Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №213(30.12.2008)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
УКРАИНА
БЕЛОРУССИЯ
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Карабахский конфликт: возвращение к правде (новая книга о Нагорном Карабахе)

 «Еркрамас», 22.12.08

Андрей Арешев

Тема последствий распада Советского Союза еще долгое время останется в актуальной повестке дня. Августовские события вокруг Южной Осетии и последующее признание Россией независимости двух бывших грузинских автономий показали всю остроту и сложность подобных проблем, абсолютную бесперспективность силового пути их разрешения, и в первую очередь – для нападающей стороны.

Между тем, Приднестровская Молдавская Республика и Нагорно-Карабахская Республика, в отличие от Южной Осетии и Абхазии, политико-дипломатического признания не получили. Вокруг Нагорного Карабаха продолжается не вполне понятная дипломатическая возня. Визиты, напоминающие туристические поездки, следуют один за другим, посредники сыплют многозначительными и противоречивыми заявлениями, политики клянутся в верности друг другу и «мадридским принципам», больше напоминающим пресловутые «тайны мадридского двора», а политологи и журналисты, комментирующие ход переговоров, глубокомысленно рассуждают, о том, кто все-таки сдаст Карабах Азербайджану: Россия в обмен на покупку газа с месторождения Шах-Дениз, или же США взамен подключения официального Баку к НАТО и «афганскому транзиту». При этом совершенно упускается из виду другое: еще ни одно государство, провозгласившее собственную независимость и заплатившее за нее, как Нагорный Карабах, очень дорогую цену, добровольно от нее не откажется.

В настоящее время Нагорно-Карабахская Республика «выключена» из переговорного процесса, милитаризация региона идет полным ходом (к чему она приводит, мы увидели в августе 2008 года в Южной Осетии), ООН и прочие международные структуры в кризисных ситуациях раз за разом выказывают свое полное бессилие на фоне усиливающейся воинственной риторики со стороны ряда государств, которой не может помешать подписание никаких мирных деклараций. Посредниками полностью игнорируется цивилизационный фон конфликта, его военные, геополитические, даже терминологические, наконец, психологические и географические аспекты – равно как и совсем недавняя история. Псевдомиротворческие призывы «смотреть в будущее и не оглядываться в прошлое» отдают откровенной демагогией, а степень демонстрируемого единства участников Минской группы ОБСЕ может оказаться явно преувеличенной.

С 1994 года в Карабахе нет широкомасштабных боевых действий, и за это время конфликт оброс самыми фантастическими подробностями – в основном, благодаря усилиям одной из сторон, вкладывающей в агрессивную пропаганду значительные средства, с привлечением лучших интеллектуальных сил от Москвы до Лондона и Вашингтона. В результате в России и даже в Армении, не говоря о других странах, претендующая на осведомленность в кавказских реалиях публика начинает воспроизводить сомнительного свойства мифы и байки, а то и откровенную ложь. Абсурдные представления об истинных причинах незатухающего конфликта в Закавказье, прямо или косвенно влияющие на принятие политических решений, искусно навязываются уже не одно десятилетие - начиная с утверждений об «албанском» происхождении армянских архитектурных памятников на территории Нагорного Карабаха, Азербайджана и Армении, и заканчивая тезисом о первом появлении армян на территории Закавказья в XV или даже в XIX веке. Внедрение искаженной мифологии, подобно опасному вирусу, способно похоронить любые миротворческие инициативы, усилить вражду, и в этих условиях может случиться, что война может стать самосбывающимся прогнозом.

Перед автором книги «Нагорный Карабах: факты против лжи. Информационно-идеологические аспекты нагорно-карабахского конфликта» Арсеном Мелик-Шахназаровым, без всякого сомнения, стояла непростая задача, связанная с воссозданием адекватной картины событий, происходивших в Нагорном Карабахе с 1988 по 1994 год и их исторического контекста. Здесь и раздробление карабахских земель в процессе административно-территориального районирования в первые годы Советской власти, и целенаправленное изменение этнодемографического баланса в НКАО и сопредельных районах, и последовательное ущемление социально-экономических прав области, словом - все то, о чем предпочитают не упоминать, следуя ложно понятой «политкорректности». Предстояло в буквальном смысле слова обрабатывать невозделанную целину, основательно заросшую псевдоисторическими сорняками и бурьяном, активная пересадка которых в западное и российское медийное пространство идет уже не первый год. Разумеется, для этого потребовалось дать достаточно подробную картину истоков и политико-правовых аспектов азербайджано-карабахского конфликта, проследить динамику его развития в советское время, чему автор был непосредственным свидетелям, детально описать события, происходившие вне Нагорного Карабаха, но имевшие к конфликту непосредственное отношение (в частности, погромы в Сумгаите в 1988 и в Баку в 1990 году). В конце 1980-х – начале 1990-х годов Арсен Мелик-Шахназаров, прошедший к тому времени добротную советскую журналистскую школу, работал корреспондентом газеты «Советский Карабах» сначала непосредственно на месте событий, в Нагорно-Карабахской автономной области, а потом и в Москве (заметим в скобках, что накопленного им огромного материала с лихвой хватило бы еще не на одну книгу…).

