¬нимание! ¬ы находитесь на старой версии сайта "ћатерик". ѕерейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

¬се темы —траны Ќовости ћнени€ јналитика “елецикл —оотечественники
ќ проекте ѕоиск √олосовани€ ¬акансии  онтакты
Rambler's Top100 ћатерик/јналитика
ѕоиск по бюллетен€м
Ѕюллетень є208(10.11.2008)
<< —писок номеров
Ќј ѕ≈–¬ќ… ѕќЋќ—≈
¬ «≈– јЋ≈ —ћ»
∆»«Ќ№ ƒ»ј—ѕќ–џ
” –ј»Ќј
Ѕ≈Ћќ–”——»я
ћќЋƒј¬»я » ѕ–»ƒЌ≈—“–ќ¬№≈
«ј ј¬ ј«№≈
—–≈ƒЌяя ј«»я »  ј«ј’—“јЌ
—траны —Ќ√. –усские и русско€зычные в новом зарубежье.


”краина, –осси€ и –усский мир

01.11.08,  www.russkiymir.ru

ћ. ¬. ƒмитриев, проф. ћ√” им. ћ. ¬. Ћомоносова, директор ÷ентра украинистики и белорусистики

¬ преддверие II јссамблеи –усского мира мы публикуем статью д. и. н. профессора исторического факультета ћ√” им. ћ. ¬. Ћомоносова ћихаила ƒмитриева, которую с полным правом можно назвать программной. ќна весьма актуальна, поскольку ежегодна€ јссамбле€ –усского мира Ц именно то событие, которое даЄт повод ещЄ раз серьЄзно поговорить не только о том, что объедин€ет –усский мир, но и том, какие существуют угрозы его единству. ѕример ”краины, где власть, больша€ часть —ћ» и даже представители академического сообщества вовлечены в антироссийскую пропаганду, но при этом значительна€ часть населени€ которой ощущает свою принадлежность к большому –усскому миру, в этом смысле важен и показателен.

¬ начале апрел€ в ћоскве прошла российско-украинска€ конференци€ Ђ”краина и –осси€: истори€ и образ историиї. Ќар€ду с российскими учЄными, в ней прин€ли участие 13 украинских специалистов, историков и политологов, представл€вших, главным образом, академический и университетский мир. ¬первые за многие годы началс€ спор лицом к лицу по р€ду кардинальных вопросов общей истории ”краины и –оссии, и лейтмотивом спора была тема общего и различного в нашем прошлом. “аких кардинальных вопросов очень много, и мы коснулись только некоторых из них, и именно Ц коснулись, отложив на будущее продолжение полемикиЕ

» украинскому, и российскому обществу остро необходимо продолжение начатого диалога. Ќеобходимо потому, что по обе стороны нашей общей границы нарастает взаимна€ враждебность, едва ли не культивируема€ многими средствами массовой информации. ћои встречи в ÷ентрально-≈вропейском университете с украинскими студентами-историками €сно показывают, что эта пропаганда уже принесла ожидаемые плоды. –оссийскую историю и историю русско-украинских отношений мои молодые собеседники знают плохо, а то, что знают, понимают именно так, как предписывают им журналисты и ангажированные представители того особого сообщества, которое в европейских традици€х прин€то называть academiaЕ ѕоследнее Ц а именно вовлечЄнность отдельных представителей Ђакадемииї в создание новой губительной дл€ русско-украинского взаимопонимани€ идеологии и еЄ пропаганду Ц особенно угнетаетЕ

≈сли же говорить о –оссии, то и тут вторжение ангажированной журналистики и публицистики в Ђизучениеї истории производит не менее гнетущее впечатление. ќтличие –оссии и ”краины видно лишь в масштабе Ђинформационных военных действийї. ƒл€ российских масс-медиа, общественной жизни, системы образовани€ и науки украинска€ проблематика остаЄтс€ категорически периферийной. ”краина раздражает, удивл€ет, иногда немного интересует, но не приобретает образа необходимого дл€ внутренней консолидации врага.   сожалению, не так дела обсто€т на ”краине. “ам тема губительной роли –оссии-врага в истории ”краины стала вездесущей и одной из центральных, и украинских журналистов это, кажетс€, нисколько не смущает.

ѕоэтому так важно было встретить историков и политологов, с которыми можно говорить откровенно, остро и по существу.

