Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №102(15.07.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


О военно-политической стратегии НАТО в Закавказье

Михаил Александров

Доклад на научной конференции: “Абхазия в контексте современных международных отношений“ 30 июня 2004‚ г. Пицунда‚ Абхазия

За прошедший год через страны Закавказья прокатилась волна кризисов. Весьма характерно, что все эти кризисы развивались примерно по одному сценарию. В ходе президентских или парламентских выборов местная оппозиция, поддерживаемая западными политиками и наблюдателями, заявляла о нарушениях в ходе выборов, а затем о их фальсификации. Это ставило легитимность новоизбранных властей под сомнение и давало оппозиции повод для организации массовых акций протеста, которые в ряде случаев напрямую финансировались из западных источников. При этом Запад оказывал на власти указанных государств сильное давление, с тем, чтобы они не применяли против оппозиционеров силу и дали возможность митингующим “реализовать их демократические права“. В итоге, осознав свою безнаказанность, оппозиционеры переходили от мирных митингов к попыткам захвата государственных учреждений и изгнанию законно избранных органов власти.

Наиболее полно данный сценарий был реализован в Грузии, где один за одним произошли два госпереворота – в Тбилиси и затем в Аджарии. В Азербайджане в октябре прошлого года после выборов Ильхама Алиева оппозиция вплотную подошла к тому‚ чтобы начать захват государственных учреждений. Однако решительное применение силы властными структурами и поддержка Алиева со стороны России, признавшей легитимность выборов, привели к поражению оппозиционного мятежа. В Армении президентские выборы вообще прошли в феврале 2003 года. Но о их результатах‚ вдруг‚ вспомнили только год спустя, то есть тогда, когда это стало нужно. В итоге вслед за Грузией оппозиционные выступления начались и в Армении. Однако решительные действия Кочаряна по разгону митинга 13 апреля, а также критика действий оппозиции некоторыми армянскими организациями и влиятельными армянами за рубежом привели к ослаблению оппозиционного напора и перехода противостояния в область политического диалога. Исключением из этого правила явились лишь последние события в Южной Осетии, где сценарий “бархатной революции“ не сработал. Но вполне понятно, что и этот кризис был вызван продолжением все той же политической линии, которая проявилась во время переворота в Тбилиси.

Связь между этими кризисами становится очевидной, если рассматривать их в контексте глобальной стратегии США. В последнее время одним из ключевых элементов этой стратегии стало установление контроля над Закавказьем. Эта цель была обозначена некоторыми американскими военными и экспертами в конце прошлого года и подтвердилась конкретными действиями администрации США в регионе. Приоритетна роль этого региона объясняется тем, что именно через Закавказье может быть обеспечена стратегическая смычка между Черным и Каспийским морями и выход НАТО в Центральную Азию. Почему именно сейчас? Потому, что для этого созрели предпосылки. Их три: усиливающаяся Россия, укрепляющий свое влияние Китай и непокорный Иран.

Что касается западного альянса, то его экономические позиции в последнее время заметно пошатнулись: В США нарастает экономическая нестабильность, а Западная Европа пребывает в экономической стагнации. Добавляет проблем и прием в Евросоюз новых членов. В полной мере проявилась зависимость западных экономик от поставок энергоресурсов извне в условиях, когда развивающиеся экономики Азии требуют все больше энергоресурсов на свои нужды. Между тем, нестабильность на Ближнем Востоке препятствует полномасштабной реализации энергетического потенциала этого региона в интересах Запада. Одновременно, неудачи США в Ираке развеяли миф о несокрушимости американской военной машины. Итоги иракской кампании породили сомнения в способности западного альянса вести серьезные боевые операции в Евразии, не прибегая к тотальной войне. Эта слабость Запада подталкивает его к стремлению как можно дальше отодвинуть линию конфронтации с потенциальными соперниками и по-возможности не допустить укрепления этих соперников, путем создания санитарного кордона или внутренней дестабилизации. Немаловажно и то, что сейчас имеется и благовидный предлог для проникновения НАТО в этот регион – это борьба с международным терроризмом. Хотя понятно, что для такой борьбы военные базы США в Закавказье совершенно не нужны.

