне вероятно, признание Беларусью Абхазии и Южной Осетии для нее уже главнее.

Впрочем, это тоже лишь промежуточный этап двусторонних отношений. Интеграция Беларуси и России в перспективе неизбежна. И судя по тому, как быстро растет отрицательное внешнеторговое сальдо Беларуси, с такой же скоростью приближается час подлинно братского единения народов двух стран. За 9 месяцев этого года сальдо Беларуси уже минус $4,08 млрд. Час Х настанет тогда, когда Беларусь получит устойчивый двойной дефицит - бюджета и внешнеторгового оборота. Причем без всяких позитивных перспектив на их снижение.

Избавиться от этой напасти можно будет только двумя способами. Первый состоит в том, чтобы, изыскивая внешние ресурсы и передовые технологии, медленно (в течение нескольких десятилетий) менять отраслевую структуру экономики, до сих пор заточенную на переработку российского сырья. Второй способ - более радикальный и очень быстрый: тесная интеграция с Россией, которая готова принять белорусскую экономику в состав своей - вместе со всем ее советским наследством.

Никаких иных более принципиальных вопросов российско-белорусской экономической стратегии не существует. Возможно, их имел в виду президент, когда предложил на совещании «рассмотреть принципиальные вопросы, которые по существу влияют на отношения между нашими государствами». «Впредь наши отношения, особенно с РФ, которые основываются на наших контактах в рамках СНГ, ЕврАзЭС, Союзного государства, отношениях между нашими министерствами, должны быть более продуманными и организованными», - подчеркнул Лукашенко.




Проба питерской выдержки

БР. 03-10.11.08

Татьяна Маненок

Первый транш кредита в размере 1 млрд. USD Россия предоставит Беларуси в ноябре. Второй в таком же размере — в I квартале 2009 года. Однако его условия будут ближе к рыночным и связаны с принятием плана совместных действий в экономике. Об этом заместитель министра финансов РФ Дмитрий Панкин заявил в интервью агентству ПРАЙМ-ТАСС, которое на минувшей неделе опубликовал сайт российского финансового ведомства.

Кредит с условиями.

"Изначально мы планировали предоставить Беларуси только 500 млн. USD. Потом пошли на увеличение суммы кредита до 1 млрд. USD в этом году", — сказал Д. Панкин.

По его словам, в I квартале 2009 года, после принятия поправок в федеральный бюджет на 2009 год, Беларуси будет выделен очередной транш кредита в сумме 1 млрд. USD. Кредит предоставляется на 15 лет с 5-летним льготным периодом по выплате основного долга.

Отметив, что условия кредита еще обсуждаются, замминистра финансов РФ отметил, что они будут ближе к рыночным. По его словам, "эти кредиты будут связаны с принятием плана совместных действий, где будут определены меры экономического характера", которые должны предпринять белорусская и российская стороны.

"Там будут зафиксированы вопросы валютного курса, доступа российских компаний на белорусский рынок. Будут и вопросы приватизации, платежного баланса Беларуси. То есть мы планируем принять программы действий в экономической области", — констатировал Д. Панкин.

На первом этапе стороны планируют выйти на принятие меморандума, "где будет говориться о предоставлении 2 млрд. USD кредитных средств, о согласовании плана совместных действий". В этом документе также будут обозначены вопросы платежного баланса, валютного курса, приватизации, сбалансированности бюджета. Только после этого и будет подписано само соглашение о выделении Беларуси 1 млрд. USD. Сделать это планируется в ноябре.

Что касается дополнительных условий предоставления кредита, связанных с использованием рубля в качестве валюты расчетов, а также резервной валюты, то они пока не согласованы. "Есть понимание, что надо оговаривать и вопросы использования российского рубля во взаимной торговле. Как это все будет окончательно сформулировано, мы пока не договорились", — заявил Д. Панкин.

Комментируя ранее озвученные планы выхода Беларуси на российский фондовый рынок с размещением облигаций, он заметил, что "этот вопрос никто не снимал". "Однако понятно, что на нынешнем рынке разместить ценные бумаги Беларуси невозможно. Сейчас этот вопрос не обсуждается и не будет, видимо, обсуждаться, пока не успокоится ситуация на финансовом рынке. Сомнительно, что это произойдет за 2-3 месяца", — предположил замминистра финансов РФ.

