Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Мнения
Поиск по мнениям
Статьи

Предыдущие >>
Текущая статья

25.11.2008 / Переговоры в Женеве: официальные лица без официального статуса

Руслан Харабуа


Итак, 19 ноября, в Женеве прошёл второй раунд переговоров по вопросам безопасности на Кавказе. Первый раунд, проходивший 15 октября, был сорван, во многом, благодаря вопросам процедурного характера. На этот раз, организаторам удалось избежать противоречий связанных с этим вопросом. Ими была найдена нейтральная формулировка, которая устроила Грузию, Россию и как не странно, Абхазию и Южную Осетию.

Не успели завершиться переговоры, сразу же последовали комментарий от оптимистических до умеренно пессимистических. К сожалению, вынужден присоединиться к тем, кто не выражает особой веры в будущий успех "грандиозного предприятия". Всё-таки, говорить о том, что был сделан "качественный скачок" пока ещё рано. Возможно, что в неблизком будущем это и произойдёт, однако на данном этапе, мы наблюдаем несколько иную картину. Вместе с тем, международные представители, положительно, оценили итоги прошедших переговоров. В частности, спецпредставитель Генерального секретаря ООН по Грузии Йохан Фербеке заявил, что был сделан "качественный скачок вперед". В свою очередь, представитель Европейского союза Пьер Морель назвал переговоры конструктивными, "большим шагом вперед", добавив, что они вошли в "полностью рабочую стадию". Возможно, выражать подобный оптимизм, в правилах, всех дипломатов.

Абхазская и югоосетинская стороны, хоть и были равноправными участниками процесса, они так и не стали официальными представителями, а принимали участие в рабочих группах в качестве неофициальных представителей.
Ранее, звучали заявления о том, что Абхазия и Южная Осетия должны принимать участие в женевских переговорах, как одни из равноправных участников процесса. Об этом говорил министр иностранных дел России Сергей Лавров. По его словам, Южная Осетия и Абхазия "могут участвовать во встрече в Женеве только в равноправном статусе, потому что эта встреча, предусмотренная договоренностями Медведева и Саркози и посвященная безопасности в регионе, без равноправного участия Южной Осетии и Абхазии не может быть продуктивной". В свою очередь, министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба подчёркивал, что только равноправное участие абхазской делегации будет способствовать прогрессу в переговорах.

Не дождавшись официального статуса, делегации Абхазии и Южной Осетии, довольствовались тем малым, что им было предоставлено, ведь вопрос равноправия, для них, является особо актуальным. Вместе с тем, абхазская сторона, отнюдь не опечалилась, подобной ситуацией, более того, абхазы выразили, как представляется неуместный оптимизм. Впрочем, остальные участники переговорного процесса, находились в том же статусе неофициальных представителей. В то же время, правовое положение, прошедших переговоров оставляет желать лучшего. Был придуман, своеобразный ход, который позволил посадить за стол переговоров, если можно их так назвать, все стороны этого загадочного процесса. Неформальный характер, то ли переговоров, то ли консультации, то ли дискуссии, учитывая то, что стороны участвовали как неофициальные представители, не имеющие формального статуса, не позволяет говорить о существенной значимости женевской встречи. И всё же, стороны намерены провести очередную встречу, в том же формате, в середине декабря, там же в Женеве. По всей вероятности, факт отсутствия официального формата переговоров, не столь сильно огорчает абхазскую и югоосетинскую стороны. А ведь, ранее, Абхазия настаивала на официальном статусе своих представителей. И фактически срыв переговоров первого раунда, состоялся, во многом, благодаря жесткой позиции абхазской стороны, чего на втором раунде переговоров, вовсе не наблюдалось. Кстати, грузинская сторона, не выступает против равноправного участия Абхазии и Южной Осетии, она ратует, против предоставления делегациям этих стран официального статуса, на что, те и согласились.
Переговоры проводились в рамках рабочих групп, а не на пленарном заседании.
Вместе с тем, принципиальные позиции сторон, после первого раунда, не претерпели каких-либо изменений.

Что касается официальной позиции грузинской делегации, которую возглавлял заместитель министра иностранных дел Георгий Бокерия, то она ставит вопрос о вводе в Южную Осетию и Абхазию международных полицейских сил, а также о «полном выполнении плана Медведева – Саркози», подразумевая под этим вывод российских войск с территорий бывших грузинских автономий. Такую же позицию занимает и администрация президента США, которая также выступает за размещение существенного числа международных военных наблюдателей не только в Грузии, но и в Абхазии и Южной Осетии. В свою очередь, европейские посредники проявляют солидарность с грузинскими представителями. Между тем, представители России, Абхазии и Южной Осетии отстаивали иную точку зрения.