Первой мишенью этой политики является Иран. Известно, что США рассматривают Иран, как одну из стран, поддерживающих международный терроризм. Но понятно, что это – только предлог. Главное, что Иран является влиятельной страной, не подконтрольной Вашингтону в стратегически важном районе Персидского залива. Для американцев – это как заноза, как кость в горле. Поэтому сломить Иран – для них один из важных геополитических приоритетов. Многочисленные “утечки“ информации в Вашингтоне даже упоминали возможность военной акции США против Ирана. И хотя такая возможность с учетом нерешенности проблемы Ирака, где оккупационные войска США и их союзников оказались втянуты в интенсивную партизанскую войну, представляется сейчас маловероятной, нельзя исключать, что США намерены готовить плацдарм на будущее. Более того, существует вероятность, что в США возобладала точка зрения о желательности дестабилизации Ирана невоенными средствами, в частности путем использования этнического фактора. В этом случае можно предположить, что ставка делается на использование азербайджанского этнического фактора в Северном Иране путем провоцирования сепаратистских настроений и развязывания межэтнического конфликта. С этой точки зрения плацдарм в Азербайджане представляется идеальным местом для осуществления такого рода деятельности.

Более того, США крайне заинтересованы в экономической изоляции Ирана, в особенности от поставок туда передовых технологий, оборудования и материалов из России и других стран через Россию. Не случайно в ходе недавнего визита Министра обороны США Рамсфельда в Баку обсуждался вопрос о создании там американской станции контроля над морским пространством Каспия, по которому идут основные перевозки из России. Теоретически США могли бы наладить электронное слежение, позволяющее контролировать по-крайней мере наличие радиоактивных материалов, а может быть даже узлов и компонентов оборудования, поставляемого в Иран. Понятно, конечно, что такая станция вполне пригодна для электронной разведки и могла бы быть использована для сбора информации на территории Северного Ирана, да и на территории России. Более того, можно предположить, что, в случае войны с Ираном, США могли бы использовать такую станцию для наведения на цель средств воздушного нападения.

Нельзя не видеть, что действия США против Ирана противоречат интересам России. Для России нежелателен ни американский электронный контроль в бассейне Каспийского моря, ни тем более возможность США перехватывать торговые суда на Каспии. Не выгодно России и ослабление Ирана, так как это – одно из немногих государств, проводящих независимую от Запада внешнюю политику. Особенно важно, что Иран сдерживает американские амбиции в Центральной Азии, районе имеющим существенное значение для российских интересов безопасности.

Второй целью США является подрыв военно-политического влияния России в Закавказье и Центральной Азии и установление в этих районах своего военного присутствия. Такое присутствие позволило бы западному альянсу оказывать поддержку этническому сепаратизму не только на Северном Кавказе, но также в Татарии, Башкирии, Бурятии, Туве и других районах России с этнически разнородным населением. Причем, у России оказались бы связаны руки для силового противодействия проникновению вооруженных банд и финансирования из сопредельных государств, так как они фактически оказались бы под военным протекторатом США. По мере укрепления внутреннего экономического положения и политической стабильности в России, усиления ее международного влияния, этот элемент стратегии западного альянса приобретает все более отчетливые очертания. Ведь понятно, что зажатая в корсет этнических конфликтов, Россия будет просто не в состоянии влиять на мировую политику в других регионах, противостоять американскому гегемонизму и даже полноценно отстаивать свои экономические интересы.

Наконец, третьей, наиболее отдаленной, но не менее важной целью военно-политической стратегии США в Закавказье является создание стратегического коридора в Центральную Азию, рассматриваемую как плацдарм для дестабилизации Китая. Именно Китай рассматривается Вашингтоном как нарождающаяся сверхдержава и главный геополитический конкурент в 21-ом веке. Между тем, создание плацдарма в Центральной Азии для дестабилизации Китая выгодно с той точки зрения, что этот регион соприкасается с Синьцзян-Уйгурским автономным округом, где сильны сепаратистские настроения. Установление контакта с уйгурским сепаратистами, их финансирование и вооружение может рассматриваться Вашингтоном, как выигрышная перспективная стратегия против Китая.

Избранные США методы закрепления в регионе являются традиционными для этой страны. Кто читал роман О'Генри “Короли и Капуста“‚ должен быть знаком с методикой государственных переворотов, которые организовывались в странах Латинской Америки. Новым является лишь перенесение этих методов в СНГ - зону жизнено-важных интересов России. То есть ставка делается на приход к власти своих людей при финансовой и политической поддержке. Законность переворотов не очень волнует западных спонсоров. Победителей не судят. Скорее, наоборот, они судят проигравших. Более того, победители широко открывают свои двери для проникновения в регион НАТО, для создания на своей территории натовских баз.

