Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №102(15.07.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


О направлениях совершенствования нормативно-законодательной  базы для развития открытого дистанционного образования в России, в странах СНГ и Балтии

Хохлов Н.Г., Бочков В.Е., Мартынова Т.Н.
+7(095) 274-62-69; bochkov@sde.ru; mtn@sde.ru;
Московский государственный индустриальный университет, Россия, г. Москва

Рассматриваются вопросы направлений совершенствования нормативно-законо-дательного обеспечения российской системы образования и системы открытого дистанционного образования. Осуществляется оценка российской правоприменительной практики обеспечения реальных процессов обучения соотечественников за рубежом. Рассматриваются направления и предлагаются способы совершенствования и дальнейшего развития интеграционных процессов в системах образования стран СНГ.

About directions of normative - legislative base improvement for development of open distant education in Russia,  in the countries CIS and Baltic 

N.G.Khohlov; V.Ye. Bochkov; T.N.Martynova:

+7(095) 274-62-69; bochkov@sde.ru; mtn@sde.ru;

Moscow State Industrial University, Russia, Moscow

Questions of development of normative-legislative maintenance of open distant education system are considered. The estimation Russian law enforcement practice of real processes of training of compatriots abroad maintenance is carried out. Directions are considered and ways of perfection and the further development of integration processes in education systems of the countries CIS are offered.

В настоящее время экономическая и правовая ситуация в нашей стране складывается таким образом, что большинство жителей разных регионов из российской глубинки, которые желают поступить в ведущие российские вузы (находящиеся, как правило, в крупных городах) не могут это сделать в связи с тяжелым материальным положением, с одной стороны, и часто в связи с отсутствием желания местных органов власти оказывать содействие в открытии филиалов и представительства этих вузов на местах (а зачастую они оказывают противодействие формированию конкурентной среды),  с другой стороны.

Это нарушает конституционные права граждан России, заключавшиеся в том, что каждый гражданин нашей страны имеет право на получение образования на конкурсной основе в любом  образовательном учреждении России и в той форме, в которой он пожелает.

Кроме того, распад Советского Союза привел к появлению в начале 90-x годов огромного количества россиян, оказавшихся за границами своей Родины. Наряду с возникшими в связи с этим социально-экономическими, гуманитарными и политическими проблемами, остро встал вопрос и о возможности получения нашими соотечественниками, проживающими в бывших республиках СССР, образования на русском языке.

Правительствами вновь возникших государств, и особенно Прибалтийских, был издан ряд законов, предписывающих ведение образовательной деятельности на их территории только на национальных языках, которым был придан статус государственных, что практически лишило тысячи наших соотечественников возможности получать полноценное образование, в том числе и на русском языке.

Вышеперечисленные проблемы были особенно отмечены  Президентом России В.В.Путиным в обращении к Федеральному Собранию на совместном заседании Совета Федерации и Государственной думы 26.05.04 года. Говоря о  важнейшей задаче России - образовании, В. Путин заявил, что наша страна занимала и занимает одно из ведущих мест в мире в этой области и утрата этого преимущества недопустима. По его словам, сохраняется ситуация, когда выпускники школ из малообеспеченных семей, особенно из отдаленных городов и сел не могут себе позволить получить качественное высшее образование.

Обратимся к истории вопроса.

Правительством Российской Федерации в 1994 году была принята программа “О мерах по поддержке соотечественников за рубежом”, а Министерством образования Российской Федерации в июле 1997 года по инициативе столичных вузов (СГА и МЭСИ)  было принято решение о проведении эксперимента в области дистанционного обучения в сфере профессионального образования. Цель этого эксперимента заключалась в обеспечении организационной и технологической отработки функционирования такой системы образования, в которой жители любого населенного пункта нашей страны и ближнего зарубежья могли бы получать образование в любом высшем учебном заведении России, не  покидая пределы той местности, в которой они проживают. В дальнейшем к этому эксперименту присоединились ещё 16 учреждений высшего профессионального образования различных организационно-правовых форм из разных регионов России, в том числе и наш университет.

