Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №102(15.07.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Не решился…

Андрей Суздальцев (Минск)

 

Неустрашимых людей нет между теми, которым есть что терять.

Наполеон I

Мнительное себялюбие и низость - вечные спутники нашего страха.

Антони Эшли Купер Шефтсбери

2 июля мог войти в современную историю Белоруссии, как день объявления  начала  процедуры референдума о снятии конституционных ограничений для переизбрания на пост президента страны.  Но не вошел. Референдум так и не был объявлен и вопрос о политическом будущем  А. Лукашенко не получил своего логического  разрешения. Зато  на следующее утро мы увидели белорусского президента в странном,  сшитом по  моде 70-х годов, военном мундире без знаков различия. Звездочки заменили  гербы.  Маршал?  Бери выше – генералиссимус…

Весь этот президентский маскарад в политике и на параде начинает напоминать  осень  2003 года. В прошлом году  весь весенне-летний политический сезон мы терялись в прогнозах, сценариях и догадках о начале процесса подготовки всенародного опроса. Но тогда было проще – А. Лукашенко сознательно связал решения своей политической судьбы с утверждением путем всенародного рефрендума Конституционного Акта Союзного Государства и  поэтому с традиционным упорством тратил месяц за месяцем в бесплодной гонке за  своим московским партнером. Он был в «колее» и поэтому лишен политического маневра. Тем более, что Москва увлеченно занималась откровенной «рельсовой войной».

В. Путин, никогда не скрывающий своего отрицательного отношения к односторонним  конституционным приобретениям в рамках российско- белорусского виртуального государства (один президент переизбирается каждые четыре года, а второй претендует на  статус славянского Туркменбаши), с немалой политической пользой  использовал газовый кризис для того, чтобы  посадить  белорусского лидера на поводок ожидания. От встречи до встречи он его просто водил за нос, пока в октябре не стало ясно – 2003 год  для референдума упущен. 

Вот тогда А. Лукашенко и посвятил несколько  минут в своей октябрьской пресс-конференции  оппозиционным  аналитикам, которые, мол, «много болтали» о референдуме, а он  и не состоялся. Следом за «работодателем»  по независимому экспертному сообществу прокатился «каток» государственных СМИ. Любопытно было то, что ни один правительственный «рупор» не высказался в том духе, что, мол, референдум не  был объявлен по причине решимости  А. Лукашенко остаться в рамках действующей Конституции. Никто не рискнул заявить за главу белорусского государства, что он не видит для себя возможности пойти на слом основного закона страны ради того, чтобы в третий раз поучаствовать в  президентской гонке. Все прекрасно понимали, что референдум просто замотали по визитам и саммитам

Нет сомнений, что и завтра государственные печатные СМИ не упустят возможности «лягнуть» независимых экспертов и аналитиков за не подтвердившиеся ожидания начала референдума. За ними потянутся телевизионные ледники и шинкари (ведущие государственных телевизионных «аналитических» программ). Но ни у одного из обличителей не повернется язык и перо заявить, что белорусский президент отказался от  лелеемого конституционного всенародного опроса и  он покорно идет к завершению своего правления.  Тем более, никто не  возьмет на себя ответственность  сказать, что А. Лукашенко просто не дали воспользоваться тщательно продуманной и, что греха таить, вполне удачно проведенной полугодичной пиар – кампанией.

За десятилетие нахождения у власти А. Лукашенко многому научился. В принципе, 2004 год был рассчитан правильно. С учетом провала 2003 года, кампания была организована не на платформе интеграции, а на базе  суверенитета. В сочетании с благотворным влиянием на белорусскую экономику российского экономического «бума»  мощная «многоствольная» пропагандисткая кампания – «процветающая» Белоруссия,  газовый «шантаж», «силиконизация» страны, «средний класс», «решение» чернобыльской проблемы, «модернизация производства», «невиданный подъем» сельского хозяйства, 200 – 700 USD долларов зарплаты, самая «спортивная страна мира», купающиеся в народной любви и государственной помощи ветераны, дала хороший результат. Апофеозом стала  подготовка к празднованию 60-летия  освобождения. Накал страстей вокруг вклада белорусского президента в организацию юбилея был настолько высок, что у наших соседей сложилось впечатление, что А. Лукашенко лично встретился с каждым  белорусским ветераном. Автору этих строк пришлось столкнуться и с таким мнением… Электорат  смягчился. В электричках смолкли дискуссии…

Все «стрелы» президентского  наступления на белорусское общественное мнение  естественным образом сошлись на  дни июльских торжеств.