Но даже если переворот не удался, как это случилось в Азербайджане и Армении, то от такой дестабилизации НАТО – тоже польза. Дело в том, что дестабилизация режима делает его уязвимым для внешнего давления, а лидеров более уступчивыми к западным требованиям. Иначе Запад грозит оказать полномасштабную поддержку оппозиции и ввести против непокорных лидеров различные санкции. Не случайно, например, поддержка антиалиевской оппозиции сопровождалось возрастающим давлением на Азербайджан, чтобы получить согласие на развертывание американских военных баз в этой стране. В начале ноября 2003 года заместитель командующего войсками США в Европе генерал Чарльз Уолд высказался в том смысле, что в охране нефтепровода Баку - Тбилиси - Джейхан планируется задействовать военнослужащих США и НАТО. Отвечая на вопросы американской газеты “Дефенс Ньюз“, генерал Уолд заявил о том, что Азербайджан числится в списке стран, в которых могут быть созданы базы США. Как отметил Уолд, одна из будущих задач американских военных - патрулирование и обеспечение безопасности нового трубопровода в Азербайджане. "Большая часть нефти и газа идет в Западную Европу, и потому защита этих путей должна быть в интересах США и НАТО…. Это вообще миссия НАТО", - заявлял Уолд.

В конце ноября генерал Уолд лично посетил Закавказье. На пресс-конференции в Ереване 19 ноября он заявил, что "исходя из сложившейся в мире ситуации, у США появилась возможность найти партнеров в тех регионах, где их у нее никогда не было". "В число этих партнеров входят и страны Южного Кавказа", - отметил он. Следующим пунктом визита Уолда был Баку. Там он заявил, что США хотят довести сотрудничество в военной сфере с Азербайджаном "до самого высокого уровня".

Чуть более чем через две недели в Баку наведался министр обороны США Дональд Рамсфельд. 3 декабря он был принят президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. На брифинге для журналистов после окончания беседы Рамсфельд сообщил, что в ходе встреч с министром обороны и президентом Азербайджана состоялся обмен мнениями о расширении сотрудничества в рамках программы НАТО "Партнерство во имя мира". Кроме того, были рассмотрены вопросы двустороннего военного сотрудничества и, в частности, проблемы "усиления контроля на морских границах Каспия". Цель этих консультаций - оказание содействия Азербайджану в повышении его способности пресекать незаконную транспортировку оружия массового поражения, обычных вооружений, а также наркотиков. Кроме того, на встрече шла речь о сотрудничестве военно-морских сил двух стран с целью противодействия угрозе терактов против энергетических объектов и инфраструктуры на море.

Отвечая на вопрос, намерен ли Вашингтон разместить свои базы в Азербайджане, шеф Пентагона сказал, что "если в Азербайджан и будут направлены американские солдаты, их будет немного. Новая концепция глобального военного присутствия США предполагает создание небольших мобильных групп вместо размещения больших группировок войск в статическом состоянии“. Таким образом‚ Рамсфельд фактически подтвердил желание США создать военное присутствие в Азербайджане.

Министр обороны Азербайджана Сафар Абиев, также участвовавший в пресс-конференции, пояснил, что на переговорах были затронуты вопросы региональной безопасности, обеспечения безопасности нефтепроводов и борьбы с терроризмом. На вопрос, будут ли размещаться в Азербайджане американские базы, Абиев сказал, что решение подобных вопросов - не уровень министра обороны. В то же время он добавил, что в будущем правительство Азербайджана, возможно, рассмотрит подобные вопросы, но каким будет результат, сказать трудно.

Вслед за Азербайджаном Рамсфельд 5 декабря нанес визит в Грузию. Рамсфельд сообщил, что были обсуждены вопросы текущего военного сотрудничества, в частности, программа "Обучение и Оснащение" и подчеркнул, что "США окажут дальнейшую поддержку безопасности, независимости и территориальной целостности Грузии. Выразив надежду на то, что в дальнейшем отношения Грузия-США укрепятся, Рамсфельд заявил, что "Грузия является надежным другом Запада" и назвал “правильным выбором“ стремление Грузии вступить в НАТО. Рамсфельд также напомнил, что государственный секретарь США Колин Пауэлл на днях призвал Россию выполнить свои обязательства по договоренностям Стамбульского саммита ОБСЕ и вывести свои военные базы из Грузии. В ходе визита Рамсфельд объявил о начале нового этапа программы "Обучение и Оснащение".