√оворить о чЄм? ќб ”краине, –оссии и том, что их св€зывало и св€зывает в истории и современности. ј св€зывает их до сих пор –усский мир. ћо€ лична€ перва€ реакци€ на это пон€тие была скорее скептической. Ќо, прин€в его как метафору, а не как пон€тие, € быстро рассталс€ со скепсисом по двум причинам. ¬о-первых, это удачна€ метафора. ¬о-вторых, она познавательно продуктивна. ”дача в том, что, подобно другим удачным метафорам (например, чеховский ЂвишнЄвый садї Ц два слова, которые сразу очень многое говор€т и очень многое точно передают и в русской, и в российской, и пока ещЄ в украинской культуре), она передаЄт подлинное единство вещей, которые, на первый взгл€д, уже потер€ли единство. –усский мир как мир особой культуры, не сводимой ни к каким этническим и национальным началам, а рождЄнный смешанным дуновением ¬изантии, ≈вропы и ¬остока в ≈вразии, в самом деле существует и имеет все шансы просуществовать ещЄ много вековЕ

»так, диалог началс€. јпрельска€ встреча историков была продолжена полемикой во вли€тельной украинской газете Ђƒеньї (стать€ —. ¬.  ульчицкого, ответы ћ. ¬. ƒмитриева, ¬. ¬.  ондрашина, ответ  ульчицкого  ондрашину). ≈сть все шансы начавшийс€ диалог продолжить. ћестом встречи разных мнений мог бы стать сайт Ђ–усского мираї, и начинать наш диалог нужно как можно скорее, потому что мы уже сильно опаздываем, хот€ уже в конце 1990 года, когда создавалс€ ÷ентр украинистики и белорусистики ћ√” (при помощи, кстати, јкадемии наук ”краины и Ћьвовской областной организации общества охраны пам€тников), одним из наших главных намерений было подготовить совместно с украинскими историками книгу о спорных вопросах русско-украинских отношений. ¬ 1990-е годы сделать этого не удалось. Ќаши контакты с украинскими историками возобновились в начале третьего тыс€челети€, а в 2005 году ÷ентр украинистики и белорусистики ћ√” совместно с ќтделом восточного слав€нства »нститута слав€новедени€ –јЌ и ÷ентром украинистики »нститута ≈вропы –јЌ решил вернутьс€ к этой идее, пополнив проблематику русско-украинских отношений проблематикой сравнительного изучени€ истории двух стран. Ѕыл разработан проект Ђ–осси€ и ”краина: истори€ и образ историиї (информаци€ о нЄм размещена на сайте ÷ентра укранистики и белорусистики ћ√”).

ќдна из главных задач проекта Ц проанализировать, как в современной историографии, исторической публицистике и средствах массовой информации ”краины и –оссии трактуютс€ те аспекты истории двух стран, в которых выразилась переплетЄнность, сходство и несходство их исторических судеб и которые вызывают споры историков и публицистов. ћы открыто говорим, что хотим поспособствовать выработке научно-критического взгл€да на образы прошлого, формирующие взаимное недоверие и враждебность в общественном мнении двух стран; что в центре внимани€ сто€т имиджи, стереотипы, предрассудки, пропагандистские клише, создаваемые сегодн€ мифы, которые ведут к конфронтации ”краины и –оссии.

  участию в предсто€щих дискусси€х приглашаютс€ не только специалисты-историки, но и преподаватели школ и вузов, журналисты, политики, бизнесмены. ¬ этом отношении наши цели выход€т далеко за пределы собственно академической исследовательской работы.

¬ конце 2005 Ц 2007 годах в »нституте слав€новедени€ и на историческом факультете ћ√” прошЄл р€д коллоквиумов, семинаров и круглых столов, в которых принимали участие почти всегда одни лишь москвичи. Ќаша московска€ конференци€ в начале апрел€ 2008 года составила ещЄ один шаг в реализации нашего долгосрочного проекта и стала первой, где ”краина была представлена большой Ђкомандойї. 

¬ повестку дн€ московской конференции было внесено п€ть тем. Ќаиболее острые дебаты породили две из них: тема голода 1932-1933 гг. (Ђ√еноцид украинского народа или обща€ трагеди€ народов ———–Шї) и тема складывание украинского, великорусского и общерусского самосознани€ в XIVЦXVIII вв. “ри другие, обсуждение которых тоже было острым и энергичным, касались русского, украинского и великорусского в российской культуре XIX века; –оссии и ”краины в 1917-1920-х годах; российско-украинских отношений после 1991 года.