Не совсем ясна ситуация складывающаяся вокруг российского контингента, находящегося непосредственно в Абхазии и Южной Осетии. На данном этапе, их пребывание там, уже никак не связано с миротворческой миссией. Российские миротворческие силы, исполнявшие свои обязательства в соответствии с возложенными на неё полномочиями Советом Глав Государств СНГ, в связи с возникшими новыми обстоятельствами прекратили осуществление своих миротворческих услуг. В настоящее время, российский воинский контингент, находящийся в Абхазии и Южной Осетии, осуществляет свои функции, уже на территории признанных стран, в соответствии с подписанными договоренностями между Россией и Абхазией, Россией и Южной Осетией. Между тем, грузинская сторона, настаивает на замене российского контингента международным. И потому, не совсем адекватны возражения абхазской и южноосетинской сторон, которые до сих пор считают, что российский воинский контингент, осуществляет миротворческие функции, в то время как, их пребывание на территории этих стран было закреплено президентами России, Абхазии и Южной Осетии. Обсуждать данный вопрос с третьими странами, как представляется не совсем корректно, а грузинская сторона требует вывода именно этих сил, которые в соответствии с договоренностями являются гарантами безопасности Абхазии и Южной Осетии. Странно, что ни российские, ни абхазские и южноосетинские представители не заявили, что это вопрос двусторонних отношений между странами и Грузия к данной проблеме никакого отношения не имеет, и эта проблема не подлежит обсуждению. Однако, грузинская сторона, всё-таки сумела навязать необходимую ей тематику переговоров, на которую, поочередно среагировали и российские, абхазские и южноосетинские участники дискуссий.

Кроме того, следует обратить внимание еще на одну существенную деталь, прошедших переговоров. Все участники второго раунда консультации, без исключения, были представлены в качестве экспертов, в том числе и представители так называемых автономных образовании Абхазии и Южной Осетии во главе с Малхазом Акишбая и Дмитрием Санакоевым. По всей вероятности, подобная форма проведения встречи была избрана неспроста.

Как представляется, такой завуалированный формат переговоров, предполагающий равноправие сторон, но с неформальным неопределённым статусом, наиболее предпочтителен грузинской стороне и европейским представителям, которые сумели настоять на данной форме дискуссий. Подобный формат, позволил посадить за стол переговоров участников от Абхазии и Южной Осетии. В то же время, руководители прогрузинских, так называемых автономных администрации Абхазии и Южной Осетии, без видимых проблем, становятся полноценными и равноправными участниками этого процесса. Прежде, официальные власти Абхазии и Южной Осетии, никогда не садились за стол переговоров с представителями так называемых автономии.

Не исключено, что подобная практика, станет постоянной в будущем, когда, так называемые руководители прогрузинских автономии, будут регулярными участниками всех последующих переговоров. А это, одно из вожделенных желаний властей Грузии. Между тем, власти признанной Абхазии и Южной Осетии остаются единственным легитимным источником, а представители их стран на переговорах, осуществляют должностные функции в своих странах.

Представители Абхазии и Южной Осетии, согласившись на такой формат переговоров, выразили свою солидарность с требованиями грузинской стороны, которая отнюдь не приемлет их участия в официальных переговорах. Потому, был придуман формат рабочих групп и нет сомнений в том, что Грузия и в дальнейшем будет настаивать именно на таком формате переговоров. Не исключено, что к будущей встрече, будет найден и какой-нибудь другой формат, вполне нейтральный, с которым будут согласны и Россия и Грузия, в этой ситуации Абхазия и Южная Осетия, также не откажутся от предстоящих переговоров.
Однако нет смысла проводить переговоры ради переговоров, имеет значение только то, что на этих переговорах должно быть подтверждение официального статуса. В этом смысле, Николай Силаев старший научный сотрудник Центра кавказских исследований МГИМО (у) МИД России, справедливо отмечает, отмечает, что нынешний статус представителей Абхазии и Южной Осетии на переговорах в обозримой перспективе пересмотрен, не будет. По его словам: "Главная задача Грузии состоит в том, чтобы сложившийся после войны в Южной Осетии статус-кво не был принят. Поэтому они будут до последнего бороться против официального статуса делегаций Абхазии и Южной Осетии и официальных приглашений для их представителей. Грузия Михаила Саакашвили не пойдёт на это никогда", - считает политолог.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