Знаменательно, что к моменту визита Рамсфельда в Грузии уже сменилась власть. Государственный переворот, состоявшийся в этой стране 24 ноября 2003, привел к власти триумвират молодых прозападных лидеров – Саакашвили, Жвания и Бурджанадзе. Переворот этот состоялся при прямой поддержке и участии США, а посол США в Тбилиси Майлз, сыграл в этих событиях чуть ли не ключевую роль. Майлз также принимал активное участие в разработке и осуществлении операции по свержению законного лидера Аджарии Аслана Абашидзе.

Вполне понятно, что страны Закавказья тоже имеют определенные интересы по развитию военно-политического сотрудничества с НАТО. Причем, для каждой из этих стран существуют разные границы, определяющие желаемые объемы такого сотрудничества. Так, все три страны Закавказья принимают участие в мероприятиях в рамках программы НАТО "Партнерство во имя мира". С другой стороны, существуют явные отличия в планах трех государств по интеграции в структуры НАТО. Например, Грузия неоднократно и на самом высоком уровне заявляла о своем намерении полностью вступить в НАТО. Армения, напротив, никогда не заявляла о таком намерении. Что касается Азербайджана, то его руководство ограничивалось лишь немногочисленными заявлениями о желательности вступления в НАТО, которые делались на довольно низком политическом уровне. А после нормализации российско-азербайджанских отношений в ходе первого визита президента Путина в Баку, подобные заявления со стороны Азербайджана вообще прекратились.

Совершенно очевидно, что на первых этапах независимости и Грузия, и Азербайджан использовали про-натовскую риторику с целью оказания давления на Россию, пытаясь заставить ее пойти на определенные политические или экономические уступки. Кстати, в Азербайджане вскоре после прихода к власти Гейдара Алиева довольно быстро поняли, что такой шантаж может оказаться контрпродуктивным и только испортить отношения с Москвой. В Грузии же эта линия продолжается до сих пор. После отставки Эдуарда Шеварднадзе, новое руководство страны фактически продолжило его линию. Так Нино Бурджанадзе заявила 2 декабря, в ходе ее визита в Маастрихт на 11-ю встречу министров иностранных дел ОБСЕ : "Наш политический курс, который мы выбрали 10 лет назад, остается прежним: членство в НАТО, в Европейском Союзе, хорошие отношения стратегического партнерства с США". Что касается Армении, то она сразу же выбрала другой путь, пойдя на военный союз с Россией и став полноправным членом Договора о коллективной безопасности СНГ. Это позволило Армении надежно обеспечить свою безопасность в сложном геополитическом окружении и при наличии конфликта в Нагорном Карабахе.

Другой фактор, который толкает Азербайджан и Грузию на военно-политическое сотрудничество с США и НАТО является расчет на помощь Запада в решении национально-территориальных конфликтов на своей территории. Для Азербайджана – это проблема Нагорного Карабаха. Для Грузии – Абхазии и Южной Осетии. Расчет делался на то, что экономическое и политическое давление Запада обеспечит уступчивость непокорных регионов и их  предполагаемых спонсоров в лице Армении или России. Однако, чтобы подтолкнуть Запад к оказанию такого давления, необходимо что-то предложить взамен. И многочисленные реляции о лояльности и готовности на всемерное военное сотрудничество должны были послужить таким стимулом. Надо сказать, что эти расчеты оказались в значительной степени верны, по крайней мере, в отношении Грузии. Мы видели, что Запад активно помогал Саакашвили свергнуть Абашидзе. Запад также занял предвзятую позицию в отношении нарастающего конфликта в Южной Осетии, что видно по предвзятым действиям ОБСЕ и различных западных эмиссаров, посещающих регион. Можно предположить, что такую же позицию Запад займет и в Абхазии.

