Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №102(15.07.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Советская Белоруссия,
10 июля 2004

Географическая карта безопасности

Игорь Кольченко

Половина первого ночи. В холле стамбульского "Свисс-отеля" стихийно возник маленький вокзал. Участников только что закончившегося саммита НАТО - СЕАП охватило "чемоданное" настроение. Первые "важные птицы" уже отлетают в родные края. Белорусская делегация отправляется только завтра, а это значит, что я могу использовать свое право на интервью, о чем с министром иностранных дел Сергеем МАРТЫНОВЫМ вроде договорился заранее. Но я все равно волнуюсь. Все-таки время скорее располагает ко сну, чем к серьезному разговору. Меня убеждают, что Сергей Николаевич от интервью не откажется - ведь похоже, что белорусское СМИ впервые присутствует на мероприятии такого уровня. Я же сомневаюсь до тех пор, пока не вижу приближающуюся фигуру главного белорусского дипломата. Наконец-то после трех дней вынужденной изоляции (не понятно, от кого больше охраняли мировых лидеров - от террористов или от прессы) у меня есть возможность утолить информационный голод...

- Сергей Николаевич, стамбульская встреча в верхах была первым саммитом НАТО "двадцати шести". Среди новобранцев в том числе и наши соседи - Литва и Латвия. А также Польша, которая переступила порог военно-политического блока на несколько лет раньше. Каким образом Беларусь должна реагировать на эти события?

- Отмечу, что это не первый саммит НАТО в расширенном составе. Польша - тоже наша соседка - присутствовала в качестве полноправного члена уже на прошлой встрече в верхах. И в этом смысле соседство с НАТО новостью для нас не являлось. Новым является то, что теперь наша общая граница с альянсом увеличилась до 1.200 километров. Не одна страна-соседка, а три.

- Значит, было время все хорошо обдумать, приготовиться...

- Если вас интересует характер отношений с НАТО, то в первую очередь нужно иметь в виду следующее: и в настоящее время, и в обозримом будущем Североатлантический альянс - это один из главных факторов, определяющих картину безопасности на Европейском континенте и, в частности, в нашем регионе. И мы не можем не учитывать это обстоятельство. Во-вторых, наша общая граница, как я уже сказал, - 1.200 километров. Из этого мы делаем вывод, что отношения Беларуси и НАТО должны быть отношениями конструктивного сотрудничества. Граница должна быть границей не конфронтации, а взаимодействия и добрососедства. Этот вывод может показаться слишком общим, но на самом деле он имеет очень конкретное и практическое значение. И третий момент, который нужно учитывать: мы за такие отношения с НАТО, которые будут наполнены прагматичным содержанием. Нас не интересует абстрактное сотрудничество с альянсом. Мы за сотрудничество на тех направлениях, которые отвечают нашим интересам и задачам. На этих принципах строится наша политика по отношению к НАТО. Они и были изложены сегодня (разговор состоялся в последний день Стамбульского саммита, 29 июня. - Прим. И.К.) в выступлении нашей делегации и в контактах с руководством НАТО.

- Какие у нас общие интересы с НАТО?

- Прежде всего, наше общее дело - обеспечение региональной безопасности. Здесь нужно иметь в виду - об этом иногда намеренно или ненамеренно забывают - Беларусь является "нетто-поставщиком" безопасности в нашем регионе. Наш вклад в европейскую безопасность - это более чем немаловажный вклад. Начнем с того, что после развала Советского Союза Беларусь была инициатором решения проблемы ядерного наследия СССР путем передачи его России. Как вы знаете, мы были первыми, кто это сделал. И в значительной степени воздействовали тем самым на всю сложную ситуацию с ядерным оружием СССР. Далее, что касается обычных вооружений. Здесь наш вклад также велик. Мы присоединились к Венскому договору об ограничении обычных вооружений еще в 1992 году. И подписав его, выполнили все свои обязательства по ликвидации обычных вооружений. Причем без внешней помощи. Хотя эта помощь тогда нам совсем не помешала бы. Вклад и в ядерной области, и в области обычных вооружений, хотя и был сделан несколько лет назад, продолжает оказывать позитивное влияние на обстановку в регионе. Хотелось бы обратить внимание еще на один момент, который тоже не всегда учитывается. У Беларуси нет территориальных претензий к кому-либо из соседей. Несмотря на то, что история взаимоотношений в регионе была более чем сложной. Это не случайность, не дар Божий, а осознанное политическое решение нашего государства. В современной Европе, которая познала многочисленные войны на Балканах, региональная и субрегиональная стабильность должна быть главной ценностью. Внутренняя стабильность Беларуси - это следующий фактор. Отсутствие общественной напряженности, этнической, межконфессиональной - все это вещи, которые дорого стоят в современном мире.

- Раз уж эпитеты "конкретный", "практический", "прагматичный", "конструктивный" так часто упоминаются в связке Беларусь - НАТО, то следующий мой вопрос - об интересных и полезных для нас проектах.

