Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №213(30.12.2008)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
УКРАИНА
БЕЛОРУССИЯ
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Карабахское спокойствие

ИА МиК, 23.12.08

Гагуа Малхаз

В непризнанной Нагорно-Карабахской республике августовская российско-грузинская война вызвала заметное воодушевление. Естественно, если бы Грузия в августе смогла восстановить контроль над собственными территориями, это создало бы своеобразную модель в регионе в целом на всем постсоветском пространстве в решении конфликтов. Сейчас же карабахские армяне верят, что Алиев, учитывая горький опыт Саакашвили, не будет повторять его поступки. В то же время, тут глубоко уверены в своем военном превосходстве.

В начале декабря двое грузинских и один датский журналист и также представитель неправительственного сектора, также из Дании, побывали в Нагорном Карабахе. В Ереване к ним присоединились два местных журналиста и политолог. В Степанакерте, столице непризнанной Республики Нагорного Карабаха, состоялся семинар. И семинар, и дорогу финансировал Евросоюз. Думаем, читателям небезынтересно узнать о «сепаратистской жизни» и что они думают о текущих явлениях.

Первое, что привлекает внимание на единственной дороге, соединяющей непризнанную Республику Нагорный Карабах с Арменией, еще больше, чем покинутое азербайджанское село в ее начале, это огромные тросы, натянутые над достаточно глубокими и широкими оврагами. Эти тросы можно принять за электрические провода или кабели других коммуникационных средств, но что это не так, с первого взгляда легко догадается даже человек, не сведущий в коммуникациях. Как говорят местные, функция этих сетей – создавать помехи для азербайджанской авиации, которая используют т.н. Бачинский коридор и глубокие карабахские овраги, чтобы спрятаться от армянских радаров. Армяне говорят, что эти самолеты бомбили Степанакерт и после того, как были натянуты эти тросы, бомбежки прекратились.

Это Нагорный Карабах. Лачинский коридор, который в принципе уже не существует, представляет собой 90-километровую, по кавказским меркам достаточно хорошо проложенную дорогу. На трассе местами установлены щиты, на которых на армянском и английском языках написаны имена и фамилии тех состоятельных армян, кто профинансировал строительство этой дороги. Естественно, в первую очередь наверное самого богатого среди них – американского мультимиллионера Кирка Керкоряна.

Сейчас Лачин (по армянски Бердзор), как отмечено на местной карте и дорожных знаках, - территория непризнанной Республики Нагорный Карабах, что конституционно закреплено правительством Степанакерта, заявляет карабахский эксперт Масис Маилян, который до того, как заняться политологией, занимал пост министра иностранных дел в карабахском правительстве.

По его словам, также «конституционно закреплены» азербайджанские районы в восточной, западной и юной части Карабаха до иранской границы, которые армянские вооруженные силы заняли во время войны и где была произведена тотальная этночистка.

Так что, говорит Маилян, вопрос «территории взамен статуса» закрыт, возможен лишь «равнозначный» обмен землями, то есть с Баку возможен обмен определенными территориями, в случае согласия обеих сторон, только равнозначными – с равной площадью.

По словам Маиляна, определенная часть Карабаха, до 15%, северная часть Шаумяновского района и небольшие земли на западе Мартакертского и Мартунийского районов в данное время контролируется Азербайджаном.

Почему эти территории не были заняты во время войны на фоне бесспорного военного превосходства армянских соединений, ереванский политолог Сергей Минасян объясняет так: армяне, конечно же, могли взять эти территории, но исходя из своеобразности рельефа, со стратегической точки зрения это было достаточно рискованным делом, поскольку это открытая ровная местность, и армянское военно-политическое руководство решило, что, так сказать, «овчинка не стоит выделки».

«Это село практически неурожайно, и люди решили оставить его…» - пошутил ереванский журналист, когда мы проезжали на машине мимо опустевшего села недалеко от Лачина. Естественно, в свое время в нем жили  азербайджанцы или курды, которых во время войны вынудили оставить эти земли. «У нас, у армян, вообще такая судьба – либо нам устраивали геноцид, либо мы устраивали его…» - продолжает шутить журналист.