“ема Ђгеноцида украинского народаї, бесспорно, важнее всех других. ”краинский историк —. ¬.  ульчицкий уже опубликовал своЄ выступление в газете Ђƒеньї. Ќикак не претенду€ на квалификацию специалиста по данным вопросам, € не мог не ответить, и мои возражени€, неизбежно краткие и предварительные, содержали три пункта.

¬о-первых, пока не найдено ни одного пр€мого документального подтверждени€ тому, что голод 1932-1933 гг. (или отдельные его фазы, как, например, чудовищна€ ситуаци€, созданна€ власт€ми ———– в €нваре 1933 года, когда у кресть€н ”краины и других регионов страны стали отнимать нехлебное продовольствие) был намеренной акцией по уничтожению именно украинской нации (или именно украинского этноса). Ќи один из приводимых нашими украинскими коллегами документов, при сколько-нибудь строгом следовании правилам научно-критического взгл€да на источники, не может быть интерпретирован как источник, из которого было бы видно, что московское руководство преследовало цель уничтожать украинцев как украинцев.

¬о-вторых, те многочисленные документы, которые есть в нашем распор€жении, €сно показыва€ неверо€тную чудовищность трагедии 1932-1933 в ———–, никак не доказывают, что в сталинской политике террора голодом была кака€-то национальна€ (или этническа€) избирательность и что ”краина была выделена этой политикой среди других хлебозаготавливающих советских регионов. ÷ентрально-„ерноземный округ –оссии, хлебозаготавливающа€ часть ѕоволжь€, —еверный  авказ (включа€ ƒон),  азахстан, часть —ибири оказались вместе с ”краиной объектами нещадной эксплуатации и террора голодом. ћне, как читателю научных работ моих коллег, кажетс€, что материалы, изученные украинскими и неукраинскими историками, показали: методы, инструменты и цели √олодомора были одинаковы всюду, где эта страшна€ политика проводилась, а она проводилась и на ”краине, и на  убани, и вне ”краины, и вне  убани.

¬-третьих, —. ¬.  ульчицкий в своЄм докладе сосредоточилс€ на вопросе о механизмах √олодомора. Ќо вопрос, поставленный в центр данной сессии нашей конференции, был о другом, а именно о самой болезненной и принципиальной теме, котора€ теперь отравл€ет российско-украинские отношени€: был ли голод 1932-1933 года на ”краине геноцидом украинского народа? Ќас, российских историков, причастных к изучению истории ”краины, да и всех росси€н, интересует: какие же аргументы доказывают, что ”краина и украинцы были выделены  ремлЄм в качестве объекта истреблени€ потому, что это были именно ”краина и украинцы?

Ќичего нового или изобретательного в моих возражени€х нет. «а ними стоит больше недоумени€, чем утвердительные тезисы, так как € не специалист по истории голода в ———–. Ѕолее того, до осени прошлого года мне казалось, что картина вполне €сна. ¬едь все знают сегодн€, что коллективизаци€ в ———– сопровождалась ужасающим голодом. ¬се знают, что голод охватил не только ”краину, но также —еверный  авказ,  азахстан, часть ѕоволжь€, ÷ентральный „ерноземный округ, часть ”рала и ёжной —ибири. Ќо в окт€бре 2007 € впервые узнал, из статьи в ЂЌезависимой газетеї, что 2008 год официально провозглашЄн годом пам€ти о жертвах украинского √олодомора как геноцида. ≈щЄ неожиданнее было узнать, с большим опозданием, о прин€том в 2006 году решении ¬ерховной рады считать голод в ”краине геноцидом. ѕотом мы узнали, что в –аду внесено предложение ввести уголовное наказание, по аналогии с √ерманией, против тех, кто отрицает факт геноцида украинского народа во врем€ √олодомора. Ёто можно оставить на совести политиков. ќднако, когда становитс€ известно, что не только политики, но и украинские историки считают признанным, что голод 1932-1933 гг. на ”краине был ни чем иным, как меропри€тием по истреблению украинского народа, удивление превращаетс€ во что-то иное, в острую тревогу, и, разумеетс€, по€вл€етс€ потребность вы€снить, какие же новые данные о голоде накопились в историографии, какие исследовательские результаты сто€т за таким драматическим выводом украинских историков? ѕубликаци€ в журнале Ђ–одинаї материалов дискуссии о голоде, а затем приезд в ћоскву в но€бре 2007 года целой группы специалистов, перед которыми была поставлена задача ознакомить российское общество с нынешним взгл€дом украинской науки на голод 1932-1933 годов, про€снила ситуацию, и наш ÷ентр укранистики и белорусистики организовал 10 декабр€ 2007 года на »сторическом факультете ћ√” круглый стол по проблематике голода на ”краине и в ———– в 1930-е годы (материалы можно прочесть на сайте нашего центра). “огда же было решено продолжить разговор на конференции в апреле 2008 года, а грант только что созданного фонда Ђ–усский мирї и экспертного совета √осударственной думы –‘ позволил пригласить в ћоскву многих украинских учЄных, чему мы, организаторы (¬. ». ћироненко и €), были очень рады.