Все те положения нормативного характера, посвященные дистанционному обучению,  которыми российские образовательные учреждения сейчас пользуются, появились благодаря проведенному эксперименту [1-10]. В настоящее время, к сожалению, эта работа не получает дальнейшего развития, а проблем с которыми сталкиваются вузы очень много.

Остановимся на некоторых из них, с которыми сталкиваются практически все вузы, осуществляющие обучение студентов с использованием дистанционных технологий, как в России, так и в странах ближнего зарубежья.

1. Для открытия представительства или филиала вуза в том или ином регионе необходимо руководству образовательного учреждения получить согласие органа управления субъекта Российской Федерации, органа местного самоуправления, Совета ректоров, на территории которых находится  представительство. Это согласие  не  всегда удается  получить.

Причины могут быть разные, но как показывает практика, в основном, это лоббирование интересов вузов, находящихся в данном регионе. То есть, органы местной власти сознательно идут на нарушение антимонопольного законодательства. И спорить с этим нет смысла, так как формально статья 39 Типового положения о высшем учебном заведении противоречит статье 55 Гражданского кодекса Российской Федерации, в которой представительство определяется как обособленное подразделение юридического лица, расположенного вне места его нахождения, которое представляет интересы юридического лица и осуществляет их защиту. То есть, исходя из смысла статьи 55 ГК РФ, представительство не может осуществлять функции учебного заведения. Таким образом, местные органы власти всегда могут оспорить указанную в статье 39 Положения о высшей школе деятельность вузов на учебно-материальной базе представительства по этому признаку.

По нашему мнению, необходимо возродить идею Учебно-консульта-ционных пунктов (УПК) образовательных учреждений, Положение о которых было принято в 1962 году и на наш взгляд необоснованно отменено в 1982 году. УПК оказывали неоценимую помощь вузам в обучении студентов-заочников. На их базе студентам оказывались консультации, практические и лабораторные занятия, чтение обзорных и тематических лекций, в зависимости от наличия преподавательских кадров  и учебно-материальной базы проводились вступительные испытания, текущий контроль, промежуточные и итоговые аттестации.

2. Необходимость ведения образовательного процесса только силами штатных научно-педагогических работников учебного заведения.

На наш взгляд существует ряд общеобразовательных предметов, например, русский язык, история, иностранный язык, для осуществления консультаций по которым целесообразно привлекать квалифицированных преподавателей, проживающих в месте нахождения представительства на условиях почасовой оплаты.

Отмена этих норм будет способствовать развитию и расширению образовательной деятельности вузов в регионах.

3. Оснащение учебно-материальной базы структурных подразделений вузов.

Пункт 2 статьи 41 Федерального закона РФ «О внесении изменений и дополнений в закон РФ "Об образовании"»  гласит: "Использование образовательными учреждениями при реализации образовательных программ различных методик образовательного процесса и образовательных технологий, в том числе дистанционных образовательных технологий, не влечет за собой увеличение федеральных нормативов финансирования таких образовательных учреждений".

Таким образом, оснащение учебно-материальной базы представительств и филиалов высшее учебное заведение должно осуществлять из средств, полученных от платной образовательной деятельности.

Главой 25 Налогового кодекса РФ установлен общий подход для всех организаций к амортизации имущества в целях налогообложения.

Особенности налогового учета амортизационных отчислений у бюджетных организаций установлены п.4 ст. 321.1 НК РФ. Согласно указанному пункту в целях налогообложения прибыли бюджетных учреждений при определении налоговой базы к расходам, связанным с осуществлением коммерческой деятельности, помимо расходов, произведенных в целях осуществления предпринимательской деятельности, относятся суммы амортизации, начисленные по имуществу, приобретенному за счет средств, полученных от этой деятельности, и используемому для осуществления этой деятельности.

Таким образом, основные средства, используемые для осуществления деятельности государственных образовательных учреждений на учебно-материальной базе представительств и филиалов, вуз может приобрести  только из прибыли, уплатив предварительно все налоги, при этом все эти средства автоматически становятся собственностью государства.

