Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №50(15.04.2002)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
УКРАИНА
БЕЛОРУССИЯ
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ЗАКАВКАЗЬЕ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ФОРУМ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

ГРУЗИЯ



Заявление МИДа РФ в связи с обстрелом постов Коллективных сил СНГ по поддержанию мира в зоне грузино-абхазского конфликта

В ночь с 6 на 7 апреля ряд постов Коллективных сил СНГ по поддержанию мира в зоне грузино-абхазского конфликта (КСПМ) подвергся интенсивному обстрелу. Дважды открывался огонь и по резервной группе, направленной командованием КСПМ на подкрепление подвергшимся нападению миротворцам.

Поскольку КСПМ на протяжении многих месяцев были и остаются объектом кампании нападок в Грузии, ясно, что произошедшие инциденты не могут рассматриваться вне контекста официальной линии Тбилиси. Произошедший инцидент свидетельствует также о том, что определенные силы в Грузии не оставляют намерений спровоцировать новую вооруженную конфронтацию в зоне грузино-абхазского конфликта.

Совет Безопасности ООН неоднократно требовал от Грузии положить конец деятельности незаконных вооруженных групп, так как их диверсионно-террористическая деятельность вызывает все новые жертвы среди гражданского населения и международного миротворческого персонала и осложняет усилия по запуску нормального переговорного процесса между Тбилиси и Сухуми.

Последний инцидент показывает, что в Грузии остаются глухи к этому законному требованию международного сообщества.




“Итоги” №14 (304),
9 апреля 2002

Спецпредупреждение для Грузии

Интервью специального представителя Президента России по вопросам грузино-абхазского урегулирования, заместителя Министра иностранных дел России В.В.Лощинина

Россия будет защищать своих граждан в Абхазии, заявил в интервью "Итогам" специальный представитель Президента России по вопросам грузино-абхазского урегулирования В.В. Лощинин

На прошлой неделе в России был введён пост спецпредставителя Президента Российской Федерации по грузино-абхазскому урегулированию. Его занял первый заместитель Министра иностранных дел В.В.Лощинин. За всю историю новой России Москва назначала спецпредставителей главы государства лишь трижды - в исключительных случаях - для урегулирования наиболее взрывоопасных региональных конфликтов на Ближнем Востоке, в Югославии и Приднестровье. Круг обязанностей и полномочий такого спецчиновника практически не очерчен - ведь его непосредственным начальником является Президент.

Сегодняшняя ситуация вокруг Абхазии вновь балансирует на грани военного конфликта. Сухуми наотрез отказывается обсуждать предложенный СБ ООН план урегулирования, предусматривающий сохранение территориальной целостности Грузии. В свою очередь действия официального Тбилиси не оставляют России выбора: так или иначе она оказывается втянутой в конфликт. Достаточно вспомнить недавнее похищение грузинскими "партизанами" четырёх российских миротворцев в Абхазии. Или тот факт, что, по разным оценкам, от трети до половины жителей этой непризнанной республики являются гражданами России. И угроза их безопасности не может оставлять равнодушными российские власти.

Все эти острые вопросы в интервью "Итогам" комментирует спецпредставитель Президента России В.В.Лощинин.

Вопрос: Валерий Васильевич, недавно МИД России выступил с заявлением, в котором официальный Тбилиси был прямо обвинён в поддержке террористов...

Ответ: Террористические акции, которые, в частности, имели место в отношении российских миротворцев, не могли осуществляться без ведома официальных властей Грузии. Мы не в первый раз обращаем их внимание на необходимость не только на словах, но и на деле вести борьбу с террористами.

Вопрос: Какие могут последовать действия со стороны России, если такие акции не прекратятся?

Ответ: Мы будем вести разговор с Тбилиси и оказывать на него всё необходимое воздействие. Но если вы имеете в виду применение силы, это, конечно, исключается.

Вопрос: А вот грузинские власти утверждают, что в Абхазию будто бы вводятся российские войска.

Ответ: Я не видел таких сообщений и, честно говоря, с большим трудом могу представить подобное развитие событий. Это просто невозможно.

Вопрос: Возможна ли новая война между Грузией и Абхазией?

Ответ: Мы прилагаем все усилия, чтобы избежать этого. В последнее время напряжённость значительно возросла. Тем не менее, 2 апреля абхазской и грузинской сторонами подписан протокол, который предполагает выполнение соглашения от 1994 года о выводе грузинских войск и абхазских вооруженных формирований из Кодорского ущелья и патрулирование его российскими миротворцами и ооновскими наблюдателями. Это позитивный сигнал.

