Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №125(15.06.2005)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Сергей Караганов займется Беларусью вплотную

12.06.2005. БДГ

Янина Болонская

В прошлом номере «БДГ» рассказала о создании общественной российско-белорусской правозащитной комиссии Совета при президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. С ее помощью у белорусских правозащитников может появиться трибуна в России, с которой услышат их точку зрения, альтернативную официальному Минску. Сопредседатель комиссии с российской стороны председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, член Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Сергей КАРАГАНОВ поделился своим видением необходимости создания комиссии.

— Как заявлялось, главная задача общественной структуры — мониторинг и защита прав российских и белорусских граждан. С ведением мониторинга особых проблем не возникнет. Но как будут защищаться права граждан?

— На нынешнем этапе созданием комиссии занимаются несколько десятков человек: люди общаются, обмениваются информацией. Хочу заметить, что в состав комиссии как с белорусской, так и с российской стороны входит большое количество выдающихся людей, с которыми просто приятно общаться и работать. Мы будем выявлять нарушения и сообщать о них посредством обращения в органы государственной власти, суды, а также в прессу.

— А нуждаются ли российские власти в такого рода помощи и будут ли они расположены выполнять ваши просьбы?

— К чиновникам мы планируем обращаться в редких, крайних случаях. В основном работа комиссии должна осуществляться через российскую и международную прессу. Думаю, что контакты наладятся. Хочется верить и в помощь белорусской официальной прессы, но это уже явно зависит не только от нас.

— Комиссия Совета при президенте Российской Федерации, как я понимаю, не могла создаваться без ведома самого президента Путина.

— Я не советовался с Владимиром Владимировичем. Мне достаточно своего собственного желания и мнения, чтобы работать над подобной идеей.

— Можно ли считать создание комиссии новым этапом в диалоге между российскими властями и белорусским третьим сектором?

— Этот диалог идет, но его нельзя назвать простым, поэтому рассчитывать на манну небесную, которая вдруг непонятно откуда возьмется, не приходится. И не сможем мы вдруг резко начать со всеми общаться, причем так, чтобы нас еще и внимательно слушали. Тем не менее заинтересованных в работе хватает как с белорусской, так и с российской стороны.

— Как вы оцениваете состояние в области прав человека в России, Беларуси и странах Евросоюза?

— В Беларуси состояние ужасающее, в России — неудовлетворительное, в большинстве стран ЕС — удовлетворительное, а в некоторых случаях даже хорошее.

— Я неслучайно заговорила о странах Евросоюза. Недавно в Государственной думе Российской Федерации была создана параллельная комиссия, призванная заниматься соблюдением прав человека за рубежом.

— Как я понимаю, это будет не комиссия, а международный правозащитный центр, в рамках которого, в частности, будет действовать думская комиссия. Стоит отметить, что сам Совет при президенте России по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, а также уполномоченный по правам человека занимаются преимущественно делами россиян, но мы считаем, что защита прав россиян не может существовать без защиты их прав за границей. Эту концепцию мы приняли, слава богу, чуть ли не тридцать лет назад и прекрасно знаем, что если по ком-то и звонит колокол, то он звонит по нам. И сейчас мы не имеем права закрывать глаза на эту истину.

— Ситуация с правами человека в Беларуси обсуждалась в международных организациях и на правительственном уровне в странах ЕС и США. Резолюции по этому поводу принимала и Комиссия по правам человека Организации Объединенных Наций. Однако Россия старалась либо отстаивать позицию белорусских властей, либо скромно отмалчиваться. Сейчас ситуация изменилась?

— Кто-то в России предпочитает воздерживаться от комментариев, но есть и такие, кто к этой группе не относится. К примеру, во время вашего последнего референдума часть «официальных» россиян открыто заявила, что происходящее — безобразие, а некоторые восприняли инициативу Лукашенко как должное. В России пока еще осталось место для альтернативного мнения.

— Члены комиссии поставили перед собой задачу информировать российское общество о проблемах Беларуси. Вы считаете, что в век информационных технологий люди жалуются на недостаток информации?

— К сожалению, да. В последнее время все знания и о хорошем, и о плохом в Беларуси в российских СМИ превращаются в черную дыру. Я считаю, что это неправильно, ведь мы — союзное государство, исторически близки друг к другу и должны по крайней мере знать, чем живут соседи, и прорубать информационный вакуум. Даже ваш президент в последнее время стал нечасто появляться на экранах российских телеканалов. О президентах других стран постсоветского пространства говорят намного больше, чем о Лукашенко. А о Беларуси, в общем-то, ничего и не слышно. Появление кого-либо из известных белорусских деятелей на российских официальных приемах не является показателем. Заинтересованным же лицам для получения информации приходится пользоваться белорусскими интернет-сайтами.

— Связано ли это с проведением «цветных» революций в соседних странах?

— Думаю, нет. Тенденция наблюдается давно. В середине 90-х нам казалось, что ситуация не столь запущена и можно что-то изменить. Чем бледнее надежда, тем меньше информации.

Причиной стало, во-первых, некоторое разочарование в перспективах Беларуси вообще. Грубо говоря, это уже стало неинтересно. А во-вторых, это — отголоски политики на сокращение российских собкоров в Беларуси и одновременно запугивания белорусских граждан, дабы они отказывались предоставлять любую информацию, кроме официальной. В этой связи напрашивается сравнение с советским режимом, когда для собственной безопасности большинство закрывало рты на замки.

— И сейчас российские власти, оберегая себя, действуют по принципу «не буди лихо, пока оно тихо»?

— Это самая поганая пословица в нашем общем языке, однако очень часто ее берут на вооружение.

— Может ли настать момент, когда россияне вообще закроют глаза на Беларусь?

— Теоретически такое возможно, но будет означать лишь то, что россияне совсем потеряли совесть.

— По мнению спецдокладчика Комиссии ООН по правам человека Адриана Северина, «пришло время провести большую международную конференцию по ситуации с правами человека в Беларуси, поскольку это уже не только внутренняя, местная, проблема, но и международная». Насколько реально проведение такого мероприятия?

— Подобные встречи проводились и будут проводиться дальше. Хотя к крупным международным конференциям я отношусь скептически, считая их нецелесообразной тратой денег. На эти деньги лучше провести пять небольших мероприятий, чем одно, но пафосное.

— Как отразится на работе комиссии тот факт, что в 2006 году в Беларуси пройдут президентские выборы?

— Я надеюсь, что выборы пройдут честно, итоги референдума учтены не будут, Беларусь пойдет по пути организации демократии, а нам никто не будет мешать работать. И еще раз повторюсь, что мы занимаемся не только и не столько политикой, сколько контролем за соблюдением прав российских и белорусских граждан.

— Насколько оптимистично вы смотрите на эту инициативу?

— Я не могу быть оптимистом в такой нелегкой ситуации, но и не занимаюсь делами, которые считаю бессмысленными.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