Стоит отметить, что и внешнеполитическая ситуация сложилась вполне благоприятно. ЕС, по большому счету,     не до Минска. Ему бы с Восточной Европой разобраться. Это только сейчас Париж и Берлин  начинают понимать, что из себя представляют бывшие стойкие  сэвовцы  Варшава, Бухарест и  София. НАТО, что подтвердил саммит в Стамбуле, озабочено своим участием в операциях в  Афганистане  перспективой оказаться на берегах Тигра и Евфрата. США идут к основному политическому событию четырехлетия – ноябрьским президентским выборам, под аккомпанемент  взрывов в Багдаде. Американцы завязли в Ираке, администрация Буша пошла на радикальные изменения в своей иракской политике, но результаты таких перемен скажутся не скоро.  

Сложнее с российским направлением. Дело в том, что благоприятные внешнеполитические  факторы для Белоруссии идентичны и для России. Кремль умело этим пользуется. С каждым месяцем динамика внешней политики Москвы на  постсоветском пространстве растет. Со сменой  главы российского МИДа произошло то, что давно ожидали эксперты – российская деятельность в странах СНГ стала прерогативой Администрации президента РФ, а МИД сфокусировал свое влияние на дальнем зарубежье.  Отсюда и специфические черты действий Москвы по отношению к своим соседям: сочетание традиционной дипломатии с развертыванием широкого ведомственного зондажа, работа с элитами, разработка сценариев. СНГ стало для Кремля реальным приоритетом. В. Путин ежедневно уделяет солидное количество  времени обсуждению политической обстановки в Киеве, Астане, Тбилиси, Минске. По некоторым источникам, он успевает даже ознакомиться с материалами из  ведущих СМИ соседних стран. Но, тем не менее, Москва только приступает к изменениям  принципов своей деятельности в ближнем зарубежье.  Выполняя волю окрепших  российских корпораций, Кремль вынужден переходить от политики «проплаченного союзничества» к интеграции по типу ЕС – «союз демократий». Следовательно, в недалеком будущем главная угроза для Туркменбаши  и иже с ним будет проистекать не из далекого Вашингтона, а из близкой Москвы. Но пока это не все поняли…

А. Лукашенко давно все понял, но он любитель рисковать. Сделав ставку на 3 июля, он взвесил все «за» и «против»:  Кремлю будет крайне сложно отказаться от визита вежливости  в столицу союзного государства, когда там, за десять месяцев до 60-летия Победы советского народа над фашисткой Германией, празднуют свое 60-летие освобождения от фашистской оккупации. Но Кремль тянул с ответом почти месяц.

Уже в конце мая аналитикам стало ясно, что у фронтального наступления А. Лукашенко на собственный электорат есть одно ключевое звено, которое не зависит от официального Минска. Это  – благословение референдума Кремлем. Этим, почти театральным жестом,  рвутся все контакты белорусской оппозиции с российской элитой, падает защитный «березовый занавесь» на западной границе, нейтрализуются пророссийские и одновременно антилукашенковские силы внутри Белоруссии, ликвидируются газовые, нефтяные, валютные, таможенные  угрозы с Востока, происходит сдвиг в сторону А. Лукашенко белорусского электорального «болота» и т.д. и т.п. Появление российского президента рядом с белорусским  2 – 3 июля должно было триумфально завершить первый шестимесячный этап пиар – кампании А. Лукашенко. На очереди был бы второй этап – референдум.

В народе, такой метод называется: «не мытьем, так катаньем». Другими словами: не желаете поддержать меня на поприще интеграции, то я своего добьюсь у вечного огня подвига народа. Попробуйте, мол, отвертеться... 

Именно поэтому, начиная с анализа саммита  в Сочи, автор этих строк практически в каждом материале ставил один и тот же вопрос: Увидим ли мы российского президента 3 июля рядом с А. Лукашенко? В принципе, вопрос можно было бы поставить по-другому: Будет ли 2 - 3 июля объявлен референдум? Учитывая итоги Сочи и «психушки» в Синьковке, ответ напрашивался  один: В. Путина в Минске не будет.

29 июня стало ясно, что В. Путин, тем не менее, прилетит. Но только 30 июня стала известна программа пребывания российского  президента на белорусской земле. Она поразила своей самобытностью. Трудно найти аналоги в мировой истории дипломатии, чтобы официальный визит главы мировой державы, да еще вместе с президентом другой соседней страны, проходил поздним вечером и  глухой ночью, при свете свечей и фонарей и занял всего 3,5 часа. Весь визит был подчеркнуто ориентирован  на  демонстрацию уважения к ветеранам войны и подвигу белорусского народа. Не было сказано ни одного слова одобрения в адрес  А. Лукашенко за приведение в порядок памятников, оказание помощи солдатам Победы, организацию столь масштабного празднества. В итоге, высокие гости четко отделили белорусский народ и его лучшую часть в лице ветеранов второй мировой от правящего в Белоруссии режима. Естественно, белорусскому президенту  В. Путин,  как воздух, нужен был не ночью в Хатыни, а 2 июля в зале Дворца Республики.  Это был первый кризис минского сценария. 