- Беларусь, являясь транзитной страной и играя колоссальную роль в транзите энергоресурсов, предлагает региональное сотрудничество, в том числе с НАТО, в обеспечении безопасности объектов критической инфраструктуры: нефтепроводов, газопроводов, электростанций, в том числе атомных, которые находятся в нашем регионе, - например, Игналинской. В этом заинтересованы все, и мы тоже можем выступать донорами безопасности.

Если взять такие аспекты, которые беспокоят сейчас всю Европу, как нелегальная миграция, трансграничная преступность, наркотрафик, торговля людьми, - это все сферы, в которых Беларусь является немаловажным гарантом стабильности в регионе. И здесь мы тоже предлагаем свое сотрудничество Североатлантическому альянсу и Европейскому союзу.

Кроме того, существует такая ответственная область сотрудничества, как предотвращение чрезвычайных ситуаций, естественных или искусственно создаваемых теми же террористами. Мы приглашали провести на территории Беларуси учения в рамках программы "Партнерство ради мира" по предотвращению и минимизации последствий радиологической угрозы. Это сфера, в которой нас, к сожалению, жизнь заставила накопить огромный опыт. Мы готовы поделиться им с остальными странами. Правда, это предложение пока не получило развития. Завершая тему предотвращения чрезвычайных ситуаций, хочу сказать, что Беларусь уже заявила в этих целях соответствующие контингенты и ресурсы. Это - команда по борьбе с химическим и радиоактивным заражением, транспортный самолет. Есть еще одна команда - спасателей, которую мы своими силами способны доставить в любую точку нашего региона за короткое время. Все это весомый вклад. К слову, для обеспечения безопасности предстоящей Олимпиады Беларусь предоставила резерв - команду спасателей, которая в случае необходимости может быть задействована.

Еще одно направление, новое для нас, которое уже тоже было озвучено нами на саммите, - участие в миротворческих операциях. В Беларуси сейчас создается юридическая база для этого. Принят новый закон. Осуществляется дальнейшая проработка нормативной базы. Белорусские подразделения, которые, кстати, уже готовятся, смогут принимать участие в миротворческих операциях. Таковы направления, на которых мы практически, прагматично могли бы взаимодействовать с НАТО, являясь донорами безопасности.

- Беларусь разными путями обеспечивает свою безопасность. В том числе прибегает, скажем так, к "коллективному методу" - входит в ОДКБ, строит военный союз с Россией. И в то же самое время сотрудничаем с НАТО. Какой баланс между всеми этими организациями?

- Мы исходим из принципа, что в современном мире не должно быть внешней политики, основанной на балансе сил. Это устаревшая формула. Баланс сил - значит, противостояние, стенка на стенку. Беларусь, являясь средней по масштабу европейской страной, не может себе позволить играть в такие геополитические игры. Особенность нашей ситуации в том, что для обеспечения собственной безопасности мы должны участвовать в коллективном обеспечении безопасности. Повторюсь, что НАТО является одним из важнейших факторов обеспечения безопасности на нашем континенте. Другим крупнейшим фактором являются Россия и иные государства бывшего СССР. И с теми, и с другими странами мы находимся в отношениях построения общей безопасности. Вместе с Россией мы формируем региональную группировку войск. Беларусь является членом Организации Договора о коллективной безопасности. И мы были в значительной степени инициаторами того, чтобы ОДКБ установила и поддерживала отношения взаимодействия с НАТО. На недавней сессии Совета коллективной безопасности на уровне глав государств, которая состоялась в Астане, был принят документ об отношениях ОДКБ и НАТО, инициатором и сторонником которых Беларусь является. Мы предлагаем, чтобы с организационной точки зрения был использован один из форматов, которые существуют в "Партнерстве". Условно назовем его "26+N", т.е. консультации, в которых участвуют все члены НАТО, плюс либо один, либо несколько других участников программы "Партнерство ради мира". Мы предлагаем, чтобы взаимодействие проходило по формуле НАТО+ОДКБ, и считаем, что это будет отвечать как интересам НАТО, так и интересам ОДКБ. А в конечном итоге - интересам безопасности в нашем регионе.

- Как этот документ приняли в Стамбуле?

- Это совершенно новый документ. Как я уже сказал, он был принят всего неделю назад. Сегодня на саммите о нем было заявлено членам НАТО. Мы надеемся и исходим из того, что НАТО просто не может отклонить такое предложение о сотрудничестве.

- Если посмотреть на географическую карту ОДКБ, то мы там обнаружим много "горячих точек", которые не находятся в непосредственной близости от Беларуси. Прямо скажем, очень далеко. Может, этот взгляд близорукий и вопрос бытовой, но - нам это надо, чтобы мы решали чужие проблемы вдали от собственных границ?

