Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №187(15.03.2008)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Третья попытка построить атомную станцию в Белоруссии

Александр Фадеев

На исходе зимы белорусское правительство подписало контракт с «Киевэнергопроектом» на подготовку проектной документации по проведению тендера, с помощью которого будет определен генеральный подрядчик строительства первой в республике атомной электростанции. Белорусская сторона надеется, что участниками тендера станут франко-германская AREVA, американо-англо-японская компания Westinghous-Toshiba и российское ЗАО «Атомстройэкспорт». Организация из столицы Украины также поможет в выборе площадки для строительства белорусской АЭС и, скорее всего, будет участвовать в поставках оборудования для нее, если возводить атомную станцию будет российский «Атомстройэкспорт».

Таким образом, решение Совета безопасности РБ, принятое 15 января 2008 года,  начинает постепенно приобретать более конкретные черты, а позиция президента, который уже на протяжении длительного времени говорил о необходимости возведения АЭС на белорусской территории, наполняться первыми реалиями. Интересно, что Александр Лукашенко, ратовавший все последние годы за строительство ядерных энергетических установок для получения дешевой электроэнергии, в последний момент ушел от ответственности за строительство АЭС, возложив ее, достаточно неожиданно, на коллективный орган, ранее не игравший абсолютно никакой роли в принятии важных государственных решений, – Совбез Белоруссии. В любом случае это уже третья попытка построить в Белоруссии ядерные энергетические установки большой мощности, основанные на использовании энергии реакций деления ядер тяжелых элементов, если учитывать незавершенное строительство минской АТЭЦ в 80 гг. и правительственный проект 90-х гг. прошлого века. 

Причины, которые побудили высшее государственно-политическое руководство республики, продолжающей испытывать последствия ядерной катастрофы на Чернобыльской АЭС, пойти на этот непростой шаг с одной стороны очевидны. Прежде всего, это стремление удешевить производство электричества, используя атомную энергию, которая рассматривается как альтернатива затратным энергоресурсам, прежде всего, импортируемому из России газу.  Белорусское правительство надеется на то, что с вводом в эксплуатацию двух блоков АЭС суммарной мощностью 2 тыс. МВт Белоруссия сможет экономить до 6 млрд. куб. м импортного газа в год, уменьшить поставки из России электроэнергии (сейчас РБ импортирует из России до 5 млрд. кВт. ч в год). Будет ли этот огромный объем высвободившегося российского газа направлен для других целей или правительство РБ в связи с новыми хозяйственными обстоятельствами пойдет по пути резкого сокращения импорта газа из России пока не ясно. В целом переход на ядерные источники выработки электроэнергии вполне укладывается в рамки осуществляемой в Белоруссии масштабной программы экономии энергоресурсов и перехода к диверсифицированному энергоснабжению. Сейчас почти 80% потребляемого белорусскими электростанциями топлива составляет газ, импортируемый из России. Цена на потенциальные импортные объемы российского и среднеазиатского газа в ближайшие годы будет неизбежно расти. Логика республиканского руководства здесь проста: национальную безопасность и независимость от России в поставках газа можно осуществить лишь путем перехода на альтернативную атомную энергию, поскольку поиск других поставщиков дешевого газа окончился полным провалом. Малоэффективным оказался и курс на экономию энергии и использование энергозаменителей (биомасс, опилок, фотовольтаики и т.п.), которое имеет естественные ограничения, к тому же в среднесрочной перспективе он явно войдет в противоречие с энергопотребностями национальной экономики, которые в свете поставленных перед ней грандиозных задач будут только увеличиваться.

Другой аспект проекта частичного перехода к атомной энергетике связан с критическим состоянием топливно-энергетического комплекса Белоруссии. Около 80% оборудования 22 основных белорусских электростанций суммарной мощностью 7 млн. кВт (более половины мощности дают ТЭЦ), удовлетворяющих 75% потребностей республики, выработало свой ресурс. Продлевать ресурс электростанций, частично модернизируя их (таким путем  правительство пыталось идти раньше), становится все труднее, эти меры не дают ожидаемый эффект. В РБ нет специализированных, резервных энергообъектов повышенной мощности, позволяющих справляться с пиками нагрузки или авариями национальной энергосистемы, хотя такая задача ставилась еще в конце 90-х гг. прошлого века. Белоруссии нужны масштабная программа ввода в строй новых мощностей и радикальная модернизация (или закрытие) старых электростанций.