С другой стороны, автором были рассмотрены малоизвестные сюжеты, связанные с политикой сторон конфликта (в первую очередь - в советский период), действия (или бездействия) союзного Центра, прямо способствовавшие его эскалации. Идея создания специального Комитета Особого Управления во главе с Аркадием Вольским сменилась твердой решимостью покончить с карабахским движением (и с самими карабахцами) с использованием всех имеющихся в наличии средств. До сих пор некоторые российские политологи рассматривают Карабах как «банановую корку», на которой, якобы, «поскользнулся» СССР, отождествляемый с исторической Россией. Фактология, представленная в книге, показывает, мягко говоря, упрощенность подобных представлений. Нерешение существующих на территории СССР этнотерриториальных проблем никоим образом не гарантировало страну от распада, а карабахцы, одними из первых почувствовавшие ослабление центральной власти в Москве, просто попытались использовать предусмотренные советским законодательством механизмы, дабы избежать участи армян Нахичеванской АССР (согласно определению автора, Нахичеван является «армянским Косово», что многое объясняет, в том числе в контексте событий на территории бывшей Югославии). Если бы армян «тихой сапой» вытеснили из Нагорного Карабаха, - подобно тому, как это было в Нахичевани, - следующей целью становился формально армянский Зангезур. Именно к этому ведут муссируемые время от времени псевдомиротворческие «прожекты», и Нагорный Карабах продолжает играть ключевое значение для современной армянской государственности…

Ответом на ставшее знаменитым решение Сессии областного Совета НКАО от 20 февраля 1988 года с просьбой об административном переподчинении области стали угрозы, череда мелких и крупных провокаций (включая резню в Сумгаите, Баку и других местах), попытки изгнания карабахцев со своей земли с привлечением советских войск (апогеем которых стала печально известная операция «Кольцо»), и, наконец, полномасштабная агрессия и война 1992 – 1994 годов. Результатом военных действий, в ходе которых впервые на территории бывшего СССР одна из сторон впервые прибегла к массовому использованию самых современных систем наступательного оружие и наемников (в частности – афганских моджахедов), стало формирование современной линии разграничения сторон. Азербайджанские районы, находящиеся в настоящее время под полным или частичным контролем Армии обороны НКР, на протяжении многих лет были опорной базой для враждебных действий в отношении армянского населения края. Книга Арсена Мелик-Шахназарова изобилует многочисленными фактами набегов, обстрелов, убийств мирных граждан, скотокрадства, которые оставались неизвестными широкой публике благодаря тенденциозной информационной политике советских средств массовой информации, видевших в армянских жителях НКАО едва ли не исключительно «оголтелых националистов» и «экстремистов», якобы бросивших вызов «братству советских народов».

Впоследствии подобная линия была целиком и полностью воспринята западными пропагандистами и аналитическими структурами, по подходам и рекомендациям которых можно безошибочно судить об интересе к Кавказско-Каспийскому региону со стороны западного «политикума» и крупнейших энергетических корпораций. «Цивилизованные» политики и средства массовой информации США и Великобритании проявляли интерес к событиям «в НКАО и вокруг нее» лишь до начала 1992 года, когда это соответствовало геополитическим интересам представляемых ими стран. После распада СССР и образования на его территории независимых новых государств маятник симпатий как по команде качнулся в сторону Азербайджана, в одночасье ставшего в представлении западной общественности жертвой агрессивных действий карабахцев, якобы поддержанных русскими. Если бы события в Ходжалу и Мараге, а также их информационное «сопровождение» своевременно стали бы предметом соответствующего изучения – возможно, в 2008 году не пришлось бы сетовать на западные СМИ, начавшие в первые дни августовских событий вокруг Южной Осетии против России полномасштабную информационную войну…

Миф о том, что Азербайджан проиграл войну не Карабаху и даже не Армении, а России, удивительно живуч, объяснение чему следует искать скорее в психологии; Арсен Мелик-Шанхазаров развенчивает его путем простого сопоставления военных потерь сторон, а также путем сравнения арсеналов внутренних войск МВД СССР и Советской Армии, ставшей на рубеже 1990-х достоянием новообразованных государств Закавказья.

Не менее живучи и другие мифы. Например, о «20 процентах оккупированных территорий Азербайджана» и «миллионе» (одном, двух, трех – кто больше?) беженцев. О том, что географические рамки Нагорного Карабаха идентичны административным границам упраздненной в конце 1991 года декретом ВС Азербайджана Нагорно-Карабахской автономной области с их образованными бакинским административным гением причудливыми изгибами и анклавами. О том, что сумгаитские погромы были организованы армянами. О «кафанском мифе», деньги на раскрутку которого все обещает выделить одиозный «исследователь» с берегов туманного Альбиона. О подоплеке всего этого (и о многом другом) подробно пишет Арсен Мелик-Шахназаров. Его книга является, с одной стороны, полноценной научной работой, снабженной, помимо личных воспоминаний и наблюдений автора, множеством ссылок на собственно карабахские, армянские, советские, российские, азербайджанские и западные источники. С другой стороны – работа, написанная блестящим слогом профессионального журналиста, органично представляет и сводит огромный, подчас малоизвестный и не всегда простой фактологический материал в единую картину, и читается буквально на одном дыхании.

Как представляется, без изучения и осмысления событий и фактов, изложенных в книге «Нагорный Карабах: факты против лжи. Информационно-идеологические аспекты нагорно-карабахского конфликта», невозможно составить адекватное представление о путях компромиссного решения карабахской проблемы. Наводит она и на некоторые размышления, которые касаются и более активной и наступательной политики официального Еревана в «карабахском вопросе», с учетом роли Нагорно-Карабахской Республики в обеспечении национальной безопасности Республики Армения, и возможных новых акцентов политики России на Южном Кавказе. Вряд ли в контексте новых «послеавгустовских» реалий дальнейшее игнорирование Нагорно-Карабахской Республики является продуктивным подходом…


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