- Не следует путать две вещи: участие в обеспечении коллективной безопасности и непосредственное участие в конфликтах, которые могут возникать на территории стран-членов. Участвовать в организации коллективной безопасности необходимо, исходя хотя бы из того, что вместе мы сильнее, чем по отдельности. И в политическом, и в военном отношении. Хотелось бы обратить внимание на то, что в ОДКБ внешнеполитическая составляющая, с нашей точки зрения, а ее разделяет и наш главный партнер Россия, не менее важна, а может быть, еще более важна, чем военно-техническая. Внешнеполитическая - это совместная позиция государств-участников по ключевым внешнеполитическим вопросам. Что касается конкретно участия в конфликтах, то, поверьте мне, у участников ОДКБ, в том числе тех, которые, в отличие от нас, расположены поблизости от, как вы выразились, "горячих точек", достаточно сил, чтобы решать проблемы без непосредственного участия белорусских сил. Которое и не планируется.

- Из-за того, что все разговоры о миротворцах ведутся на саммите НАТО, обсуждается их участие в первую очередь в натовских операциях. Но белорусские миротворцы в соответствии с законодательством могут выполнять задания под эгидой любых организаций, в том числе и ООН, и той же ОДКБ?

- Совершенно верно. Миротворческие мероприятия могут осуществляться по разным линиям. И я уже ряд назвал. Закон, кстати, в первую очередь был рассчитан не на натовскую линию, а на ооновскую. Он носит универсальный характер. Раньше мы не имели права направлять свои подразделения выполнять такие задания, теперь имеем. И мы ведем соответствующую работу в ООН, проинформировали НАТО, и в ОДКБ об этом знают. Мы сейчас готовим эти контингенты.

- Отдельный контингент для каждой организации?

- Конечно, нет. На форме подготовленных военнослужащих не будет наклейки "Сделано для НАТО". Этот контингент будет "Сделан для Беларуси". Он будет являться нашим вкладом в ответственность за безопасность в мире. Использоваться он будет в зависимости от политического решения белорусского руководства. Появление подразделения белорусских миротворцев не будет означать, что если завтра в далекой латиноамериканской или африканской стране возникнет конфликт, то белорусский контингент будет туда направлен.

- Как скоро белорусы наденут голубые каски?

- Пока нужно говорить о том, когда они будут готовы примерить эти каски. На этот вопрос может ответить Министерство обороны.

- Тогда вопрос сугубо внешнеполитический, остро поставленный в Стамбуле. В Ираке состоялась передача власти. Некоторые государства уже возвращают своих послов в Багдад. Какие отношения в мирное время будет иметь с Ираком Беларусь, которая, как известно, была серьезно представлена в этой стране и экономически, и политически?

- Одно соображение бесспорно: Беларусь заинтересована в серьезных отношениях с Ираком, прежде всего экономических. Ирак - одна из ключевых стран в своем регионе, которая играет важную роль и в глобализирующейся экономике. Беларусь имеет свои позиции в Ираке. На белорусской технике работают в этой стране, знают наших специалистов. Поэтому мы проводим определенную работу и в Ираке, и с другими странами, для того чтобы наше присутствие в Ираке имело место. Замечу только, что передача власти состоялась лишь вчера. Еще рано говорить о ее непосредственных результатах.

- Как вы считаете, политические контакты со свергнутым руководством Ирака сыграют свою роль? 

- Отмечу, что у нас были контакты со страной, расположенной на карте мира и имевшей свое законное правительство. Другого руководства в Ираке не было. И сейчас мы будем взаимодействовать с той страной, которая будет представлена на карте. Но пока ей необходимо сформироваться. А интерес у Беларуси есть.

- Есть ли информация об ответной заинтересованности?

- Я частично уже ответил на этот вопрос, когда говорил о белорусской технике и специалистах. Является ли это сейчас абсолютно приоритетным для нового правительства Ирака? В настоящий момент, наверное, нет. Им пока нужно разобраться в собственном доме. Но, бесспорно, наступит момент, когда будет проявлен интерес к установлению международных связей. Мы должны быть к этому готовы. Мы и готовимся.

- На саммите шли две параллельные дискуссии - по Ираку и Афганистану. Ситуация в этих странах похожа. И схожи пути этих стран к "разбитому корыту". Какой вывод можно сделать по итогам этих дискуссий? Куда пойдут эти страны дальше?

- На мой взгляд, говорить об одинаковых тенденциях затруднительно. Кроме того факта, что ситуация нестабильна в обеих странах. Другие параллели - исторические и т.д. - достаточно сложно провести. Но выводы, безусловно, делаются. В нашем понимании они следующие: предпринимая политическое и военное вмешательство, следует думать о последствиях. Более чем сложная ситуация и в Афганистане, и в Ираке показывает, что эти шаги были недостаточно продуманы. И сейчас народы этих стран, а также мировое сообщество платят слишком высокую цену.

- В Стамбуле было заметно, что эти уроки усвоены?

- Хотя это и не звучало публично, но мне кажется, что мыслительные процессы идут именно в этом направлении.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