В известном смысле, фактор национально-территориального конфликта определяет и позицию Армении, пошедшей на определенные ограниченные формы военно-политического сотрудничества с США и НАТО. Для Армении важно не антагонизировать США и НАТО, дабы не допустить односторонней поддержки Азербайджана со стороны Запада в нагорно-карабахском вопросе. По словам министра иностранных дел Армении Вардана Осканяна, в основе стратегии Армении в области безопасности лежит так называемая “комплементарная политика“. "Наши отношения с Вашингтоном с каждым годом активизируются и вычерчивают новые, все более высокие рубежи взаимовыгодного сотрудничества, в том числе и в военной сфере. Однако это обстоятельство не мешает Еревану укреплять стратегическое партнерство с Россией - как с главным своим союзником", - подчеркнул он. Благо, мощная армянская диаспора в США позволяет Армении эффективно лоббировать свои интересы, несмотря на попытки американских силовых ведомств вкупе с нефтяными компаниями сделать однозначный выбор в пользу Азербайджана.  В итоге, военно-политическое сотрудничество Армении с США и НАТО, несмотря на его интенсивность, носит главным образом консультационный характер, в котором не просматривается угроза военно-политическим интересам России в Закавказье.

Другим видом военного сотрудничества Армении с НАТО и США является закупка некоторых видов вспомогательного военного снаряжения. Например, министр обороны Армении Серж Саркисян в интервью газете “Известия“ 8 декабря сообщил, что в ближайшие 2-3 года Армения намерена провести модернизацию средств связи в основном за счет закупок в США. Армения также получает от Вашингтона небольшую финансовую помощь на военные нужды (около 4 млн. долларов в год), которая, скорее всего, расходуется на приобретение военных товаров и услуг в самих США. В тоже время, комментируя вопрос о возможном вступлении Армении в НАТО, Саркисян дал понять, что у Армении таких планов нет. “Пока в повестке дня такого вопроса не существует, - подчеркнул Саркисян, - Речь идет о развитии отношений с НАТО, которые мы считаем составной частью национальной безопасности Армении... И все же я хотел бы особо подчеркнуть, что Россия - наш главный стратегический партнер. В условиях меняющихся геополитических приоритетов в Закавказье Россия всегда может положиться на Армению“.

Наконец, третьим фактором, обусловливающим заинтересованность стран Закавказья в военно-политическом сотрудничестве с США и НАТО является неспособность этих стран самостоятельно создать дееспособные вооруженные силы. Если Армения в этом вопросе успешно воспользовалась помощью России, то Азербайджан и Грузия, после приобретения независимости, сильно испортили отношения с Москвой. В итоге они оказались отрезанными от единственного источника поставок вооружений и военной техники по сходной цене, а также от базы подготовки квалифицированных военных кадров. Как вскоре оказалось, создание дееспособных национальных армий – вещь довольно дорогая, и без внешней помощи ни Тбилиси, ни Баку обойтись не смогли.

Как признался Эдуард Шеварднадзе, когда он еще занимал пост президента Грузии, без помощи США в Грузии не было бы ни пограничных войск, ни вообще вооруженных сил. В бюджете США на 2004 г. только на закупку американских вооружений Грузии выделяется 10 млн долларов. (Такую сумму получит в будущем году из других стран СНГ только Узбекистан). А реализация программы "Обучение и оснащение" обходится Вашингтону в 77 млн долларов в год. Действие программы "Обучение и снаряжение" должно было завершится в мае 2004 года, но в свете последних событий в Грузии оно было продлено на неопределенный срок.

В обмен на американскую помощь Грузия создала правовую базу для развертывания американского военного присутствия на своей территории. Весной 2003 года грузинский парламент ратифицировал документ о военном партнерстве с США. Согласно этому документу американские военные избавлены от консульских формальностей, въезжая или выезжая из Грузии, и имеют право ввозить туда оружие. Однако, полномасштабное развертывание американского военного присутствия в Грузии сдерживается наличием на территории этой страны российских военных баз, расположенных в Батуми и Ахалкалаки. Отсюда – наиболее приоритетная задача США – выдавливание российских баз из Грузии в возможно кратчайшие сроки. Однако до последнего времени этому мешал фактор неподконтрольности Аджарии и Джавахетии Тбилиси. Не случайно американские спонсоры Саакашвили поставили первым приоритетом свержение Аслана Абашидзе и это им удалось. Что касается Джавахетии, то методы запугивания, применяемые Саакашвили в отношении национальных меньшинств, видимо, возымели эффект и автономистские настроения там сейчас поутихли. Так, что можно полагать, что и в Аджарии и в Джавахетии российские базы оказались без протекции местного руководства. В этих условиях ни что не мешает грузинским властям начать против контингента этих баз различные провокации тогда, когда оно посчитает это нужным с целью оказания давления на Россию в пользу скорейшего вывода этих баз из Грузии.