Вопрос: Однако некоторые представители грузинского руководства, в том числе министр обороны, фактически открыто заявляли, что, если в Сухуми не проявят "благоразумия", возможно силовое решение абхазского вопроса.

Ответ: Силового решения этого вопроса не существует. И это хорошо понимают в Тбилиси. Но самое главное - никто не хотел бы такого развития событий. В рамках ООН существует так называемая "Группа друзей Грузии", в которой работают представители США, Германии, Франции, Англии и нашей страны. Хотел бы подчеркнуть, что и "Друзья Грузии", и, естественно, Россия категорически против силового решения.

Вопрос: Но если не силовое, то какое? Как долго может продлиться положение ни войны, ни мира?

Ответ: Ситуация не настолько печальная, как её пытаются представить. Ещё летом прошлого года при содействии спецпредставителя ООН господина Бодена и при самом активном участии России была выработана программа действий, которая касается статуса Абхазии. Скажу сразу: этот документ не вызывает восторга у Тбилиси, есть к нему немало вопросов и у Сухуми. Тем не менее должен сказать со всей определённостью: были серьёзные возможности продвинуть переговорный процесс, если бы не обострение ситуации в Кодорском ущелье: появление там гелаевцев, вооружённые столкновения, гибель вертолета с ооновцами на борту. Ну и вся последовавшая за этим цепочка неприятных или малоприятных событий, включая неопределённость с мандатом коллективных сил по поддержанию мира. Но сейчас, мне кажется, есть шансы на то, что нам удастся если не свести напряжённость к минимуму, то, во всяком случае, значительно ослабить её, создать необходимый климат для возобновления переговоров.

Вопрос: О каком статусе Абхазии идёт речь? Есть ли ему аналоги в мире?

Ответ: Я не хотел бы пока комментировать этот документ, поскольку он официально не представлен. Скажу только, что в нём учитывается вся международная практика (прежде всего особенности грузино-абхазских отношений) и регламентируются параметры статуса. Окончательный же статус Абхазии должен быть определён в ходе переговоров между Тбилиси и Сухуми при нашем содействии.

Вопрос: И всё же: что это будет - федерация, конфедерация, сосуществование двух государств?

Ответ: Могу сказать одно: мы, равно как и "Группа друзей Грузии", выступаем за территориальную целостность Грузии...

Вопрос: Между тем абхазские лидеры говорят сегодня о желании вступить в ассоциированные отношения с Россией.

Ответ: Подчёркиваю: Россия исходит из необходимости соблюдения принципа территориальной целостности Грузии.

Вопрос: Но тогда возникает проблема российских граждан в Абхазии. Кстати, сколько их сегодня?

Ответ: Такого учёта никто не ведёт. По некоторым неофициальным данным где-то порядка 50 тысяч жителей Абхазии имеют российское гражданство.

Вопрос: В Грузии называют это происками Москвы, которая якобы путём выдачи абхазам российских паспортов стремится присоединить республику к России.

Ответ: Нет тут никаких происков. Приобретение российского гражданства осуществляется в рамках действующего законодательства. Такие же процессы идут на всём пространстве СНГ. Это вполне обычное дело.

Вопрос: Несмотря на позитивные тенденции последнего времени, всё-таки нельзя исключать, что события в Абхазии могут принять самый неприятный оборот. Намерено ли российское руководство в таком случае обеспечить безопасность граждан Российской Федерации, проживающих в Абхазии?

Ответ: Это святая обязанность любого государства - защищать интересы и права своих граждан. Поэтому мы предпринимаем жёсткие и решительные меры для пресечения провокаций любого рода и призываем Тбилиси проявлять и необходимую ответственность, и сдержанность.




Сколько стоит России Эдуард Амвросиевич Шеварднадзе?