Беларусь в октябре официально обратилась в МВФ с просьбой о предоставлении кредита в размере по меньшей мере 2 млрд. USD для поддержания финансовой системы страны. Британская The Independent пишет, что Беларусь стала последней страной, обратившейся к МВФ с просьбой об оказании срочной помощи.

Касаясь этой темы, Д. Панкин отметил, что на переговорах с Беларусью этот вопрос обсуждался. "Мы не видим противоречий с тем, что Россия тоже предоставляет кредит", — констатировал он.

В свою очередь посол России в Беларуси Александр Суриков 27 октября заявил агентству ПРАЙМ-ТАСС, что решение Беларуси запросить кредит у МВФ является правильным шагом, направленным на создание "подушки безопасности" для финансовой системы. "Думаю, эти дополнительные ресурсы нужны Беларуси, если говорить объективно. Потому что "подушка безопасности", связанная с золотовалютными резервами, должна составлять не менее суммы трех критических импортов в страну", — отметил А. Суриков.

Ни шагу назад.

Ужесточив условия предоставления кредита, Москва пока не собирается делать Беларуси поблажки по цене на газ.

На минувшей неделе российский посол сообщил БелаПАН, что в будущем году цена на газ для Беларуси составит около 200 USD/тыс. куб. м, однако во II квартале будущего года в связи с падением цен на нефть она может быть снижена.

Он в который раз повторил, что цена будет определяться по европейской формуле в соответствии с подписанным между "Газпромом" и "Белтрансгазом" контрактом на 2007-2011 годы. "Стоимость газа для Беларуси равна стоимости газа в Польше минус таможенная пошлина и транспортные расходы. Для Польши цена газа ожидается 430 USD, для Беларуси — где-то в районе 200 USD", — сказал А. Суриков.

Посол сказал, что если падение цен на нефть продолжится, то не исключено, что при расчете формулы цена на газ во II квартале снизится: "Будут пересчеты в сторону уменьшения, но не более чем на 7%".

Отметим, что примерно месяц назад исходя из этой же формулы цифра в итоге у А. Сурикова получалась принципиально иной — 250 USD/тыс. куб. м. Видимо, того требовала политическая ситуация в канун заседания союзного Совмина в Минске.

"БР" писал, что при обсуждении газового вопроса в узком кругу в Минске 6 октября глава "Газпрома" Алексей Миллер еще раз заявил, что российская сторона не намерена отказываться от уже согласованных подходов при поставке газа в Беларусь.

В следующем году "Газпром" планирует довести цену на газ для Беларуси до 180-190 USD/тыс. куб. м. Белорусы же хотят платить по 140 USD/тыс. куб. м. То есть, по данным российских источников, в 2009 году — 19% от рыночной цены, в 2010-м — 27%, в 2011-м — 40%. "Идет вязкая дискуссия, но мы держимся за эту формулу", — цитирует "Российская газета" (7 октября 2008 года) правительственный источник.

Между тем, как сообщили на минувшей неделе СМИ, "Газпром" считает необходимым пересмотреть порядок ценообразования на газ для промышленных потребителей с целью снижения зависимости цены на газ от цен на нефть. Сейчас "Газпром" и Федеральная служба по тарифам (ФСТ) обсуждают это предложение. Оно должно повысить устойчивость внутренних цен на газ, чтобы они не менялись резко при значительных колебаниях цен на нефть.

О каких конкретно механизмах идет речь, неизвестно. Завершить работу по пересмотру порядка ценообразования предполагается в конце этого — I квартале следующего года.

Ранее А. Миллер заявлял, что волатильность цен на нефть вызывает сомнения в их фундаментальности. Ценообразование на природный газ (особенно трубный) базируется на корзине нефтепродуктов, для которой базовыми являются цены на нефть. Таким образом, скачки цен на нефть негативно влияют с точки зрения стабильности на процесс газового ценообразования.