То есть происходит парадоксальная ситуация: государственный вуз на заработанные преподавательским составом деньги приобретает государству собственность и одновременно должен уплачивать с этих средств налоги тому же государству.

4. Развитие государственных вузов значительно затормозилось в связи с переходом на казначейскую систему исполнения федерального бюджета в части финансирования образовательных учреждений.

В соответствии с требованиями Бюджетного кодекса РФ (статьи 161, 243 и 254) государственным образовательным учреждениям запрещается осуществление операций не только со средствами федерального бюджета, но и со средствами, полученными вузами от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности, минуя систему балансовых счетов органов федерального казначейства. Бюджетный кодекс предусматривает их осуществление исключительно на лицевых счетах, открытых государственным вузом в  органах федерального казначейства. И здесь возникает ряд проблем.

Во-первых, недостаточная разветвленность сети казначейства, отсутствие должных банковских мощностей и просто специалистов серьезно тормозит исполнение бюджетов вузов.

Во-вторых, усложняется порядок оформления документов, необходимых для получения денег, что ставит вузы в неравные условия по сравнению с другими участниками гражданского оборота, а зачастую и просто к потере денежных средств.

В-третьих, неравномерное распределение средств по отдельным статьям расходов, особенно по тем направлениям, которые Минфин России (или федеральное казначейство) считают неприоритетными: (на практике - казначейство определяет приоритеты в развитии образовательного учреждения!).

В-четвертых, казначейство в отличие от коммерческих банков не выплачивает проценты за пользование денежными средствами, что также ведет к потере вузами денежных средств и тормозит их развитие.

На наш взгляд казначейское исполнение бюджетов оправдано в случае, если используемые вузом деньги более чем на 90 % даются федеральным бюджетом, либо в случае неспособности руководства вуза исполнять бюджет.

Теперь, что касается процессов обучения наших соотечественников за рубежом и российской правоприменительной практики обеспечения этих процессов. 

Сегодня достаточно большое количество российских вузов различных организационно-правовых форм ведут образовательную деятельность за рубежами нашей страны. Чаще всего это предоставление образовательных услуг благодаря использованию дистанционных образовательных технологий в тех или иных объемах совместно с зарубежными партнерами.

Начиная с 1994 года ряд вузов России (МГИУ, СГА, МИМ «ЛИНК», МЭСИ, МГУ, РУДН и др.) развернули практическую работу в городах на территории государств, бывших республик Советского Союза (на территории стран СНГ и Балтии): создали достаточно солидную учебно-методическую базу, организовали зарубежные территориально-обособленные структурные подразделения и совместные образовательные учреждения. Некоторые вузы, начиная с 1998 года (МГИУ, СГА,  МИМ «ЛИНК», ТГУ, МЭСИ и др.), осуществляют   выпуск высококвалифицированных специалистов из числа русскоязычного населения по образовательным программам различного уровня и направленности, которые реализуются с применением дистанционных образовательных технологий. Качество подготовки этих специалистов подтверждается результатами Государственной аттестации и их успешным трудоустройством, как на территории этих стран, так и в странах ЕС.

Для проведения критического анализа российского нормативно-законодательного обеспечения экспортных возможностей образовательных учреждений и оценки правоприменительной практики в международной деятельности ведущих российских университетов в области предоставления образовательных услуг по доступу к качественному учебному процессу,  достаточно остановиться более подробно на 10-и летнем практическом опыте Московского государственного индустриального университета, выполняющего с 1994 года функции головного вуза по организации заочного (дистанционного) обучения специалистов из числа лиц русскоязычного населения за рубежом в соответствии с приказом Госкомвуза России от 25.10.1994 г. №1048 "О программе заочного обучения соотечественников" во исполнение Постановления Правительства Российской Федерации от 31.08.1994 г. №1064 "О мерах по поддержке соотечественников за рубежом". В дополнение к этому, целесообразно учесть практический опыт разработки и апробации моделей организации учебного процесса некоторых  лидеров по масштабности и широте применения дистанционных образовательных технологий при организации образовательного процесса, например, таких как СГА, МЭСИ, РУДН, МИМ «ЛИНК» и ВЗЭФИ, а также привести данные критического анализа этими вузами нормативно-законодательной базы, определяющей темпы развития системы открытого дистанционного образования в России и экспортные возможности Российских вузов в предоставлении образовательных услуг.