 акие другие темы предлагаютс€ дл€ будущих встреч и дебатов? Ёто, в первую очередь, всЄ, что касаетс€ ”краины и –оссии в XX веке. Ѕыла ли ”краина к началу XX века окраиной или колонией –оссии?  ак квалифицировать и пон€ть политику предреволюционной –оссии в отношении ”краины? ¬елико ли было и в чЄм именно выражалось национальное своеобразие украинской культуры XX века?  ак строились еЄ отношени€ с русской культурой, и как их разделить? „то было Ђрусскимї и что было Ђукраинскимї в политических коллизи€х 1917-1920 годов?  аковы были смысл, цели, плоды  национальной политики в —оветской ”краине? ”краинско-русские противоречи€ в годы ¬еликой ќтечественной войны Ц факт или миф? Ѕыли ли действи€ ќ”Ќ и ”ѕј выражением этих противоречий? Ќасколько Ђпо-антиукраинскиї решалс€ национальный вопрос в 1945-1985 гг.?  акую роль играл интернационализм в жизни –оссии и ”краины в 1945-1985 гг.?  ак развивались и соотносились украинское, русское и российское самосознание в XX веке? „то собой представл€ли украинский и русский национализм в XX веке?  аковы были причины, природа, особенности кризиса 1985-1995 гг. в –оссии и на ”краине? Ќасколько и почему разошлись пути наших обществ после 1991 года? ¬ чЄм видны сходства и несходства процессов трансформации двух обществ в последние 20 лет?  аковы причины нарастани€ противоречий и конфликтов между ”краиной и –оссией в 1991-2008 гг.?  аковы трудности и перспективы взаимодействи€ ”краины, –оссии и –усского мира сегодн€ и в будущем?

ћожно и нужно загл€нуть и в более далЄкое прошлое и обратитьс€ к таким вопросам, как образ   иевской –уси в исторической пам€ти ћосковской и ѕольско-Ћитовской –уси и современной публицистике двух стран; византийские, западные, слав€нские и азиатские традиции в истории  –оссии и ”краины; политические и социальные институты ”краины и –оссии допетровского времени в сравнении; общее и различное в культуре украинских и русских земель в XIVЦXVII вв.; общее и различное в русском православии и украинском христианстве в  XIVЦXVIII вв.; сходства, различи€, взаимодействие в истории российского и украинского казачества; русско-украинские отношени€ в эпоху ’мельницкого, ƒорошенко и ћазепы; политика –оссии в XVIIЦXIX вв. в отношении ”краины; национальное своеобразие украинской культуры XVIIIЦXIX вв., еЄ соотношение с русской культурой; украинские национальные движени€ в XIX в. и русское общество и т. д.

—писок вопросов может быть, разумеетс€, очень долгим, но, конечно же, речь не идЄт о том, чтобы прийти к Ђобщейї точке зрени€. Ќо вот отделить то, что на самом деле установлено научными исследовани€ми, от вымыслов и домыслов, обозначить лакуны в наших знани€х и заведомо неразрешимые вопросы, отделить зерна исторического знани€ от плевел ангажированной пропаганды Ц всЄ это вполне осуществимо.

Ќаша апрельска€ конференци€ стала небольшим шагом в этом направлении. ≈Є программа была намеренно полемически заострена. Ќет нужды по€сн€ть, что полемические обертона не способствуют адекватному историческому анализу. ќднако, учитыва€ катастрофическое падение уровн€ взаимопонимани€ между историками и масс-медиа двух стран, отчетливое обозначение того, что заведомо ложно, может пойти на пользу и журналистам, и академическому сообществу наших стран, и всем, кто ещЄ читает книги, газеты и журналыЕ


Rambler's Top100 –ейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 »нститут стран —Ќ√