Феликс Станевский

Конечно же, любой разговор на эту тему условен. Во-первых, потому что дело, в сущности, не в самом Эдуарде Амвросиевиче. Нам, россиянам, дорого обходится грузинский национализм, недружественный по отношению к России – нынешний президент Грузии лишь его олицетворение. Во-вторых, нанесённый ущерб не выразить цифрами даже тогда, когда их можно привести. Рубли или доллары, оценивающие невозвратимые потери – это ведь как попытка подсчитать денежную стоимость увечья. Можно, конечно, и есть такая практика – ну, да кто же измерит не проходящую боль в денежном выражении. Между тем как самые тяжёлые и самые долговременные российские драмы, людские жертвы и массовые трагедии были сопряжены с теми шагами бывшего министра иностранных дел СССР, а затем высшего руководителя грузинского государства, которые помогали валить Россию, ранили морально или физически, превращая её в нынешнего инвалида. Нет слов, ответственность за случившееся лежит на каждом, кто сознаёт себя гражданином. Но Эдуард Амвросиевич претендовал и претендует на незаурядную роль в делах бывшего СССР, в нынешних грузино-российских отношениях, как и в целом в мировых делах – не стоит ему отказывать в ней. Вопрос в том, какова эта роль, с каким знаком – с плюсом или с минусом для России.

Начнём с “малого” – с вопроса о том, как он передал Соединённым Штатам российские морские пространства в далёком от Грузии Беринговом море. 1 июля 1990 года министр иностранных дел СССР Э.Шеварднадзе подписал в Вашингтоне соглашение, признавшем за США права на район площадью в 23,7 тысяч кв.км. на участке исключительной экономической зоны Советского Союза. Для точности отметим, что договорённость о передаче этого района относится к 1997 году. Однако Э.Шеварднадзе оформил её окончательно, отказавшись от тех квот на вылов рыбы, которые получал СССР. Соединённым Штатам был передан также район площадью 7,7 тысяч кв.км. нашей двухсотмильной зоны. Кроме того, участок континентального шельфа за пределами 200-мильных зон двух стран был поделён так, что 46,3 тысяч кв.км. отошли к США и лишь 4,6 тысяч кв.км. к России. Поразительные условия этого соглашения, которые вряд ли можно определить просто как уступчивость, подчёркиваются характерным обстоятельством: Э.Шеварднадзе в качестве министра иностранных дел СССР дал согласие на немедленное применение документа, т.е. ещё до его ратификации. (Соглашение так и не было ратифицировано).

Другой пример из ещё советских времён привёл О.Д.Бакланов в одной из передач на ТВЦ Андрея Караулова. Бывший секретарь ЦК КПСС по оборонным вопросам хорошо знает, с какими потерями в военной сфере сопровождалась для России деятельность министра иностранных дел Э.Шеварднадзе. Приведём текст полностью.

“О.Бакланов: Этот предатель.

А.Караулов: Михаил Сергеевич?

О.Бакланов: Нет, Эдуард Амвросиевич. Вот я вам приведу такой пример. Соединённые Штаты создавали систему раннего предупреждения о нападении, ракетном. Т.е. было нарушение: с их стороны две станции, с нашей стороны одна станция. Казалось бы, чего проще – и мы об этом говорили и с Шеварднадзе, и с Горбачёвым – вы переговорщик, вы – министр иностранных дел. Садитесь за круглый стол, ставим крест на этих нарушениях. Шеварднадзе, Горбачёв в одностороннем порядке дали указание демонтировать эту станцию. Нашу. И ничего не потребовали со стороны Соединённых Штатов. Как это называется?

А.Караулов: Ну, Вы спросили, как это называется?

О.Бакланов: Да, я спрашивал. Они говорили: понимаете, обстановка такая. Мы должны идти навстречу. А вы привыкли смотреть в амбразуру, поэтому вы не учитываете политические факторы и т.д. и т.п.”

Ещё один вопрос военного порядка, решённый Э.Шеварднадзе.

“О.Бакланов: Мы всегда считали паритет по ядерным боевым блокам. У них было где-то порядка 16 тысяч, и у нас было порядка 16 тысяч. Потом по непонятным причинам для меня лично, из этого баланса выводятся боевые блоки, которые находятся у французов и англичан. Это порядка там 1,5 тысяч блоков. Спрашивается, почему? Кто это разрешил?”.