Для реализации программы заочного обучения соотечественников за рубежом в 1994 году индустриальным университетом было принято решение об организации такого процесса с использованием дистанционных образовательных технологий по двум основным причинам:

не приводя в движение сотни тысяч наших соотечественников за рубежом, не затрачивая огромных средств на их пятилетнее проживание в России, с помощью дистанционного обучения можно гарантировать им возможность получения высшего образования на русском языке при сохранении высокого уровня этого образования;

организацию и проведение учебного процесса непосредственно на местах можно осуществлять с привлечением местных преподавателей, что способствует решению еще одной важной социальной задачи - трудоустройства квалифицированных преподавательских кадров.

В связи с тем, что законодательства многих стран СНГ (в частности Украины) и Балтии не предусматривали открытие филиалов и представительств зарубежных вузов, университет заключил договора о сотрудничестве в области дистанционного образования с партнерами (юридическими лицами), имеющими лицензию на образовательную деятельность по своим программам в данных странах.

В соответствии с этими договорами партнеры осуществляют посредническую деятельность между университетом и его студентами-заочниками, обучающимися с использованием дистанционных образовательных технологий. Зарубежные партнеры проводят маркетинг и рекламные кампании; осуществляют помощь университету в организации приема студентов; в подборе преподавательских кадров на местах и в подготовке документов для их оформления и сертификации на распределенных межрегиональных кафедрах университета; в организации проведения консультаций и промежуточного контроля знаний студентов; в организации работы выездных аттестационных комиссий, в обеспечении студентов  специальными учебно-методическими материалами, подготовленными в университете и т.п.

Спецификой подготовки студентов в странах Балтии и в Украине является то, что им наряду с изучением учебных дисциплин, соответствующих российскому государственному образовательному стандарту, предлагается также изучение дисциплин, учитывающих специфику соответствующей страны. Например, эстонский, латышский и литовский языки, законодательства этих стран и др. Это позволяет выпускникам российского университета обеспечивать максимальные конкурентные преимущества при трудоустройстве по отношению к выпускникам традиционных вузов стран Балтии и Украины.

В настоящее время Московский государственный индустриальный университет является одним из немногих вузов России, ведущих подготовку специалистов в странах Балтии и в Украине на русском языке. Причем о качестве такой подготовки свидетельствует тот факт, что в числе студентов университета в указанных государствах немало лиц коренных национальностей, работающих в различных государственных службах: полиции, налоговых инспекциях, законодательных и судебных органах, банковских структурах и т.п.

Специалисты, получившие образование на русском языке и дипломы российских университетов, наверняка будут способствовать улучшению отношений между нашими странами в целом и, в частности, отношения к русскоязычному населению в этих странах. Успешное выполнение задач, связанных с реализацией программы помощи соотечественникам за рубежом было бы невозможным без развития системы дистанционного образования университета в целом.

В качестве базовой образовательной технологии в Системе дистанционного образования МГИУ используется «кейс-технология» дистанционного обучения. Она дополняется интерактивной телекоммуникационной поддержкой учебного процесса; очными консультациями и установочными лекциями, как в очной форме, так и в форме видео-телеконференций по всем изучаемым дисциплинам, которые проводятся на учебно-методической базе региональных представительств профессорами, доцентами и опытными преподавателями распределенных межрегиональных кафедр Института дистанционного образования.

Как уже отмечалось ранее, на успешное формирование и развитие Системы дистанционного образования университета оказал влияние Всероссийский эксперимент по дистанционному обучению в сфере профессионального образования, проводимый по инициативе ряда Московских вузов (СГА, МЭСИ) под патронажем и при поддержке Минобразования России в период с 1997 по 2002 г.г.  По результатам подведения итогов этого эксперимента на Коллегии Минобразования России в июне 2002 году ГОУ МГИУ оказался в группе лидеров по масштабности и объему использования дистанционных образовательных технологий среди других вузов-участников эксперимента, например, таких, как СГА, МЭСИ, МИМ «ЛИНК», ВЗФЭИ.