Если эти механизмы будут способствовать снижению цен на газ, белорусская сторона также ухватится за них. Только согласится ли на это "Газпром" — большой вопрос.

"Подушка безопасности" для Кремля.

Эксперты ожидали, что сразу после выборов Беларусь признает независимость Южной Осетии и Абхазии. Однако пока этого не произошло. Источники "БР" отмечают, что в последнее время Москва не просит и не настаивает на этом — по крайней мере, публично.

Никаких увязок с решением этого вопроса Москва не делает и при выдаче Беларуси стабкредита. И поступает, как видим, рационально: ставя во главу угла собственные интересы, снова пытается выстроить свои экономические отношения с союзником прагматично, насколько это возможно. Однако на фоне потепления отношений Беларуси с Европой она действует более осторожно, стараясь не загнать партнера в угол.

Это наглядно демонстрируют переговоры по условиям предоставления Беларуси российского кредита.

Министр финансов Беларуси Андрей Харковец в начале октября заявил, что "кредит необходим нам как подушка безопасности для экономики на фоне кризисных явлений" и Беларусь рассчитывает получить его на условиях, аналогичных прошлогоднему заимствованию. По его словам, такой подход якобы находит понимание у российской стороны.

Напомним, что Россия в декабре 2007 года предоставила Беларуси государственный кредит в размере 1,5 млрд. USD сроком на 15 лет с пятилетней отсрочкой платежей. Процентная ставка кредита определена по ставке Libor плюс 0,75% годовых.

Не исключено, что Москва отнеслась бы к своему союзнику более мягко, если бы тот вовремя проявил аналогичную лояльность по важному для нее политическому вопросу признания Южной Осетии и Абхазии.

"БР" писал, что в кулуарах правительства РФ в начале октября обсуждались более жесткие условия выделения российского кредита. Предполагалось, что новый кредит может быть выделен не единым платежом, а разбит на 4 или 5 траншей.

Причем каждый последующий транш мог быть получен только после выполнения Минском выставленных российской стороной претензий, связанных с допуском своих товаров на белорусский рынок, возобновлением переговоров о введении единой валюты и т. д.

"Вы думаете, у России нет денег или ей жалко предоставить Беларуси кредит в размере 2 млрд. USD сразу? Нет, но пора выполнять прежние договоренности. Первый транш как раз и нужен для того, чтобы посмотреть, как Беларусь будет их выполнять", — подчеркнул в беседе с корр. "БР" источник, близкий к российскому правительству.




Либерализация в кредит: на условиях России и МВФ

www.belgazeta.by, 06.11.08 

Федор Жахов

Российское правительство согласилось выделить госкредит Белоруссии, но явно не в тех объемах, на которые рассчитывало белорусское руководство, что и вынудило последнее обратиться за дополнительной финансовой помощью к МВФ.

Вместо $2 млрд. единовременной финансовой помощи российский Минфин хотел было ограничиться кредитным траншем в $500 млн. до конца года. Но потом россияне расщедрились, решив дать $1 млрд. в ноябре и удовлетворить вторую часть белорусской кредитной заявки в I квартале следующего года. Однако начало кредитования российское правительство связывает «с принятием плана совместных действий, которым будут определены меры экономического характера», - об этом в интервью «Прайм-ТАСС» заявил замминистра финансов России Дмитрий Панкин.

В конце 2000г. Белоруссия также рассчитывала получить от России правительственный стабилизационный кредит«для поддержания курса белорусского рубля и выравнивания платежного баланса страны» в сумме $200 млн. и RUR4,5 млрд. из Центробанка России для создания основы стабилизационного валютного фонда Нацбанка Белоруссии. В итоге банковский кредит был получен в заявленном объеме, а сумма правительственного кредита сократилась до $100 млн. Причем одновременно стороны подписали план совместных действий, разработанный в соответствии с соглашением о введении единой денежной единицы и формировании единого эмиссионного центра Союзного государства.