Многие помнят, как выводились наши войска из Германии: впопыхах, побросав немалое имущество и не обеспечив военнослужащих должными жилищными условиями на родине. В той же передаче А.Караулова бывший министр экономики РФ Андрей Нечаев рассказал финансовую подоплёку случившегося:

“Могу почти из первых уст рассказать историю, которую самолично слышал от канцлера Коля в Завидово в декабре 92 года. Значит, когда Коль приехал на переговоры по поводу воссоединения Германии и, соответственно, вывода войск, он был готов начинать – начинать, подчёркиваю, – торговаться со 100 миллиардов марок. Ну, они были готовы где-то подниматься до 150, а уж если очень припрёт – до 180. Видимо, просто по протоколу наши начинали первыми. Когда им была объявлена цифра 18 миллиардов, и то часть из них в кредит, грузный канцлер чуть не рухнул со стула, по его собственному признанию. Переговоры практически тут же закончились”.

Э.Шеварднадзе не стал скрывать от ведущего передачи свою реакцию на рассказ А.Нечаева: “Я не обращаю внимания на эти высказывания. Иногда я читаю, перелистываю, думаю, что это заблуждения, ошибка. Ну, человеку свойственно ошибаться”. Не очень понятно, о чьих заблуждениях он ведёт речь. “Не обращаю внимания” на других означает, что, “перелистывая”, бывший министр думает о своих ошибках. Нечего сказать, ошибочки! По формуле Талейрана, такие ошибки хуже преступлений. Хотя в случае с Э.Шеварднадзе вряд ли он “заблуждался”. Вся его практика показывает, что он был заряжен на сдачу позиций страны, преемницей которой стала Россия. Он приобретал новых друзей на стороне за счёт доверившихся ему россиян.

Нелегко понять, почему они так долго ему доверяли. Уже после развала СССР они помогли ему утвердиться у власти в Грузии. Чего греха таить, свержение Звиада Гамсахурдия не было легитимным, оно не состоялось бы без помощи России и поддержки западных стран. Западные руководители знали, что делали. Для россиян же З.Гамсахурдия едва ли представлял собой большую опасность, чем Э.Шеварднадзе. Между тем выбор в пользу последнего российские руководители сделали не только в 1992 году, но и вторично, в 1993-м. Гражданская война в Грузии была выиграна нынешним её президентом при прямой военной помощи российских генералов. Поддержка Э.Шеварднадзе была оказана и в Абхазии, о чём его сторонники особенно не любят вспоминать. Ещё большая поддержка предлагалась, но Э.Шеварднадзе сам от неё отказался. Осаждённый в Сухуми, нынешний президент смог выбраться из окружения благодаря специальной российской операции, проведённой с моря. Была команда спасти Э.Шеварднадзе. Доверие! А оно стоило нам сил и средств, которых и у самих-то оставались крохи.

Между тем курс на политическое дистанцирование Грузии от России был взят Э.Шеварднадзе с самого начала, с советских времён. Иначе не понять, как мог министр иностранных дел СССР радоваться независимости Грузии, объявленной З.Гамсахурдия, т.е. одному из первых актов сокрушения того Советского Союза, которому Э.Шеварднадзе присягал служить. Насчёт таких его радостных чувств есть самое определённое свидетельство нынешнего грузинского лидера. В том же 1989 году Э.Шеварднадзе выдвинул идею восстановления “Великого Шёлкового пути”, как можно понять его сегодняшние выступления, спроецированную как раз на ту отсоединённую от России и ориентированную на Запад Грузию, которая позднее и была создана. Ныне восстановление этого средневекового транспортного маршрута объявлено главной, стратегической линией Грузии в области экономики. Ущерб от такой стратегии огромен, хотя он наносится в первую очередь по экономическому развитию самой Грузии и жизненному уровню её населения. Но и Россия не в выигрыше: что бы ни заявлял грузинский руководитель насчёт желательности российского подключения к транскавказским и евразийским транспортным проектам – это слова. Дела же в том, чтобы переориентировать хозяйственную жизнь страны на обслуживание транспортных и иных коммуникационных линий, ибо они связывают Грузию не с Россией, а с западными странами. Упор не на собственную промышленность, неизбежно замыкающую Грузию на российский рынок сбыта, не на труд, восстанавливающий разорванные хозяйственные связи. Упор на ожидания, ибо прокладка газо- и нефтепроводов, современных железнодорожных и автомобильных магистралей вне грузинских возможностей. Расчёт на западную помощь. Иждивенчество как государственная экономическая политика. Итог: разруха, равной которой нет ни в одной другой стране СНГ за исключением, быть может, Таджикистана, где кризис связан с понятными, много более объективными причинами. Сколько стоит России массовый въезд в Россию грузинских безработных, появление их в регионах и городах и без того переполненных рабочей силой? Норма прибыли от экспорта рабочей силы выше, чем от экспорта любого другого товара. Т.е. грузинское руководство, не обеспечившее своему населению нормальных условий для работы дома, вынуждает его выезжать к нам, решает за счёт России свои экономические проблемы. Только организованная грузинская диаспора в РФ насчитывает, по данным её руководителей, свыше 500 тысяч человек. Не считая сезонных наплывов и других неорганизованных форм грузинской иммиграции в РФ. Поток валюты из России в Грузию превышает всю помощь ей западных государств. До дефолта в РФ в августе 1998 г. он зашкаливал за миллиард долларов в год (переводы личных средств, учтённый и неучтённый грузинский экспорт, банковские трансферты, отмывание “грязных денег”). Утечка валюты в Грузию значительна и поныне, она измеряется многими сотнями миллионов долларов. Даже по заниженным данным бюджетного офиса грузинского парламента приток валюты из РФ в Грузию только по линии личных переводов составляет 400 миллионов долларов в год. Это российские деньги, вывоз которых подлежит жёсткому контролю. В Европе такое перемещение средств называется бегством капитала, и ни одна западноевропейская страна не смирилась бы с утечкой валюты подобных масштабов. Иначе говоря, тяготы, связанные с созданием “Великого Шёлкового пути”, в немалой мере перекладываются на плечи российского налогоплательщика.