Итоги работы МГИУ в качестве головного вуза РФ по обучению соотечественников за рубежом позволяют констатировать главный результат десятилетней деятельности: подготовлено и аттестовано более 2450 квалифицированных специалистов в странах Балтии и в Украине по образовательным программам университета различной направленности и уровней.

Организационные, методические, технические, нормативно-правовые, финансовые и другие аспекты деятельности университета и ряда других вузов, упомянутых выше, являются неоценимым практическим опытом, позволяющем проводить критическую оценку российского нормативно-законо-дательного обеспечения и правоприменительную практику организации образовательной деятельности на территории стран СНГ и Балтии.   

Огромный практический опыт организации обучения с применением дистанционных образовательных технологий, опыт подготовки и издания сотен специально разработанных учебников и учебных пособий (как традиционных, так и мультимедийных), а также обучение с применением возможностей телекоммуникации позволяет сегодня наметить направления совершенствования нормативно-законодательной базы для обеспечения дальнейшего поступательного развития системы открытого дистанционного образования. Не менее ценным является и опыт иного рода, связанный с необходимостью преодоления многочисленных барьеров тем университетам, студенты которых постоянно проживают в других городах России и за рубежом.

Проблемы этого рода существуют, не смотря на создание и введение в правоприменительную практику комплекса документов, легализующих применение дистанционных образовательных технологий и формирующих достаточно прогрессивную систему государственного управления открытым дистанционны образованием в отраслевой системе управления российским образованием в целом. И их наличие связано главным образом с запоздалым формированием адекватной нормативно-правовой базы в области дистанционного образования, как в самой России, так и в упомянутых государствах. Этот факт зачастую вызывает недопонимание, а иногда и неприятие международной деятельности университета в странах СНГ и Балтии даже у некоторых ответственных работников Министерства образования РФ, что, на наш взгляд, является серьезной политической и социальной ошибкой. 

Не секрет, что нормативно-правовая база России перестала соответствовать современным реалиям в сфере оказания образовательных услуг по доступу к качественному образовательному процессу.

Существуют серьезные проблемные вопросы нормативно-законодательного обеспечения развития сферы открытого дистанционного образования и существенные недостатки в действующих российских нормативно-правовых актах в сфере образования, гражданского права, трудового права, таможенного права, в бюджетно-финансовой сфере и ряде других отраслей права, а также в нормативных документах системы образования, введенных в российский гражданско-правовой оборот.

Основной проблемой, с которой сталкиваются университеты при организации и проведении дистанционного обучения соотечественников за рубежом, - это отсутствие соглашений в области образования между Россией и указанными странами на уровне Правительств или Министерств образования этих стран. Такое положение значительно осложняет образовательную деятельность в этих странах из-за сильного неприятия российского образования практически на всех уровнях: от департаментов образования соответствующих городов до Министерств образования.

Также много сложностей таможенного характера приходится преодолевать при доставке учебных материалов в Украину и в страны Балтии опять же из-за отсутствия соглашений между соответствующими органами наших стран. Даже перевозка в Россию выпускных квалификационных работ обучающихся членами Государственной аттестационной комиссии после проведения их успешной публичной защиты в режиме видеоконференции перед распределенной комиссией вызывает вопросы таможенных органов, но не сопредельной стороны, а наших, российских; и возможна только как перевозка вещей, находящихся в личной собственности члена комиссии.

Существует проблема двойного налогообложения доходов преподавателей, осуществляющих работу по межгосударственным проектам, проблема чрезвычайно усложненного приема на работу в университет в порядке штатного совместительства и выплаты заработной платы преподавателю, проживающего не на территории России и не являющегося резидентом Российской Федерации. Существует проблема командирования преподавателя - совместителя не по месту основной работы для выполнения учебных функций, связанных с выездом, когда командировочные и транспортные расходы такого преподавателя, налоговые органы считают как доход. Существуют проблемы приема денежных средств от зарубежных обучающихся за оплату образовательных услуг и связанного с этим двойного налогообложения. Существуют проблемы перечисления средств из российского университета на счета зарубежных территориально-обособленных структурных подразделений. Существует проблема налогообложения средств образовательных учреждений, направляемых на развитие основных фондов. Существует проблема оценки, учета и списания основных средств образовательного учреждения, находящихся в пользовании в отдаленном территориально-обособленном структурном подразделении, проблема материальной ответственности по эти средствам, проблема оплаты единого социального налога работников территориально – обособленных подразделений, тем более, если это зарубежное подразделение и вдобавок государственного образовательного учреждения.