Ситуация, складывающаяся с российским кредитом в 2008г., похожа на расклад 2000г. не только по форме, но и отчасти по содержанию. Согласно заявлению Панкина, в новом плане совместных действий будут зафиксированы вопросы валютного курса, платежного баланса Белоруссии, использования российского рубля во взаимной торговле, приватизации и доступа российских компаний на белорусский рынок, из чего нетрудно предположить, что Россия опять будет настаивать на привязке белорусской национальной валюты к российскому рублю, а не к американскому доллару.

Именно такое условие было твердо зафиксировано во втором блоке мер плана совместных действий образца 2000г. Но с 2007г. Беларусь не обеспечивает стабильную привязку своей валюты к российскому рублю. Тем не менее Александр Лукашенко недавно поведал Дмитрию Медведеву об отказе Белоруссии от доллара в пользу российского рубля: «Мы осознанно перешли на российский рубль, отказались от доллара, когда нас начали прессинговать. И для нас очень важен совет, в каком направлении нам двигаться».

Если в торговле нефтепродуктами (удельный вес которой составляет 35% общего объема белорусского экспорта) Белоруссия и отошла от доллара, то только ради того, чтобы приблизиться к евро, о чем свидетельствует белорусская статистика валютной выручки. За январь-сентябрь 2008г. доля евро в валютной выручке белорусских предприятий составила 37,9% против 11% в январе-сентябре 2007г. Резкий рост доли евро в расчетах по экспорту объясняется переходом Белоруссии на европейскую валюту при экспорте продуктов нефтепереработки. Доля доллара США в валютной выручке снизилась с 54,3% до 31,7%. Собственно, как и доля российского рубля, которая уменьшилась с 33,5% до 29%.

Вряд ли истинное положение дел неизвестно российскому правительству. Вот и настал звездный час, когда российское руководство может потребовать от своего союзника выполнения других пунктов плана от 2000г. Например, обеспечения унификации налогового законодательства и выравнивания уровней налоговых изъятий. Или проведения масштабной продажи госимущества и приватизации в Беларуси, намеченных на 2001г., а затем и унификации механизмов ценообразования, отмены госрегулирования цен на нефть и нефтепродукты, водку и алкогольные изделия, продукцию общепита и многие другие товары и услуги, производимые субъектами хозяйствования, занимающими доминирующее положение на рынках.

Надо полагать, наличие такого большого количества мер, не реализованных белорусским правительством, значительно облегчит разработку нового плана совместных действий. При желании российское правительство разработает его за полдня и предъявит к подписанию в обмен на кредит, отказаться от которого в сложившейся ситуации для Белоруссии не представляется возможным, поскольку ни одна другая страна и ни одна международная финансовая организация не даст денег на более льготных условиях.

Россияне готовы предоставить кредит на 15 лет с пятилетним льготным периодом по выплате основного долга. И даже МВФ, выделяющий деньги только странам третьего мира, в этом деле России не конкурент. По суммам кредита или по ставкам (4% в среднем) - пожалуй, но не по срокам. МВФ собирается ссудить Украину деньгами на $16,5 млрд. всего на 2 года, а Венгрию наградил $15 млрд. на 17 месяцев. При этом перед принятием решения о выделении кредита типа stand by МВФ потребовал от Украины принятия закона об антикризисных мерах и выполнения некоторых условий, сопровождающих стабилизационные кредиты. Например, выровнять цены на газ для внутренних потребителей с импортной ценой газа. Венгрии же придется сократить дефицит бюджета до объема не более 2,5% к ВВП, включив в план расходов только те мероприятия, на которые у правительства реально имеются деньги. Второе общее условие МВФ: любыми средствами избежать сокращения госдоходов.

В этих целях правительству неизбежно придется пойти на непопулярные меры: урезать социальные выплаты, отменить дополнительные денежные выплаты пенсионерам и госслужащим, обеспечить жесткий контроль госрасходов. Вполне возможно, что МВФ может также потребовать от Белоруссии ограничений директивного кредитования и масштабов поддержки госпредприятий из бюджета, что вызовет еще большее сокращение производства и экспорта.