В области экономических отношений с Грузией есть ещё одна прореха, куда уходят российские средства: поставки энергоресурсов. Мы поставляем газ и электроэнергию по ценам в два раза ниже мировых и существенно ниже тех, которые используем в отношении, например, Украины. Впрочем, действительная картина выглядит ещё хуже, ибо и эти цены Грузия не держит. Её долг за газ и электричество равняется 150 млн. долл. Т.е. реальная цена энергетических поставок тяготеет к нулевой: ведь РАО ЕЭС отключает электричество даже у российских детских поликлиник в случае запаздываний с оплатой. Грузии, напротив, несмотря на все её многолетние задолженности, мы в 2002 году увеличили поставки электроэнергии. Чего ради?

Но вернёмся к главным вопросам, определяющим исключительно высокую цену, которую Россия платит за политику грузинского руководства. Речь идёт опять-таки, как во времена Э.Шеварднадзе министра иностранных дел СССР, о вопросах безопасности России. Политика нейтралитета, проводившаяся Э.Шеварднадзе после нападения боевиков из Чечни на Дагестан, была откровенно благожелательна в отношении полевых командиров. Высшим выражением этой политики стал нескрываемый, т.е. официально признанный факт сотрудничества спецслужб Грузии с Русланом Гелаевым, переброска его боевиков из Панкисского ущелья в Абхазию, к границе с РФ по прямому поручению Э.Шеварднадзе. В Тбилиси издавались газеты боевиков, через Тбилиси, по их признанию, осуществлялась во многом их связь с внешним миром, там и до сих пор действует их информационный центр, а также т.н. представительство. В грузинских госпиталях и больницах лечились раненые боевики, вновь после лечения возвращавщиеся к боевым действиям против России. Поставки оружия боевикам через Грузию были настолько существенными, что факты вышли наружу, стали предметом обсуждения в грузинских СМИ. Так ведь и отряд Р.Гелаева во время совместного с грузинскими спецслужбами Кодорского рейда был вооружён не игрушечным оружием. Скольких жизней россиян стоила такая политика?

Ещё и до сих пор грузинская сторона уходит от действенного сотрудничества с Россией по ликвидации бандитского анклава в Панкиси. Показателем намерений Э.Шеварднадзе стало приглашение американских инструкторов для подготовки грузинских военных подразделений. Какие бы слова не произносил грузинский лидер, стало очевидным, что такая переподготовка может быть использована не столько для борьбы с боевиками в Панкиси, сколько в целях решения абхазского и юго-осетинского конфликтов военным путём.