Если же вузами поднимается вопрос об электронном обучении иностранных студентов (без пересечения границы студентами и преподавателями вузов), то проблем возникает еще больше, так как эти позиции не отражены не в Российском законодательстве, не в законодательствах стран СНГ и Балтии.    

Таким образом, строгое следование букве существующих законов и нормативных актов практически полностью исключает возможность ведения деятельности, обеспечивающей открытый доступ жителей удаленных районов России к получению образования в ведущих университетах страны. Для соотечественников за рубежом российские проблемы дополняются отсутствием соответствующих межгосударственных соглашений, а часто и открытым противодействием местных властей проникновению российского образования.

Сегодня с полной ответственностью можно говорить, что в настоящее время деятельность российских вузов за рубежом практически невозможна на законных основаниях. Основные причины: отсутствие нормативно-правовой базы и финансово-экономических  механизмов взаимодействия территориально обособленных подразделений образовательных учреждений, находящихся за рубежом с российским головным образовательным учреждением. Для государственных образовательных учреждений эти проблемы возрастают многократно в связи с реализацией казначейской системы финансирования.

В то же самое время зарубежные вузы (американские, британские и многие другие) свободно работают на коммерческой основе в бывших Республиках СССР, в том числе и в России, не вкладывая при этом в образование этих стран никаких средств, а предлагая только свой брэнд и выдавая свои дипломы. Уже сегодня мы сталкиваемся с ситуацией, когда приоритет в области образования в странах СНГ и Балтии идет в сторону Запада, а Россия теряет свои позиции.


Нужно признать, что численность ежегодного набора русскоязычных соотечественников  в странах Балтии и в Украине, принимаемых для обучения на профессиональные образовательные программы российского университета,  начинает неуклонно снижаться, начиная с 1999-2001 г.г. и 2003 год показывает абсолютное снижение общей численности обучающихся в странах Балтии (см.: рис. 1).

Рис.1. Общие сведения о численности обучающихся в Московском государственном индустриальном университете лиц из числа русскоязычного населения стран Балтии и Украины в период с 1994 по 2003 г.г.

Совершенно ясно, что это явление ни коим образом не связано со снижением конкурентоспособности российского образования. Это результат инертности конкретных лиц, отвечающих на формирование международной образовательной политики и нормативно-законодательной базы обеспечения деятельности образовательных учреждений по межгосударственным программам. Конечно же, нельзя снимать со счетов изменение внешнеполитических реалий, но если мы сами не создадим соответствующих благоприятных условий для внешнеэкономической образовательной деятельности российским вузам у нас в России, наши зарубежные партнеры сделать это не смогут при всем их горячем желании.

В настоящее время на международном рынке образовательных услуг значительное место занимает обучение иностранных студентов. В Европе, в Соединенных Штатах, в Австралии образование сегодня развивается все в большей степени как экспортная отрасль. Основная конкуренция развивается между наиболее развитыми странами Западной Европы, Северной Америки, Австралией и Японией, в которых обучается более 80% всех иностранных студентов.  Место, которое занимает на международном рынке образовательных услуг Россия и ряд других стран СНГ не соответствует их весьма значительному образовательному потенциалу. На долю России на международном рынке образования приходится ориентировочно 3,8 % (из 2,5 млн. иностранных студентов). Без учета обучающихся из стран СНГ эта доля составляет около 2,5 %.