В любом случае, чтобы получить искомые $4 млрд., Белоруссии придется пойти на реформы, инициируемые МВФ и Россией. Причем одновременно. Ведь Белоруссия стала второй страной в мире (после Исландии, стоящей на грани дефолта), обратившейся за финансовой помощью и к МВФ, и к России. Случай уникальный. И на этот раз президент решил не противиться неизбежному, предложив правительству «сделать значительные шаги по либерализации и дебюрократизации всей системы». Срок либерализации обозначен: до 1 января 2009г.




Белоруссия: непредсказуемая стабильность

www.nmnby.org, 07.11.08

Владимир Мацкевич

Стабильность как главная характеристика Белоруссии уже давно стала неизменным элементом образа страны.

Стабильностью во всем гордится белорусский режим, на нее же ссылаются в дружеских государствах, поддерживая образ и стратегии режима. И это уже стало обыденным и стереотипным. Но в последнее время эта характеристика стала появляться в совершенно новых контекстах и устах. Сторонники сближения и признания белорусского режима в Европе также выделяют стабильность как положительный фактор, в первую очередь, для экономических отношений с Белоруссией, а также как аргумент в пользу политического признания режима.

Порой довольно трудно понять, как возможна такая аргументация. Создается впечатление, что те, кто видит в Белоруссии стабильность, совершенно не считаются с тем, что Белоруссия занимает очень низкие места в рейтингах по безопасности инвестиций и ведения бизнеса, по коррупции, по правам человека, в том числе и по праву на неприкосновенность собственности. Какого рода стабильность характеризует то, что из года в год ни одному крупному инвестору не удается договориться с правительством по условиям инвестирования и ведения бизнеса в стране? Но, несмотря на это усиленно распространяется мнение о стабильности белорусской экономики, делающей ее благоприятной для инвестирования и ведения бизнеса.

Длительное пребывание Лукашенко на посту главы государства и его полное доминирование во внутренней политике, возможно, тоже кем-то может рассматриваться как политическая стабильность. Можно ли считать стабильностью впадение в крайности и в отношениях с Россией, когда на фоне победных пропагандистских заявлений о создании союзного государства, подписания конституционного акта, переходе в двусторонних расчетах на российский рубль не проходит и года, когда не отмечался бы какой-нибудь локальный или большой конфликт в белорусско-российских отношениях? Такая же неровность и перепады характерны для двусторонних отношений с соседними европейскими странами. Действительно устойчивыми и неизменными остаются разве что плохие политические отношения с США. То есть если присмотреться внимательнее, для признания Белоруссии стабильной страной очень мало оснований. И, тем не менее, стабильность является одним из главных аргументов тех политических сил, которые лоббируют признание белорусского режима, снятие санкций и ограничений в отношениях с Белоруссией со стороны Евросоюза и США.

Очевидность отсутствия убедительных оснований говорит о том, что эти политические силы руководствуются какими-то иными мотивами. «Стабильность» же используется ввиду отсутствия более серьезных и весомых аргументов. Апеллирование к стабильности можно рассматривать как симптом изменения доктрины Евросоюза относительно Белоруссии. Такая доктрина нигде в явном виде не сформулирована, но попробуем реконструировать предшествующую доктрину и ту, которая ее сменяет.

Смена доктрин отношения Европы к Белоруссии

Прежде всего, надо обратить внимание на количественные показатели белорусско-европейского взаимодействия и их динамику на протяжении всего существования независимой Белоруссии. Если сравнивать объемы международной торговли, инвестиций, технической помощи во всех сферах от военной до гуманитарной, то окажется, что эти показатели во много раз меньше, чем во взаимоотношениях Европы с другими странами региона, где расположена Белоруссия. Можно даже не учитывать Литву и Латвию, как уже интегрированные в Евросоюз страны, но и Украина и Молдавия значительно опережают Белоруссию по этим показателям. Исключением из этого правила являются Чернобыльские гуманитарные программы и техническая помощь по обустройству границы со странами Евросоюза.