А между тем трудно представить масштабы той жестокости и беспощадности, которые чувствуются здесь. Сегодня в Нагорном Карабахе нет ни одного азербайджанца, также как и на оккупированных за его пределами землях. Вопрос возвращения беженцев вообще не стоит в повестке дня. Вопрос об азербайджанских беженцах вызывает нескрываемое раздражение в Степанакерте.

«О беженцах вообще не говорят» - заявил Масис Маилян на состоявшейся в Степанакерте встрече. «Во-первых, у них, у азербайджанцев, до 40 тысяч беженцев из Нагорного Карабаха, а у нас – до полмиллиона из Азербайджана, в том числе из Баку».

Однако, помимо Карабаха, азербайджанцам пришлось оставить и несколько прилегающих к нему районов, как в существующем азербайджанском анклаве в самой Армении, полностью очищены от азербайджанцев такие важные города, как Агдам и Шуша (по-армянски – Шуши), где до 90-х годов большую часть населения составляли азербайджанцы.

Справедливости ради нужно добавить, что по другую сторону линии фронта происходили аналогичные процессы. Захваты соединениями одной стороны населенного представителями этнической группы другой стороны пункта в лучшем случае заканчивались грабежами и погромами и массовым выселением, в худшем, и довольно часто – истреблением.

Сейчас стороны этого конфликта в основном говорят о преступлениях, совершенных противником, а собственные преступления либо забывают совсем или объясняют рациональными, чаще гуманитарными причинами. К примеру, армяне говорят, что город Шуша армянские соединения взяли потому, что оттуда происходила жестокая бомбежка Степанакерта, хотя сейчас на улицах этого исторического центра Карабаха вы не встретите ни одного азербайджанца, в то время как до войны они здесь представляли большинство.

 Поскольку военные успехи были на стороне армян, естественно, больше всего пострадали занятые ими населенные азербайджанцами города и села. Хотя с не меньшей жестокостью происходили погромы и истребление самих армян во время малочисленных военных успехов, которые выпали на долю азербайджанской армии в больших городах страны, в том числе в Баку и Сумгаите.

О том, что карабахская земля исторически являлась ареной военных нашествий, говорит и то, что все мало-мальски значимые населенные пункты здесь распложены на возвышенности. Древняя столица края – Шуша – в свое время 50-60 –тысячный полис со своими театрами и дворцами, расположен так высоко, что добраться до него большая проблема, не говоря уже о захвате без современной техники.

В Шуше больше чем в Степанакерте ощущается наследие войны. Здесь большая часть домов и сейчас выглядит так, как в начале 90-х годов, после завершения военных операций. Хотя, как говорит Саро Сарьян, председатель НПО «Союз беженцев» и сам беженец из Баку, в последние годы заметно активизировалась инвестиционная деятельность армянской диаспоры.

Здесь ведутся интенсивные реставрационные работы и наряду с впечатляющими работами в караван-сарае, бане, старом театром, училище, построенным в начале 20 века рабочих-строителей можно заметить и в местной мечети. Эта мечеть пала жертвой сначала правления коммунистов, а затем была повреждена во время войны. Сейчас местные власти работают над ее восстановлением.

Конечно же, мечеть будет действующей, отвечает Саро Сарьян. Но для кого? Как я уже говорил, вопрос возвращения живущих здесь раньше азербайджанцев даже не обсуждается. Сарьян говорит, что сюда летом обычно приезжают иранцы.

А вот в столице непризнанной Республики Нагорный Карабах следа войны почти нет. В городе идет массовое строительство и по вечерам пришедшего поужинать гостя в некоторые рестораны могут и не пустить из-за отсутствия мест. В Степанакерте и по ночам спокойно, и на все эти три дня, что мы находились там, мы не слышали ни разу звука выстрела даже издалека. Правда, на улицах можно встретить достаточное количество людей в военной форме, но они строгой экипировкой, выбритостью и без наличия оружия скорее напоминают какой-нибудь закрытый советский город, чем кавказский, фактический блокированный анклав. Только раз мы заметили на улице «тягач», который перевозил танк не такой уж новейшей модели.