Одним из понятных побудительных мотивов строительства белорусской АЭС является наличие подобных ядерных объектов по периметру территории Белоруссии у соседних государств – двух украинских АЭС (Ровенской и Чернобыльской), литовской АЭС (Игналинской) и российской АЭС (Смоленской).  В Европе наблюдается возрождение интереса к атомной энергетике, модернизации или расконсервированию старых АЭС. Изменилась в последние годы и позиция Международного энергетического агентства (МЭА), которое ратует за устойчивую, сбалансированную энергетическую политику с включением в нее атомной компоненты. По прогнозам МЭА потребность в энергии до 2030 года вырастет более чем на 25%, а зависимость бедных природными энергоресурсами стран от импорта энергоресурсов будет все время только возрастать. Ряд экспертов Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) также считает, что рост цен на природные энергоресурсы заставляет европейские страны обратиться, в том числе, и к атомной электроэнергетике, что является для Европы якобы оптимальным вариантом. Эти общеевропейские подходы к энергетической безопасности, курс на диверсификацию и удешевление энергоснабжения в определенном плане помогают правительству РБ и официальным СМИ формировать общественное мнение в позитивном русле, преодолевать страхи и недоверие белорусского населения, связанные с потенциальным строительством ядерного объекта повышенной опасности.

Заметим при этом, что решение проблемы энергетической безопасности Европы с помощью атомных электростанций не так однозначно: АЭС дороги и всегда, несмотря на новые технологии, будут объектами повышенной опасности (учитывая, хотя бы, пресловутый человеческий фактор). А ведь в современной Европе существует отлаженная и стабильная система трубопроводного транспорта энергоресурсов, газа и нефти, сложились устойчивые и проверенные временем партнерские связи между странами-поставщиками энергоресурсов и странами-потребителями. В обозримой перспективе поставки энергоресурсов по трубам в рамках долгосрочных контрактов, прежде всего газа, останутся самыми безопасными, бесперебойными, а с экономической стороны эффективными и выгодными. В среднесрочной перспективе риски, связанные с экспортом энергоресурсов трубопроводным транспортом по территории определенных транзитных государств, будут минимизированы в силу ввода в строй новых магистралей на севере и юге Европы. Вопрос образования цены на импортируемые европейскими государствами энергоресурсы также разрешим на путях оптимизации налоговой базы.

Однако есть и другие веские политические и экономические причины, побуждающие высших чиновников Белоруссии все время возвращаться к проблеме строительства АЭС. На одну из них глухо намекнул президент РБ Александр Лукашенко во время последней встречи со студентами БГУ. Речь идет не только о приобщении белорусской научно-технической элиты к новейшим технологиям, о становлении национальной школы ядерщиков, но и, как представляется, о доступе к процессам, сопровождающим эксплуатацию ядерных реакторов. Например, к искусственному образованию в ядерных реакторах вторичного ядерного горючего: изотопов урана U-233, плутония Pu-239, исследованиям процесса высвобождения внутренней энергии атомного ядра, движения и взаимодействия его нуклонов и т.п. Амбициозные планы белорусского руководства, прежде всего главы государства,  в этом аспекте связаны с повышением международного статуса республики, что связано с вхождением Белоруссии пусть не в когорту стран-претендентов на обладание ядерным оружием (Иран, Северная Корея, Саудовская Аравия, Япония, Тайвань), но, по крайней мере, в группу государств с ядерными объектами на своей территории, обуславливающего  расширение горизонтов белорусской внешней политики и купирование введения потенциальных санкций извне. К тому же, если АЭС построит Россия (которая, судя по всему, готова в льготном режиме кредитовать строительство и забирать радиоактивные отходы), то в этом случае угроза какой-либо военной интервенции со стороны Запада будет минимизирована.