Ответственность за то, что размеры взаимоотношений и сотрудничества с Европой такие незначительные, возлагается в первую очередь на белорусский режим. И это, безусловно, правильно. Но в любых двух- и многосторонних отношениях ответственность все же в той или иной степени распределена между всеми сторонами и нельзя сказать, что Европа, как в лице Евросоюза, так и в лице его крупнейших государств (Германии Франции, Великобритании) были очень активными в нормализации белорусско-европейских отношений. И эта низкая активность имеет очень простое объяснение. С начала 90-ых годов Германия в открытую, а остальные страны Евросоюза в более завуалированной форме признавали Белоруссию сферой интересов России. Это признание и составляет суть доктрины и, которой руководствовался Евросоюз до самого последнего времени. Считалось, что даже демократизация и распространение рыночной экономики, как приоритетные составляющие восточноевропейской политики Евросоюза в Белоруссии осуществляются Россией или через российское посредничество. Доминирование такой доктрины все сильнее и сильнее погружало Белоруссиию в контексты российской внешней политики и привязывало белорусскую экономику к российской. Если во времена президента Ельцина у этой доктрины можно было предполагать хоть какие-то основания, то в последнее десятилетие она держалась исключительно на инерционности политического мышления и бюрократических институтов.

До самого последнего времени политические отношения с Евросоюзом, исходя из обозначенной доктрины, ограничивались заявлениями, резолюциями, выдвижением взаимных требований и претензий. А 2008 году стало очевидной неэффективность всей европейской политики в отношении к Белоруссии и подавляющего большинства ее компонентов, включая программы ТАСИС, помощь гражданскому обществу и политической оппозиции и др. А поскольку при всей неэффективности этой политики и отдельных программ никаких альтернатив не предлагается, то это требует каких то объяснений. И в качестве объяснения формулируется новая доктрина. Теперь низкая активность Европы относительно Белоруссии объясняется не тем, что Европа оставляет Белоруссию в сфере российских интересов, а тем, что белорусский народ поддерживает режим Лукашенко, что это есть выбор белорусского народа. Из такой доктрины делаются два вывода.

1. Если режим поддерживается белорусским народом, то с ним следует не просто считаться, но и признавать его легитимным.

2. Поскольку авторитарная сущность режима не меняется, то и активизировать политическое, экономическое и гуманитарное взаимодействие с Белоруссией не следует.

Но, не успев сложиться и оформиться, новая доктрина натолкнулась первые серьезные испытания. Разразившийся российско-грузинский конфликт в Южной Осетии и Абхазии потребовал консолидированной реакции мирового сообщества. В интересах Европы было недопущение расширения практики силового решения проблем и конфликтов на российских границах и в зоне добрососедства. Политика силы часто кажется привлекательной правительствам и режимам в проблемных регионах, и только консолидированная реакция международного сообщества может воспрепятствовать тому, чтобы такая политика становилась общепринятой практикой в регионе. Белорусский режим воспользовался сложившейся международной ситуацией для усиления европейского вектора своей международной политики. Будучи ближайшим военным и экономическим партнером и союзником Российской Федерации, он официально не поддержал политику России в отношении Грузии и не признал контролируемые Россией квазигосударственные образования Южной Осетии и Абхазии. Такие действия белорусского правительства не остались незамеченными в Европе и усилили политические позиции европейских сторонников признания режима, смягчения выдвинутых Европой 12 требований и прекращения политической изоляции белорусского режима. В конечном итоге это привело к тому, что европейские правительства и институты стали «замечать» некоторый прогресс во внутриполитической динамике в Белоруссии. Правда остается непонятным действительно ли существует эта положительная динамика и стабильность, позволяющая строить новые отношения или ее просто хочется видеть.