Безопасность и Московская декларация

«У Азербайджана нет достаточно сил, чтобы решить проблему военным путем», - говорит председатель комитета по внешним связям местного парламента Баграм Атанесян.

 Вообще, от встреч со степанакертскими политиками, политологами или журналистами, в конце-концов с простыми людьми оставалось такое впечатление, что эти люди так уверены в своем военном превосходстве, что совсем не боятся возобновления войны.

«Вероятность войны пока минимальная, поскольку военный баланс на нашей стороне», - говорит Гегам Багдасарян, главный редактор независимой газеты «Демос» и вместе с тем депутат степанакертского парламента. - «И пока будет подобный баланс, не будет угрозы возобновления войны».

Правда, мы значительно уступаем азербайджанской армии в численности и вооружении, но наш боевой дух настолько высок, что легко компенсирует этот недостаток, продолжает Багдасарян. По его словам, и во время войны численностью и вооружением армянские подразделения уступали азербайджанской армии, но все равно смогли победить ее.

Карабахские армяне на миротворческий формат любого вида смотрят скептически. «На протяжении всех этих 14 лет мы сами научились миротворчеству», - шутит степанакертский политолог Масис Маилян. – «Если нас признают, потом посмотрим…»

Что касается подписанной в ноябре в Москве президентами Армении и Азербайджана декларации, где Ильхам Алиев и Серж Саркисян признают необходимость урегулирования конфликта политическим путем, также как и в Баку, и в принципе, и в Ереване и Карабахе считают это документ пустой бумажкой. А в подтверждение этого приводят заявление президента Алиева, сделанное им итальянской прессе, что Московская декларация не исключает использование силы Азербайджаном.

Какой же смысл в этой декларации? Как заявляет ереванский политолог, представитель Кавказского института Сергей Минасян, после августовской войны Кремль хотел показать миру, что может не только грубо поигрывать мускулами, но и быть своеобразным миротворцем. По его мнению, этим документом только Москва выиграла, или думает, что выиграла, поскольку, в конце концов, он юридически совсем не обязателен. Хотя, там же добавляет Минасян, этот документ, пусть незначительно, но все же был в интересах армянской стороны, поскольку в нем на уровне декларации все же зафиксирована обязательность политического урегулирования и остается в силе «Минский формат», что также на руку армянам.

На вопрос, почему же Алиев и Саркисян согласились участвовать в этом поставленном спектакле, карабахский парламентарий Баграм Атанесян ответил, что Медведев просто «попросил» их подписать документ, а для лидеров Еревана и Баку это было таким предложением, от которого, если перефразировать слова известного киногероя – сицилийского мафиози – отказаться нельзя. «Их заставил горький опыт Грузии после августовских событий», - заключает Атанесян.

Русские

Если вы хотите основательно вывести карабахца из себя, скажите ему, что они выиграли войну с помощью русских. Как бы удивительно это не звучало, в Степанакерте считают, что русские в конце 80-х и начале 90-х как политически, так и военной силой больше помогли Азербайджану, чем им. Или, в лучшем случае, держали нейтралитет. В принципе, это довольно спорная тема и предмет иного обсуждения. Хотя, уже факт, что все карабахские политики или политологи, с кем довелось говорить, категорически исключают размещение российского миротворческого контингента в регионе.

Большую эйфорию не вызвало и признание Абхазии и Южной Осетии.

«Такого признания, как у Сухуми и Цхинвали, мы совершенно не хотим. Вообще не хотим…, - говорит Баграм Атанесян. - Мы стремимся к такому признанию, которое не осложнит, а разрядит ситуацию в регионе».

В чем конкретно проявляется такое «разряжающее признание»? Атанесян говорит, что их главная цель – признание Азербайджаном.

