Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №102(15.07.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


www.nmn.by,
12 июля 2004

Грузинский тупик и белорусский «тромб»

Андрей Суздальцев (Минск)

В летнее время, под тенью акации

Приятно мечтать о дислокации.

Козьма Прутков

Война - всего лишь трусливое бегство от проблем мирного времени.

Томас Манн

25 апреля текущего года  известный деятель ЛДПР и депутат Государственной Думы РФ    Алексей Митрофанов  беседовал в прямом эфире телевизионного канала  RTVi  с  журналистом Матвеем Ганапольским.  Традиционное обсуждение  политики Кремля было прервано телефонным звонком  из Грузии. Бывший житель Абхазии, а ныне беженец, спросил депутата: « Когда, по мнению господина Митрофанова, можно будет грузинским беженцам  вернуться в Сухуми, к родным очагам». Ответ последовал мгновенно: «Никогда. Вы проиграли войну».  

За последние тринадцать лет Грузия действительно много проиграла. Страна лишилась огромных дотаций из союзного бюджета, местный вариант старого, как мир, лозунга «Грузия для грузин» привел к череде межнациональных конфликтов и, как следствие, к отколу от Тбилиси автономий, экономика страны  стремительно вернулась в доиндустриальную эпоху, более миллиона грузин покинули Родину, подавшись на заработки  в Россию. Страна погрязла в коррупции, криминале, нищете, ее города и села неделями жили и живут без света и газа.  К началу 2004 года Грузия лишилась даже убогого подобия  бюджета. Кто-то контролировал  поставки хлеба, кто-то газа, а кто-то сотовую связь и т.д. Появились и территориальные владыки.  Страна неуклонно сползала в классический феодализм. Самым богатым человеком Грузии до недавнего времени был  глава полунезависимой Аджарии господин Абашидзе. У него был собственный порт – Батуми, который давал огромные по масштабам Грузии деньги.

У Тбилиси никогда не было денег. В принципе. Это стало традицией еще со сталинских времен. Иосиф Виссарионович даже освободил свою «малую» родину от подоходного налога. Так что после «революции роз» и президентских выборов 4 января новой власти ничего не оставалось, как начать  с походов в прямом телевизионном  эфире спецподразделений полиции по виллам коррупционеров. «Зрелище» было обеспечено, но «хлеба» больше не стало.  Зато внешне весь это грузинский вариант «маски-шоу» очень напоминал  методы другого президента с просторов СНГ, который  взвалил на себя еще более тяжкое бремя, чем его грузинский коллега – объединить славянский мир.  Когда лидер Грузии  взял на вооружение принцип выкупа от криминального расследования, то сходство стало абсолютным. 

Тем не менее, несмотря на переброску миллионов долларов, вырученных за сдачу в аренду тюремных камер, на счета пенсионного фонда,   страна продолжала  находиться в стадии банкротства.   Взятие господином Соросом грузинских министров на содержание не имеет аналогов  в мировой истории. Деньги мог дать только транзит, но если нефтяной в виде трубопровода «Баку – Джейхан» еще ждать и ждать, то Батуми был рядом. Тбилиси никогда не мог согласиться с приватизацией  аджарского транзита. Так что  поход на Батуми Михаила Саакашвили  был неизбежен.  Началось «объединение страны» по принципам пациента профессора Преображенского.

В Москве все прекрасно поняли. Появление в Батуми, а затем в Тбилиси, а потом снова в Батуми, а потом…О, Господи, опять в Тбилиси мэра российской столицы говорило  только об одном:  Абашидзе был готов откупиться от осатаневшего без финансовой подпитки Михаила Саакашвили. Но президент Грузии не стал торговаться и потребовал все. Он, между прочим, по словам  жены, никогда не страдал отсутствием  аппетита и является сторонником теории, что если враг пытается вступить в переговоры, то это признак его слабости и,  в данном случае, глупо  надеяться на снисхождение. Между прочим, это очень распространенная  в южных странах народная мудрость, нашла своих приверженцев и далеко на севере -  в столице независимого белорусского государства.

Натиск на Батуми – первый кризис  стихийно сложившегося  американо-российского плана реанимации грузинской государственности. Здесь требуется кое-что напомнить из недавнего прошлого этой закавказской страны.

В Грузии второе десятилетие процветает  затяжной и безнадежный социально-экономический кризис. Правительство Э. Шеварднадзе  было недееспособно. Сам «Серебристый лис» стал олицетворением недоговороспособности и вероломства. За годы своего президентства он не выполнил ни одной договоренности, как  с грузинскими политическими силами, так и с международными партнерами.  Истины ради, стоит отметить, что господин Шеварднадзе все-таки не был диктатором.  Оппозиция в стране была приучена к легальности и всегда имела доступ к СМИ, включая электронные. Ее жаркие разборки с властью, включая уличные побоища,  никого не удивляли и считались традициями  грузинской политической борьбы.