Что касается Азербайджана то до самого последнего времени основным проводником военно-политических интересов НАТО в этой стране выступала Турция. Это объяснялось тем, что прямое военное сотрудничество между США и Азербайджаном до 2002 года было блокировано 907 поправкой к Закону "О поддержке Свободы" Конгресса США. Принятая в 1992 году под давлением армянского лобби в Вашингтоне, эта поправка запрещала американскому правительству оказывать государственную помощь Азербайджану. Однако, ситуация резко изменилась после краткосрочного визита в Баку в декабре 2001 года министра обороны США Дональда Рамсфельда‚ которого сопровождали более 30 офицеров военного ведомства США. Он провел переговоры с президентом Гейдаром Алиевым и министром обороны Сафаром Абиевым. Глава Пентагона сообщил Алиеву о намеченной приостановке действия 907-й поправки и о намерении развивать американо-азербайджанское военно-техническое сотрудничество. Столь резкое изменение позиции США было вызвано переориентацией внешне-политических приоритетов на борьбу с международным терроризмом и прежде всего желанием Вашингтона получить азербайджанские воздушные коридоры для американских ВВС, участвующих в антитеррористической операции в Афганистане. Как сейчас стало очевидно‚ Пентагон имел и более долговременные планы в отношении Азербайджана и использовал сложившуюся международную ситуацию для начала военного проникновения в регион.

Уже 21 марта 2002 года министр обороны Азербайджана Абиев заявил о готовности предоставить США азербайджанское воздушное пространство и аэродромы. Это заявление предшествовало визиту в Баку 27-28 марта 2002 года заместителя министра обороны США Миры Рикардел. Его визит был посвящен определению приоритетов сотрудничества двух государств в военной сфере. В подписанном по итогам визита протоколе отмечалась необходимость максимального приближения национальной армии Азербайджана к стандартам НАТО, расширения возможностей азербайджанских военно-морских сил по обеспечению безопасности морских границ с Ираном, а также стандартизации систем контроля аэродромов и воздушного пространства. А уже 31 марта в США был снят запрет на поставку оружия в Азербайджан и Армению, наложенный в 1993 году из-за конфликта в Нагорном Карабахе.

По словам Миры Рикардел, политика США направлена на обеспечение надежного функционирования торговых и транспортных коммуникаций. Военное сотрудничество между США и Азербайджаном перешло, по его мнению, на "качественно новый этап", и Америка ожидает от этого "больших результатов". Как заявил Рикардел, его визит заложил основу для долгосрочного сотрудничества азербайджанского и американского военных ведомств. "США придают важное значение национальной безопасности, суверенитету и территориальной целостности Азербайджана", - отметил он.

Объем американской военной помощи Азербайджану в 2002 году составил - 4,4 млн. долларов. Она была направлена на укрепление военно-морского флота Азербайджана, перевод военной навигации и оснащение аэродромов оборудованием, соответствующим стандартам НАТО, а также на оснащение миротворческих подразделений для борьбы с международным терроризмом. По словам посла США в Азербайджане Роса Вильсона, 750 тыс. долларов этой помощи было предоставлено на изучение английского языка азербайджанскими офицерами.

В 2004 году в рамках двух программ США выделил Азербайджану 3,4 млн. долларов военной помощи. В рамках программы "Зарубежное военное финансирование" Азербайджан получил 2,5 млн. долларов. Данная программа предоставляет странам СНГ гранты и займы для закупок американского военного оборудования, включая вооружения, а также для оборонных услуг и профессионального военного обучения. Помощь предназначена для поддержки усилий этих стран в борьбе с терроризмом и создания "институтов, препятствующих возникновению терроризма". Баку также получил от американского правительства 900 тыс. долларов в рамках другой программы - "Международное военное обучение и подготовка". Эти средства предназначаются на оплату учебы и стажировку представителей зарубежных вооруженных сил, главным образом, в военных вузах и академиях США.