Примечательно, что Карабах пока не признавала даже Армения, которая, если не говорить об остальном, является донором 60% бюджета анклава. Как сказал Атанесян, им совсем не нужно признания Армении, потому что угроза идет не из Армении, угрозу они ждут из Баку и поэтому хотят его признания.

На вопрос, осознают ли они нереальность этого желания, Атанесян ответил, что пока будет Алиев, естественно, признания они не добьются, потом… «В конце концов, вы же видите, как мы живем. Здесь спокойно, и люди в определенной мере привыкли к такой жизни. Вот и будет так».

То же самое говорит Гегам Багдасарян, редактор самого популярного независимого издания. «Вы не представляете, что пережил этот народ. 8 месяцев мы жили в подвалах, когда город бомбили. Без воды, без света, без газа. Однажды, по дороге из дома до редакции насчитал 37 или 38 трупов… Сейчас у людей достаточная зарплата, свет, вода, газ. Люди готовы вечно так жить».

Отклики августа

Августовская война здесь вызвала заметное ободрение. Сергей Минасян говорит, что после августа в Бакинской политической элите радикально поубавилось, а возможно и совсем исчезло желание развязывать новую войну.

В Степанакерте, где внимательно следят за азербайджанской прессой, говорят, что 8,9, 10 августа в бакинской прессе наблюдалась невиданная эйфория. «Затем наступила полная тишина, наверное, поняли, что военный путь решения проблемы бесперспективен, - вспоминает Масис Маилян. – Августовская война для них (азербайджанского руководства) стала настоящим уроком».

Естественно, в августе симпатии карабахских армян были на стороне Грузии. В принципе, это и неудивительно. Несмотря на это, что в присутствии грузинских журналистов здешние политики остерегаются делать радикальные оценки. А вот главный редактор газеты «Демос» Гегам Багдасарян более откровенен и открыто фиксирует свою позицию в отношении Саакашвили: «Саакашвили - убийца детей… Как можно было бомбить мирный город». Там же Багдасарян вспоминает, с каким оптимизмом 5 лет назад он встретил «революцию роз». Тогда он, также как и многие из его коллег, думал, что демократическая Грузия могла бы стать своеобразной моделью развития в регионе. Образцом и подтверждением того, что западные принципы могут укорениться и на Кавказе.

«Но все это провалилось… Провал правления Саакашвили я воспринял, как победу авторитаризма в регионе. А между тем здесь многие думали, что если хотя бы в одной республике победит демократия, это стало бы стимулом для всех демократических сил на Кавказе. А как все кончилось… Сейчас над ним (Саакашвили) правящие политики в Баку и Ереване смеются и говорят оппонентам – и вы хотите такую демократию?»

«Когда я читаю российскую прессу, остается такое впечатление, что московские чиновники хотят полностью уничтожить Грузию», - считает Баграм Атанесян, который одно время, пока не окунулся в политику, был корреспондентом Радио «Свобода» в Степанакерте.Ереванский политолог Сергей Минасян же считает, что развязав войну,

Саакашвили «за уши втащил» на Южный Кавказ русского медведя, которого отсюда казалось бы выдворили.

В беседе с журналистами он отметил и то, что урегулирование карабахского конфликта пока нереально и он в таком замороженном состоянии, в котором находится сейчас, будет еще долго. Приблизительно такие прогнозы делают и степанакертцы – и они не видят возможности «прорыва» в ближайшем будущем.

«А вот у вас был шанс, - сказал грузинским журналистам Минасян. – В отношении Абхазии не знаю, но в отношении Цхинвали точно были… Раньше, когда там был Эргнетский рынок».

Уезжая из Карабаха, у журналистов было аналогичное чувство. С юга какого-либо коренного перелома с точки зрения урегулирования конфликтов ожидать не следует. Здесь, как это ни печально, не унялись страх, ненависть к друг другу и отчуждение. «Только тогда можно будет говорить о каком-либо прорыве, когда закончится или хотя бы радикально не уменьшится вражда», - заключил Сергей Минасян в разговоре с журналистами.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