Истины ради, стоить отметить, что определенные дивиденды от «ночного визита» официальный Минск все-таки получил. Трансляция и комментарии визита были выстроены так запутано, что неподготовленному человеку было практически невозможно определиться в сроках пребывания В. Путина в Белоруссии. Огромная масса белорусов еще 2 и 3 июля  были твердо убеждены, что президенты России и Украины находятся в Минске. Даже 3 июля в информационных выпусках БТ использовался следующий штамп: «Накануне праздника в Беларусь прибыли президенты Российской федерации и Украины», хотя вместо «прибыли» надо было использовать  словосочетание «состоялся визит». 

Если использовать  терминологию передачи «Зеркало» (РТР), то «ночной формат» визита российского президента в Белоруссию оказался сильным ходом Кремля. Спрогнозировать столь эффектный политический  шаг  было крайне сложно, если вообще возможно. Да и не нужно, так как  на таком приближении  политологии к  реальной политике есть опасность оказаться  в паутине  политических интриг, распутать которые нет ни какой возможности, так как их динамика носит субъективный характер.

Последствия «ночного визита» стали сказываться к обеду 2 июля. Наметился новый кризис. Отоспавшийся в Завидово от  ночных «факельных» шествий, российский президент неожиданно пригласил ВСЕХ президентов СНГ прибыть в Москву 3 июля. Повод  оказался самый, что ни на есть «насущный». Видимо, находясь под впечатлением посещения Хатыни, В. Путин призвал срочно обсудить программу совместного празднования 60-летия  Победы в 2005 году. Забегая вперед, стоит отметить, что на следующий день «обсуждение» странным образом  продолжилось на Центральном московском ипподроме, где разыгрывался приз президента России. Среди десяти президентов белорусского не оказалось…

Мы можем только представить состояние А. Лукашенко в тот момент, когда ему  вручили приглашение  из Москвы.  Мало того, что  в случае его отъезда из Минска 3 июля, сразу после парада, нарушался весь сценарий  праздника, но, в случае объявления им начала референдумной  гонки, он буквально на следующий день рисковал оказаться  перед десятком своих коллег в положении «подсудимого» на своеобразном «товарищеском суде». Один против всех. Естественно, что Александр Григорьевич в формате «Вам можно, а мне нельзя» не смолчал бы в адрес  восточных владык. Но кому от этого было бы легче?

За  считанные минуты  перед началом  выступления в зале Дворца Республики  было необходимо принять решение. И  оно было принято. Для того, чтобы понять, на что же решился А. Лукашенко, если вообще решился,  стоит проанализировать саму речь.

Выступление главы белорусского государства было оформлено в стиле «Братья и сестры». «Белая Русь, судьбой расположенная на рубеже мощных геополитических сил, не раз подвергалась нашествиям и опустошениям» В общем, неприятель у ворот. Но «тогда у нас был общий враг». Отсюда и призыв ко всем, «кто приехал, преодолев и недуг, и болезни, а может, и сопротивление власть предержащих», быть солидарными с белорусским руководством. Это первая «ступень» восхождения к главной цели.

Вторая «ступень» была посвящена  борьбе главы белорусского государства против «засилья националистов». Новый «подвиг» не заставил себя ждать – «Опираясь на ваш, уважаемые ветераны, авторитет в обществе, мы отстояли справедливость» разгромив «идейных потомков фашистских пособников». Так что А. Лукашенко не просто почитатель подвига отцов и дедов, но и  товарищ по оружию, однополчанин, защитник правды о войне, которую пытаются заставить «забыть» - «так подсказывают из-за рубежа». Отсюда третья «ступенька» – Запад и «внутриполитическая оппозиция» хотят «отнять у нас Великую Победу».

Аргументация, стоит отметить, превосходная – «у нас нет той великой державы, водрузившей над Рейхстагом Знамя Победы», то есть с «наследничками» СССР в лице Москвы белорусам не повезло. Истинный «наследник Победы» обретается в Минске. И это естественно, так как «мы всегда были людьми честными, верными друзьями и надежными союзниками». И тут А. Лукашенко наносит свой удар: «…в 41–м в военном союзе с гитлеровской Германией, напавшей на нашу землю, к сожалению, находилось десять европейских государств… мы не можем забыть того, что уничтожали наших людей не только немецко – фашистские захватчики, но и их приспешники разных национальностей». Все, Европа, следом за Россией отрезана одной репликой.