Наметившийся поворот Евросоюза и европейских институтов в сторону нормализации белорусско-европейских отношений одобрительно воспринимается правительствами и общественностью в странах ближайших соседей Белоруссии, для которых отношения с Белоруссией гораздо более значимы, чем для западной Европы. Латвия, Литва и Польша, кроме всего прочего, озабочены военным сотрудничеством Белоруссии с Россией, что ставит для них вопрос об угрозе безопасности. Вместе с тем в этих странах гораздо лучше понимают, что диктатура и авторитарный режим не являются основой для стабильности. Наоборот, диктаторские режимы непредсказуемы, поскольку в странах, контролируемых диктатурами, не работают такие традиционные механизмы решения проблем и избегания крайностей как диалог и переговоры. Складывается впечатление, что все заинтересованные стороны одобрительно относятся к нормализации европейско-белорусских отношений. Однако в стороне от процесса нормализации остается само белорусское общество, представляющие его политические силы и общественные организации. Сближение белорусского режима с Европой несет белорусской оппозиции и общественному сектору больше неприятностей, чем преимуществ. По крайней мере, так это представляется белорусским общественным и политическим оппозиционным лидерам. С точки зрения тех, кто вынужден на себе испытывать ежедневный прессинг диктатуры, это вполне обоснованно. И даже то обстоятельство, что белорусская оппозиция регулярно демонстрирует свое организационное, управленческое и политическое бессилие, что общественные и политические лидеры с каждым годом теряют не только влияние на общество, но даже и связь с ним, не может позволить совсем игнорировать проблемы и потребности этой части белорусского общества. Тем более что именно этой части в наибольшей степени близки европейские ценности, только эта часть белорусского общества на протяжении всего периода существования независимой Белоруссии пыталась способствовать интеграции страны в общеевропейские процессы.

Кризис европейских программ поддержки

На уровне деклараций и заявлений европейские политики обещают не только сохранить достигнутый уровень поддержки гражданского общества в Белоруссии и белорусской оппозиции, но даже расширить его. Особенно в этом вопросе активны ближайшие соседи Белоруссии, которые до недавнего времени были основными получателями помощи и «объектами» европейских программ. Сейчас они находятся в ситуации переосмысления своей роли в общеевропейских процессах и пытаются занять позицию «субъектов» поддержки и помощи, в первую очередь в своем регионе - Восточной Европе. В связи с этим даже возникает конкуренция за региональное лидерство среди Польши, Литвы и Латвии в деле «продвижения демократии и европейских ценностей» в соседние страны. В некотором смысле реализация и успешность новых отношений и европейской поддержки Белоруссии одновременно будет закреплять места и роли этих государств в объединенной Европе.

В связи с такими декларациями, заявлениями, намерениями и планами имеет смысл дать оценку европейским программам поддержки гражданского общества и белорусской оппозиции. И мы не откроем ничего нового сказав, что все эти программы неэффективны. Об этом сегодня говорят практически все аналитики и политологи, а также сами политики и представители тех европейских институтов, которые ответственны за эти программы. Большая часть средств предназначенных для поддержки гражданского общества идет не белорусской оппозиции и общественным организациям, а белорусскому режиму, либо непосредственно, либо через созданные режимом псевдо-общественные организации. За годы реализации европейских программ поддержки гражданского общества гражданское общество не только не развилось, не укрепилось, а наоборот - существенно ослабло по сравнению с серединой 90-ых годов прошлого века. Поэтому, если не измениться содержательное наполнение программ поддержки гражданского общества, а также формы и способы этой поддержки, можно предположить, что увеличение объемов финансирования этих программ не приведет к повышению их эффективности.

В начале этой статьи говорилось о смене доктрины взаимоотношений Европы с Белоруссией, сейчас уместно реконструировать и сформулировать еще две локальные доктрины или стратегии, касающиеся не общих европейско-беларусских отношений, а только международных программ поддержки оппозиции и гражданского общества. Эти доктрины также не имеют четкой формулировки, но их можно назвать именами наиболее ярких представителей:

1. «Доктрина Майкла Козака», посла США в Белоруссии в период 2000-2003 годов. Эта доктрина сводиться к поддержке радикальных оппонентов режима, к дипломатическому и экономическому давлению на сам режим через санкции. Она не может быть реализована в полной мере, во-первых, потому что практически невозможно побудить международное сообщество к согласованным и консолидированным санкциям, даже в отношении к очень опасным и агрессивным режимам, не говоря уж о таких, как белорусский. Во-вторых, любая внешняя поддержка радикальной оппозиции легко нейтрализуется действиями авторитарного режима. Без широкой массовой, хотя и нерадикальной поддержки, радикальная оппозиция не жизнеспособна.