Нет твердой уверенности, что в Баку, и особенно в Тбилиси, в полной мере осознают опасность нынешней стратегии США в Закавказье для национальных интересов стран региона. Например, охрана трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан может выйти боком и Грузии и Азербайджану. Какие, например, могут быть у Баку и Тбилиси гарантии, что они смогут свободно устанавливать тарифы на прокачку нефти через свою территорию, если охрана трубопровода окажется в руках войск НАТО? Тем более, представим, что возникнет какая-либо кризисная ситуация на мировом рынке нефти. Тогда с мнением Баку и Тбилиси вообще никто не будет считаться. Более того, есть опасность, что оплата за содержание контингента войск, охраняющих трубопровод, будет в конечном итоге возложена на саму Грузию и Азербайджан. И счет за это может быть таким, что перекроет все доходы, получаемые от транзитных платежей.

Еще более опасным представляется ситуация, когда территория Азербайджана или Грузии превратится в плацдарм для враждебных действий в отношении соседних государств. Такая реализация геополитических амбиций США в регионе может обернуться подрывом стабильности в самих этих государствах. Например, использование территории Азербайджана для агрессии против Ирана, или поддержки сепаратистских настроений в иранском Азербайджане, наверняка, приведет к ответным действиям со стороны Ирана, которые могут обернуться для Азербайджана катастрофическими последствиями. Думается, что и Москва не останется безучастной, если со стороны Азербайджана будет осуществляться враждебная России деятельность, в частности электронный шпионаж и поддержка чеченских боевиков.

Не случайно, уже 4 декабря, то есть сразу же после визита министра обороны США Рамсфельда в Баку, представитель посольства России в Азербайджане заявил, что охрана морских границ в Каспийском море является прерогативой самих прибрежных государств. "Позиция России однозначна и недвусмысленна. Так как Каспий является внутренним морем прибрежных стран, то охрана морских границ является прерогативой самих этих государств, которые в услугах третьих стран не нуждаются", - отметил представитель посольства.

Затем последовало довольно резкое заявление посла России в Азербайджане Николая Рябова. На пресс-конференции 6 декабря он заявил, что Россия не допустит размещения американских войск в Азербайджане. Посол сказал, что есть "безответственные политики" и политологи, которые считают, что "затянув сюда американскую или другу иностранную военную базу, Азербайджан обретет огромный глоток счастья". "Я скажу совершенно конкретно: это линия, которая направлена на ущерб, на вред Азербайджану", - заявил Рябов. По его мнению, "никакая иностранная военная база проблему Нагорного Карабаха не решит. Наоборот, появление такой базы "отодвинет и очень серьезно решение данной проблемы". Кроме того, появление иностранной базы не улучшит отношения Азербайджана с его соседями, и, прежде всего, с Ираном и Россией. "Наконец, размещение военных баз на территории суверенного государства - это передача определенной части своего суверенитета в руки другого государства“. Рябов также отметил, что нет необходимости в том, чтобы трубопроводы охраняли иностранные войска, сославшись на позицию экс-президента Азербайджана Гейдара Алиева о том, что у азербайджанской стороны достаточно своих возможностей для такой охраны.

Примечательно, что каких либо комментариев в поддержку американских баз со стороны президента Азербайджана сделано не было. Напротив, в день приезда Рамсфельда 3 декабря заведующий отделом внешних связей администрации президента Азербайджана Новруз Мамедов выступил с опровержением информации о готовности Баку дать согласие на размещение баз США на своей территории. Мамедов сообщил журналистам, что оборонное сотрудничество между странами предопределено совместной борьбой с международным терроризмом, участием в миротворческих миссиях в различных регионах мира и мероприятиях в рамках НАТО. Ну, а в ходе визита в Москву Ильхама Алиева была подписана совместная декларация, где стороны взяли на себя обязательство не предоставлять свою территорию третьим государствам для создания военной угрозы друг другу. Это можно трактовать как отказ Азербайджана на данном этапе предоставлять свою территорию для базирования войск западного альянса.

Таким образом, единственной страной‚ активно потворствующей проникновению НАТО в Закавказье‚ является сейчас Грузия. Поэтому основная борьба за российские интересы будет сейчас разворачиваться как в самой Грузии, так и в сопредельных регионах – Абхазии и Южной Осетии. Понятно‚ что аннексия этих непризнанных государств устранит последние препятствия для вступления Грузии в НАТО. Поэтому борьба за независимость Абхазии и Южной Осетии является одновременно и борьбой за российские интересы безопасности в Закавказье.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