Европейцы, неся историческую вину за «геноцид белорусского народа» «…договариваются до того, что им надоела стабильность в нашей стране». Фактически, А. Лукашенко обвинил Страсбург и Брюссель в войне против Минска: «Эти люди, зная вклад белорусов в Победу над фашизмом, зная про нашу чернобыльскую беду, серьезно озабочены тем, как бы сделать нам хуже. Затормозить наше развитие, ограничить наши международные контакты, ввести санкции». Но тут ничего нового. Мы не первый раз сталкиваемся с попытками прикрыть персональный государственный беспредел подвигом отцов и дедов. С тем же основанием В. Путин мог бы потребовать с Франции контрибуцию за  разорение и сожжение Москвы  в 1812 году. В конце концов, «сын за отца не в ответе». Но война уже объявлена и тут  уже вырисовывается четвертая «ступенька» - «Беларусь — государство, которое может за себя постоять».

Обращение к  белорусской армии стало ритуалом. Речь, конечно, не идет о том, что «боевую задачу нанесения неприемлемого ущерба агрессору, случись такое, белорусские солдаты и офицеры выполнят».  Даже  суворовцу понятно, что любой из соседей Белоруссии потратит на полный разгром белорусского воинства от 30 минут  (НАТО) до 48 часов (Украина). Причем, сам термин « нанесение неприемлемого ущерба» подразумевает удар по коммуникациям противника, аэродромам, стоянкам флота, промышленным центрам. Мы, что собираемся «Точкой» по Варшаве дотянуться? Это слабое место в речи – голая пропаганда. Дело в другом. Глава президента заявляет о лояльности армии своему главнокомандующему,  о поддержке «человека  с ружьем»  своего президента.

Но поддержка президенту обеспечена не только из окопов будущего боестолкновения – «Мы будем делать все, чтобы наш народ, как и прежде, жил мирно и спокойно. Но еще раз подчеркиваю, мы — наследники великого подвига Советского народа(!) не можем ходить, понурив голову, и делать вид, что все тихо и спокойно»(?).  Поддержка спешит  с полей и цехов, так как «привычка к напряженной и качественной работе — у нас в крови».  И тут нельзя обойтись без президентского «подвига», так как в начале 90-х годов  «откат экономики был почти как во времена Великой Отечественной».  Отсюда и пятая «ступень» - именно А. Лукашенко во второй раз «восстановил» белорусское народное хозяйство.

 «Победа» в социально-экономической сфере полная: «В нынешнем году мы выходим на десятипроцентный прирост всего валового внутреннего продукта, всей нашей белорусской экономики…Свою культуру, науку, образование мы не бросили на самовыживание, не отдали в загребущие руки зарубежных хозяев. Наша страна сама находит средства для поддержки своих талантов…Мы привели в порядок города и села. Вы видите, в каком прекрасном состоянии город–герой Минск — один из красивейших городов Европы…».  Все, пришло время политики – тем более, что начало фразы в президентской речи  присутствует: «И это только начало…».

Но дальше – пустота! Выступающий снова вернулся к уже озвученной выше теме многонационального состава белорусских граждан и «царящем в белорусском обществе мире и согласии».

Речь, прямо скажем, не торжественная и праздничная, а сугубо политическая, тем не менее, очень добротная и,  наверное, лучшая  из озвученных за последние годы А. Лукашенко, к тому же, умно выстроенная  по восходящей, оказалась без завершения. С нее как будто сняли  политическую «крышу», но пафос сохранили. Скорее всего, не осталось времени на  снижение  «градуса».  Референдум «выпал», его «вырезали»…

Что произошло? Случилось то, что и должно было рано или поздно произойти, о чем еще в 2002 году предупреждали российские эксперты и аналитики. Автор этих строк писал об этом еще год назад. В конце мая 2002 года А. Лукашенко провел в обществе В. Путина почти восемь часов. Простой по сути человек, как говорится, «без Гарварда» в голове, оказался на целый день в  обществе холодного, расчетливого, прекрасно обученного и умного офицера спецслужб.  А. Лукашенко «раскрылся». Его засняли на видео и потом за несколько месяцев разобрали, как говорится, «по косточкам». И тут же все у белорусского президента «поплыло», стало «сыпаться из рук». Ни одного удачного саммита, ни одного интеграционного прорыва, ни одного очередного «списания долгов». Белорусский президент стал абсолютно управляем.  Воля его под контролем. 2 июля ее то есть, президентской воли, и не хватило…

Конечно, еще есть время. До официального объявления дня парламентских выборов, можно собрать благодарных ветеранов, организовать обращения и приступить к проведению референдума. Не пропадать же «добру» - миллионам долларов, спущенных на полугодовую пиар – кампанию. Но все это уже не то, продуманный сценарий  нарушен, сейчас каждый наступающий день  играет против А. Лукашенко. Он проиграл, так и не вступив в битву за свое политическое бессмертие.

Впервые зародилось сомнение – а осталось  ли у белорусского президента воля для того, чтобы начать этот, как писали год назад в «Белорусских новостях», «проклятый» референдум? Воли что-то не видно,  присутствует один страх.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