Во второй половине 2003 года сначала  в Вашингтоне, а затем в Москве пришли к выводу, что если и дальше позволить Эдуарду  Шеварднадзе заниматься  политическим наперстничеством, то остатки Грузии придется не только брать на содержание, но и вводить «голубые каски». До «натовских» «голубых касок» рукой подать, но они турецкие. Для грузин это  неприемлемо.  Для сравнения, такой вариант для нас был бы равнозначен  вводу на территорию Беларуси германского «миротворческого контингента». Естественно, в случае  неконтролируемого кризиса, страна и так имеющая на своей территории четыре российские базы, а также мощную российскую  базу в соседней Армении, однозначно попадала под контроль МО РФ. 

Первоначальный успех оппозиции был во многом связан с переориентацией на нее Вашингтона. На данном этапе солидный вклад в «революцию роз» внес посол США. Но дальше драки в парламенте дело не продвинулось. Богатые США все-таки за океаном, а российские базы под Тбилиси, да и газ с электроэнергией поступают в страну не из Техаса. Кремль, после некоторой паузы, встал на сторону оппозиции и переворот состоялся. Между прочим, такой резкий шаг  Москвы просто ужаснул официальный Минск. Не иначе, как «предательством» это решение  В. Путина в кабинетах белорусских властей и не называли.

Жесткая реакция Минска имела основания. Обратимся за  комментариями к известному американскому ученому Ариэлю Коэну, научному сотруднику "Heritage Foundation":

« … грузинская революция может стать моделью для устранения диктаторских режимов в других государствах бывшей советской империи. В Беларуси и Туркмении, возглавляемыми диктаторами Александром Лукашенко и Туркменбаши, демократические лидеры могут усвоить уроки грузинских событий, точно так же, как г-н Саакашвили и его друзья усвоили уроки сербской революции, в ходе которой был свергнут Слободан Милошевич (Slobodan Milosevic). Тогда в Белграде, как и в Тбилиси, массовые протесты продемонстрировали политическую нелигитимность старых режимов и стали причиной их устранения». Так что белорусскому руководству было от чего всполошится. А. Лукашенко пришел к выводу, что  он на очереди.

По мнению автора этих строк,  грузинская «революция роз» в немалой степени повлияла на появление в 2004 году в политике белорусских властей новых моментов.  Беларусь вдруг была объявлена европейским экономическим «тигром», который развивается в рамках собственной, «глубоко продуманной», белорусской  экономической модели. Попутно смолкли все традиционные стенания об экономических потерях, которые понесла страна из-за распада  Советского Союза. Так что, у всех должно было сформироваться мнение, что  социально – экономического кризиса в Беларуси  нет.

Кроме того, исчезли упоминания о белорусах, как о «русских со знаком качества». Взамен стал подчеркиваться многонациональный характер белорусского общества.

В немалой степени  учитывая уроки «революции роз», власть поставила оппозицию на грань легитимности. В принципе, еще один угрожающий шаг  в ее сторону  и оппозиция начнет переход  в подполье.  Власть это понимает и такого шага не делает, так как  наличие в стране оппозиционного подполья  не только окончательно вышвыривает страну из Европы,  но и  стимулирует  внутри оппозиции смену  руководства.  Новые лидеры – подпольщики   для  властей страшнее Вашингтона и Москвы вместе взятых. 

В немалой степени  судьба Э. Шеварднадзе  повлияла и на  волю А. Лукашенко к  борьбе за свое собственное политическое бессмертие.  И если  уже больше полугода мастера белорусского официоза  с белорусского телеэкрана всячески третируют грузинскую «революцию роз», то это только подтверждает мнение, что  над письменными столами  высшего белорусского руководства незримо витают  образы поверженных   «Серебряного лиса» и «аджарского князя».

Кстати,  об Аджарии.  Во время «овладевания» Батуми М. Саакашвили продемонстрировал себя  рачительным  трофейщиком -  движимое и недвижимое имущество, принадлежащее клану Абашидзе, было заботливо пересчитано и оценено. Попытки мародерства жестко пресекались.

Грузия ликовала.  Первый этап «восстановления единства» страны  оказался выигранным, «интеграция» с богатой автономией успешно завершена.  Война на пути  нефтепровода «Баку – Джейхан»  так и не возникла, что вызвало открытое одобрение  в Вашингтоне.  Интересы  российского бизнеса тоже пока не пострадали. Недоумевал только Минск. Белорусские власти уже предвкушали  появление новой  «горячей точки», в которую провалится весь авторитет российского президента, а тут  все закончилось ночной беседой Иванова и  Абашидзе. Между прочим, учитывая неплохие личные отношения Сергея Иванова и Александра Лукашенко, можно не сомневаться, что белорусский лидер прекрасно осведомлен о тех доводах, которыми  Москва загнала  «аджарского князя» в салон самолета.  

Но и самое главное – конфликт между Батуми и Тбилиси не был этническим. Аджарцы – это те же грузины, как мигрелы и сваны. Напротив, в  ситуации с Южной Осетией  присутствует застарелый столетний  межнациональный конфликт.

Анализируя «осетинский» кризис, можно в очередной раз  убедиться, что в основе любого межэтнического кризиса лежит  конфликт финансово-экономических интересов.  Судьбою грузинам было определено, чтобы их транзитные пути контролировали автономии. Но если  аджарцы контролировали «южный», турецкий транзит, то осетины твердо держат в своих руках «северный», российский.