Нельзя в данном случае сбрасывать со счетов и традиционный имитационный характер политики белорусской элиты, которая пыталась и стремится сегодня (чаще неосознанно) копировать образцы национальной идеологии, госстроительства, внешней политики, экономические наработки и энергетические программы соседних государств – в первую очередь Украины (у которой 15 атомных энергоблоков), Польши, Литвы, а также России и, с недавнего времени, далекого Китая. Отсюда вытекает стремление Минска повысить свою роль в геополитике, осуществлять лидерство в Движении неприсоединившихся стран и на пространстве СНГ, демонстрировать идейные конструкции имперского типа и готовность представлять в Европе интересы мощных и богатых государств Востока. Все это требует не только идеологического обслуживания, но и наполнения подобных притязаний, подтверждения внутренней силы политического режима, стабильности и экономического, финансового потенциала республики. Построение атомной электростанции, с точки зрения высших чиновников РБ, могло бы добавить Белоруссии величия, а самое главное – заставило бы международное сообщество считаться с ней, вести диалог равных.  

Масштабное строительство таких высокотехнологичных объектов как АЭС требует от малых стран значительных капитальных вложений, внешних заимствований и занимает продолжительный период времени (порядка 10 лет). Совершенно ясно, что собственными силами Белоруссия такой сложный объект финансировать, построить и эксплуатировать на первом этапе просто не в состоянии. От правительства и Национального банка РБ зависит принципиальный выбор не только подрядной организации, имеющий опыт возведения и ввода в строй современных и безопасных АЭС, но и импортера ядерного горючего, а также кредиторов строительства под гарантии государства.

Пока же белорусское правительство так и не определилось с выбором конкретной площадки для строительства, с решением вопроса промежуточного и окончательного захоронения радиоактивных отходов, несмотря на то, что разговоры о необходимости АЭС идут много лет. Постоянно путаются его представители не только с определением стоимости проекта (назывались цифры: сначала - 2,5 млрд. долларов США, позже 4 млрд. евро, 8 млрд. долларов США…), но и со сроками окончания строительства, то рассчитывают построить первый энергоблок АЭС к 2018 году (ранее фигурировал 2019 г.), а второй к 2020 г., то заявляют о готовности пустить первый блок уже в 2016 году. Председатель правления НББ Петр Прокопович в этом ключе бросил загадочную фразу о том, что городок строителей и специалистов АЭС должен представлять собой город «ХХII-го века». Удивительно, но до сих пор дискутируется вопрос о том, сколько ядерных энергоблоков необходимо республике для устойчивого функционирования и дублирования ее энергосистемы, учитывая плановый ремонт и возможные аварийные ситуации. Продолжает обсуждаться и проблема типа ядерного реактора: будет ли это ВВЭР третьего поколения или какой-то иной. Непонятно правительственным чиновникам, где взять кадры специалистов-атомщиков для будущей атомной станции: готовить за рубежом или, например, сманить этнических белорусов, работающих на литовской АЭС.

Глава государства, похоже, вообще уходит от декларирования точных технических параметров, порядка финансирования и сроков ввода АЭС, но акцентирует внимание на том, что два энергоблока атомной электростанции надо построить быстро (?), в период его правления (Лукашенко стремится оставаться у власти пожизненно), а все последующие уже точно после него…

Это довольно показательно, поскольку, с одной стороны, важность и безальтернативность проекта  республиканским руководством настойчиво и ускоренными темпами внедряется в сознание белорусских граждан, но с другой - просматривается желание властей Белоруссии идейно консолидировать, мобилизовать  общество, отвлечь его от острых экономических, финансовых и политических проблем. Кроме того, возведение АЭС -  удобный повод продемонстрировать государственную стратегию модернизации белорусской экономики, масштаб позитивных преобразований и переход к высокотехнологичным производствам (без проведения радикальных реформ хозяйственного комплекса). Экономические трудности, которые переживает Белоруссия, должны населением рассматриваться как временные, преодолимые, в том числе, с помощью ожидания эффекта от энергетических ядерных инноваций, в определенном смысле с помощью «чуда мирного атома». В этом плане сроки строительства не так уж и важны, а сам объект может оказаться не только «долгостроем», но и вообще может быть не завершен...


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