Для того, чтобы исправить ситуацию, по мнению представителей вузов, в которых обучаются студенты из стран СНГ и Балтии, а также Дальнего Востока, необходимо предложить Правительству РФ выйти с инициативой проведения межгосударственного широкомасштабного эксперимента в области дистанционного обучения в сфере профессионального образования в рамках развития интеграционных процессов систем образования стран СНГ с участием вышеуказанных вузов и всех заинтересованных министерств (перечень участников оговорить дополнительно), который будет направлен на гармонизацию законодательства в области образования в странах СНГ, Балтии и России.

На наш взгляд эти мероприятия позволят обеспечить рост национальной экономики всех стран-участниц эксперимента и повысить экспортный потенциал систем профессионального образования на пути к формированию единого образовательного пространства.

Литература и информационные источники

1.        Федеральный закон Российской Федерации от 10.01.2003 №11-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об образовании»  и Федеральный закон «О высшем и послевузовском образовании».- Российская газета №4 (3118) от 14.01.2003 г.

2.        Приказ Минобразования РФ от 18.12.2002 4452 «Об утверждении Методики применения дистанционных образовательных технологий (дистанционного обучения) в образовательных учреждениях высшего, среднего и дополнительного профессионального образования Российской Федерации» (зарегистрирован Минюстом России  от 24.12.2002 № 4071): «Российская газета» № 9 (3123) от 18.01.2003 г.

3.        Информационная справка о результатах работы комиссии по анализу эксперимента в области дистанционного образования, проводимого в период с 1997по 2002 год. – В сб.: Эксперимент в области дистанционного образования: результаты и перспективы./Под ред. В.Е.Бочкова.- М.: МГИУ, 2002 .- 188 с.

4.        Решение Коллегии Минобразования России от 25.06.2002 г. «Об итогах эксперимента в области дистанционного обучения и перспективах развития дистанционных образовательных технологий». – В сб.: Эксперимент в области дистанционного образования: результаты и перспективы./Под ред. В.Е.Бочкова - М.: МГИУ, 2002 .- 188 с.

5.        Приказ Минобразования России от 26.08.03 №3387 «Об утверждении перечня документов, представляемых на лицензионную экспертизу образовательными учреждениями среднего, высшего, дополнительного профессионального образования и их филиалами, использующими дистанционные образовательные технологии для реализации образовательных программ частично или в полном объеме».

6.         Приказ Минобразования РФ от 27.06.2000 №1924 «Об эксперименте в области дистанционного образования».

7.        Приказ Минобразования РФ от 2.11.2000 №3176 «О составе участников эксперимента в области дистанционного образования».

8.        Распоряжение Минобразования России от 26.08.2003 №985-24 «О расчете предельной численности контингента обучающихся с применением дистанционных образовательных технологий».

9.        Приказ Минобразования России от 19.01.2004  №157 «О порядке проведения проверки готовности образовательных учреждений среднего,  высшего и  дополнительного профессионального образования к реализации образовательных программ с использованием в полном объеме дистанционного обучения».

10.     «Временные требования, предъявляемые к образовательным учреждениям среднего,  высшего и дополнительного профессионального образования  при проведении лицензионной экспертизы и проверки их готовности к реализации образовательных программ с использованием в полном объеме дистанционных образовательных технологий», утвержденные Минобразования России 04.12.2003.

Публикация подготовлена по результатам Совещания в ГОУ МГИУ от 03.06.2004 по проблемам развития экономико-правового пространства на территории стран СНГ и Балтии, в работе которого приняли участие Хохлов Николай Григорьевич – ректор ГОУ МГИУ,  Лобанова Ирина Дмитриевна - зам. руководителя Департамента лицензирования, аттестации и аккредитации, Краснова Гульнара Амангельдиновна  - директор ИДО РУДН; Исаев Сергей Николаевич – зам. первого проректора ГОУ МЭСИ, Тихомирова Наталья Владимировна – проректор ГОУ МЭСИ, Бочков Валерий Евгеньевич -  зам. проректора по заочному (дистанционному) обучению ГОУ МГИУ по инноватике и развитию,  Руденко Юрий Семенович – проректор НОУ Российский новый университет,  Мартынова Татьяна Николаевна – юрисконсульт  ГОУ МГИУ


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