За годы непризнанной  независимости Цхинвали превратился в крупный транспортный узел Закавказья.   Контролируя Рокский перевал, осетины «держат» доставку в Восточную Грузию  российских товаров, включая стратегических – топливо и продовольствие.  Отправить в Россию дары грузинских полей оказалось возможным только через посредничество осетин. Появились целые регионы, специализирующиеся на  оптовых сделках и транскавказских перевозках.

Тбилиси не может не раздражать, что  Цхинвали  оставляет в своем бюджете транзитные пошлины от критически важного для Грузии  российского направления.  Кроме того, логика  борьбы за «восстановление  территориального единства» после успеха на юге ведет Грузию к принятию силовых решений на севере. М. Саакашвили понимает, что внутриполитическая ситуация в стране не дает ему передышки. Он обязан совершать победы. Но победа над Цхинвали означает победу над Россией. Обозначился второй кризис российской политики в Грузии.

Президент Саакашвили, являясь прирожденным  демагогом,  встал на старую дорожку  стравливания  на грузинской почве  интересов великих держав, то есть  занялся тем, к чему всегда тянется душа белорусского президента. Но у  А. Лукашенко просто места для маневра на порядок меньше – Союзное государство мешает, да и портов у него нет.

М. Саакашвили  не являлся  согласованной с Москвой кандидатурой на пост президента Грузии. Кремль просто присоединился к наиболее динамичной стороне  политического конфликта, чем сделал ее победительницей.   Тем не менее, Москва  с первых дней существования нового грузинского правящего режима, проявляла терпение по отношению к постоянным антироссийским выпадам М. Саакашвили и  не скрывала надежд на то, что  Грузия  под руководством молодого президента войдет в стадию экономической стабилизации и станет интересным объектом для российских инвестиций.

М. Саакашвили никогда не скрывал, что страна существует во многом благодаря соседству с Россией. Приглашение на пост министра экономики  известного  российского олигарха Каху Бендукидзе  является не театральным жестом. Грузия действительно крайне заинтересована   в инвестициях, которые могут прийти  с севера. Упоминание новым главой грузинской экономики  в приватизационном контексте  батумского порта  вызвало прилив симпатий к Грузии в российской элите. Наметившиеся положительные тенденции  Россия не хотела бы терять. Ведь Грузия для России – геополитическая «матрешка». Если для Тбилиси Цхивали – ключ к северному транзиту, то для Москвы сама Грузия – южный транзитный узел.  Между прочим, в такой же степени Беларусь является  одним из сухопутных «портов»  на западной границе России со всеми вытекающими для себя последствиями. 

Вооруженный конфликт с Южной Осетией неизбежен, хотя уже на стадии  его развертывания он продемонстрировал свою бессмысленность. Стараясь сконцентрировать  в руках Тбилиси  все финансовые ресурсы страны, власти будут стремиться ликвидировать транзитного посредника  на грузино – российской границе путем  конфликта с самой Россией.  Беда М. Саакашвили в том, что у его режима  политическая «колея» не совпадает с экономической. Учитывая  специфику современного политического режима в Грузии не приходится сомневаться, что политические  амбиции возьмут верх над экономической целесообразностью. Отключение 9 июля света по всей Грузии  явилось своеобразным предупреждением грузинскому президенту, который сейчас занят организацией поставки топлива и газа из  Ирана.  

Москве не нужна победа Тбилиси в Южной Осетии, как не нужен и разгром грузинского воинства в предгорьях  Кавказа. В последнем варианте Грузия рискует снова  вступить в стадию полураспада, что отделяет на десятилетия ее экономическое возрождение и превращает страну  в рассадник политической нестабильности у южных границ России. Все это стоит огромных денег и человеческих жизней.

Грузинская политика Москвы в кризисе. В тоже время, Москва  на грузинском «полигоне» отрабатывает  принципы своей  новой политики на просторах СНГ.  Именно здесь, на Кавказе, еще во времена Э. Шеварднадзе окончательно обанкротилась стратегия «проплаченного  союзничества».  Кремль на примере Тбилиси убедился в геополитической опасности  нахождения у власти полудемократических и откровенно авторитарных режимов. Но самый главный «грузинский» урок заключатся  в том, что Вашингтон является, конечно,  сильным игроком на политическом поле СНГ, но близоруким. США не в силах провести в странах СНГ ни одного своего сценария без согласования с Москвой. Но и Москва убедилась, что присоединение к чужому сценарию не приносит политических дивидендов. Любопытно, что неудовлетворенны остаются все стороны, каким-либо боком замешанные в назревших событиях. 

Политическая «зачистка» СНГ давно перезрела, но без механизма по согласованию интересов для ее осуществления не обойтись. Отсутствие системы согласованного решения судьбы геополитических «тромбов», а ныне их на территории СНГ три – Туркменистан, Беларусь и, по-прежнему, Грузия, ведет  к тупику. Дай Бог, если не к кровавому, как в случае с перестрелками в окрестностях Цхинвали.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