2. «Доктрина Ханса Георга Вика», возглавлявшего миссию ОБСЕ в Белоруссии в 1997-2001 годах. Стержнем этой доктрины был переговорный процесс, участниками которого должны были быть белорусское правительство, с одной стороны, и общественные организации и политические партии, с другой, при посредничестве европейских институтов. Наиболее серьезная попытка организовать такой диалог в 1999 -2000 годах была проигнорирована большинством оппозиционных партий и политиков, мысливших в рамках доктрины М. Козака. В последующие годы белорусское гражданское общество и особенно политическая оппозиция настолько ослабли, что на сегодняшний день совершенно не могут выступать стороной на переговорах, даже при самой интенсивной и обширной поддержке любых европейских институтов. Сами политические лидеры говорят о переговорах режима с Европой, при участии оппозиции. Но это уже совсем иной формат.

Таким образом, можно констатировать, что и обе «большие доктрины» отношения Европы к Белоруссии и «локальные доктрины» поддержки гражданского общества и политической оппозиции оказываются недееспособными и неэффективными. А никаких новых доктринальных или программных предложений ни в Европе, ни в Белоруссии не сформулировано. И в этой ситуации идет активизация европейского внимания и расширение поддержки. Причем основную роль в этом играют страны-соседи Белоруссии, которые не имеют, с одной стороны опыта и необходимых институтов и механизмов, а, с другой стороны, достаточного авторитета и влияния, чтобы задавать новые установки и рамки для европейских программ.

К анализу сложившейся ситуации необходимо добавить еще одно обстоятельство. Успешная, можно даже сказать триумфальная волна демократизации охватившая Восточную Европу после падения берлинской стены в 1989 году исчерпала свои ресурсы и остановилась, докативших до границ Белоруссии. Идеология и программы демократизации, сформулированные в 80-ые годы привели к интеграции в единую Европу стран бывшего социалистического лагеря, включая получивших независимость трех стран Прибалтики, оказываются недействительными в отношении Белоруссии и в какой-то степени Украины, Молдавии и некоторых государств на Балканах. Если в отношении Украины и Балканских государств еще сохраняются какие-то возможности, то белорусская ситуация становиться откровенным вызовом прежней программе распространения европейских ценностей. Необходимо понимать, что для разворачивания этой волны велась долгая и сложная работа, включающая в себя не только политические шаги, но и в первую очередь осмысление того «социалистического мира», который следовало демократизировать и европеизировать.

 То состояние, в котором сейчас пребывают страны, представляющие вызов для Европы, уже не могут быть описаны и поняты в прежних схемах и концептах. Программа реванша в Белоруссии создала и продолжает укреплять новые общественные отношения, которые остаются за пределами понимания и анализа. В результате некогда разработанные, проявившие себя успешными и стандартизированные европейские программы не могут быть соответствующими новым социальным, культурным и политическим реалиям, в частности в Белоруссии . Необходимы новые идеи и новые программы. И сейчас наиболее подходящее время для того, чтобы заняться их разработкой. И делать это необходимо не кабинетным аналитикам и политологам из европейских фабрик мысли, а с самым активным вовлечением интеллектуальных сил из самой Белоруссии. Участников такой работы можно найти среди неангажированных ни белорусским режимом, ни дискредитировавшей себя оппозицией белорусских интеллектуалов. Это само по себе не просто, поскольку почти все участники такой работы перешли к диссидентскому существованию. При этом традиционный европейский подход апеллирует к тем или иным структурам и остается нечувствительным и неэффективным в поиске «людей».

Предложение новых идей, формулировка новой программы и доктрины необходимо не только в рамках отношений Европы с Белоруссией, это необходимо и в самой Европе для продолжения процессов демократизации и реформ в новых странах Евросоюза и тем более для активизации политики в регионах, по отношению к которым Европа предлагает политику добрососедства. И объединенной Европе и окружающим ее странам необходим новый импульс, новые идеи и новые смыслы.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