В абхазском конфликте неоднократно давало о себе знать неумение Э.Шеварднадзе просчитать последствия предпринимаемых им шагов, как и слабость его дипломатических усилий в целях мирного урегулирования. Линия официального Тбилиси в абхазском вопросе всегда была раздвоена между заверениями в мирных устремлениях, практической пассивностью на сей счёт и непрекращающимися поползновениями к силовому решению кризиса. Прямые военные действия грузинских властей, помимо войны 1992-1993г.г., предпринимались в мае 1998 г. и в октябре 2001 года. На протяжении всего периода официальные власти Грузии содержали т.н. партизан, совершавших террористические и диверсионные действия на территории Абхазии, в том числе против российских миротворцев и сотрудников миссии военных наблюдателей ООН. Всё это дорого обошлось России. 90 военнослужащих было убито и более 200 ранено. РФ вынуждена содержать в зоне абхазского конфликта контингент миротворческих сил в 1800 человек, который подвергается непрерывным пропагандистским атакам, в том числе официальных грузинских СМИ и всё более частым в последнее время вооружённым нападениям т.н. грузинских партизан. Реальной остаётся перспектива новых попыток военным путём решить абхазскую проблему, что может иметь тяжёлые последствия для стабильности на Северном Кавказе.

Наконец, самый тяжёлый для РФ вопрос: объявленный Э.Шеварднадзе стратегический курс на вступление Грузии в НАТО. В последнее время он был вновь подтверждён и министром обороны Грузии, и её президентом. Грузинская сторона ссылается, что Россия и сама стремится к установлению особых отношений с НАТО. Нам, несомненно, необходимо новое качество в этих отношениях, и то что РФ пытается выстроить их в рамках “двадцатки” идёт на пользу и ей, и Грузии, и безопасности в Европе. Но вот вступление Грузии в НАТО в любом варианте не удовлетворит Россию. Как бы не сложились её отношения с Североатлантическим союзом, никто не имеет ввиду российское к нему подключение. Между тем как между участниками военного блока и неучастниками всегда будет проходить разграничительная линия. При всех самых приемлемых отношениях с НАТО – хорошо б, конечно, нам их удалось построить – Россия неизбежно будет вынуждена принимать меры по укреплению своего южного фланга. Речь пойдёт о крупных военных затратах, на которые нас вынудит Грузия. Не говоря уже о том, что непрекращающаяся задиристость грузинских руководителей в отношении России, их нелояльность к ней, нежелание считаться с её интересами в области безопасности могут создавать нам трудности в отношениях с Североатлантическим союзом. Грузия не раз уже создавала их и в отношениях со США, и в рамках ОБСЕ. Для России небезопасно уже то, чему мы становимся свидетелями сегодня: как только была ликвидирована российская военная база в Вазиани, там появились турецкие офицеры. Идёт подготовка к переоборудованию аэродрома в Вазиани в соответствии с нуждами НАТО. На турецкие деньги перестроен аэродром в Марнеули. Переоборудован аэродром в Сенаки неподалёку от Абхазии. Ещё один аэродром может быть перестроен в Кахетии. Заключен договор о военном сотрудничестве с Турцией. Вопрос не столько в формальном вступлении Грузии в Североатлантический блок, сколько в фактической способности НАТО распорядится возможностями Грузии. А они и сегодня весьма велики: Грузия ничего существенного не сделает без ведома США, а НАТО уже ныне получит от грузинского руководства без малого всё, о чём попросит. Это значит, нам уже сегодня необходимо думать о том, как в новых условиях гарантировать безопасность своих северокавказских рубежей. Многое подсказывает опыт грузинской политики в отношении Чечни. В связи с действиями Грузии в абхазском вопросе, попытками грузинского руководства глубже втянуть в Закавказье США и их военные силы Россия уже сегодня вынуждена предпринимать шаги, обеспечивающие безопасность России в районе границы с Грузией. Как отметил 28 марта министр обороны РФ С.Иванов, "определенные превентивные меры (в отношении обострения обстановки в Закавказье) принимаются не только Вооруженными силами, но и всем силовым блоком России…Никто нам не простит, если мы окажемся застигнутыми здесь врасплох". Справедливо, ибо и в целом становится всё более насущной проблема политики России в отношении Грузии как ключевого звена общей российской линии на Южном Кавказе. Но каких усилий нам стоит такая вынужденная реакция на политику грузинских властей, каких средств?

Есть во всём этом один частный, однако же, весьма существенный штрих: доверчивость в отношении Э.Шеварднадзе дорого обошлась России, но может стоить ей ещё дороже. Разумеется, к власти в Грузии могут прийти и другие националисты, недружественно настроенные к нашей стране. Но при любом раскладе Э.Шеварднадзе – не вариант, хоть сколь-нибудь обеспечивающий учёт российских интересов на Южном Кавказе.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