Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №187(15.03.2008)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

КАЗАХСТАН



Казахстан – Евросоюз: перспективы энергетического взаимодействия

Андрей Грозин

По оценкам многих экспертов, как российских, так и зарубежных, Казахстан является неоспоримым лидером среди стран СНГ по темпам преобразования экономики и внедрения рыночных институтов.[1] Казахстан с постоянным ростом ВВП, снижающейся инфляцией является примером экономического успеха среди всех государств Центральной Азии. Этому способствовали создание четких гарантий частной собственности и соблюдения контрактов, эффективная приватизация, усиленное привлечение иностранного капитала, сохранение внутриполитической и социальной стабильности. Все это привело к высоким темпам экономического роста, в том числе, в энергетике. В рамках СНГ Казахстан уже вышел на второе место после России по размеру ВВП на душу населения по паритету покупательной способности.[2]

При этом развитие экономики Казахстана нельзя рассматривать в отрыве от многовекторной внешней политики, проводимой его руководством за годы независимости и направленной на экономическое сотрудничество с максимальным числом зарубежных партнеров. Например, в русле этого курса Казахстан активно участвует в основных интеграционных проектах на постсоветском пространстве и, более того, ряд из них был непосредственно инициирован президентом Н. Назарбаевым.

Экономическое взаимодействие Казахстана с другими странами разворачивается в различных измерениях, включающих финансовые трансакции, торговлю промышленными товарами и сельскохозяйственной продукцией, развитие транспортных проектов, обмен трудовыми ресурсами и т.п. Тем не менее, «центр тяжести» внешнеэкономической активности Казахстана до сих пор находится в сфере экспорта энергоносителей, который является локомотивом роста национальной экономики.

Согласно документам, утвержденным руководством Казахстана, предусмотрены следующие основные цели и направления развития топливно-энергетического комплекса:

– резкое увеличение доли страны на мировых рынках энергоносителей за счет привлечения к нефтегазовым проектам инвестиций и технологий крупнейших международных нефтяных корпораций;

– развитие системы экспортных трубопроводов для транспортировки нефти и газа. Ликвидация транспортной и монопольной ценовой зависимости;

– обеспечение энергетической независимости страны от соседей;

– внешняя и имиджевая политика страны должны способствовать усилению интереса крупных мировых держав к Казахстану как поставщику энергетического сырья;

– массированный приток иностранных капиталов рассматривается не только в аспекте развития энергетики, но и как гарантия обеспечения безопасности страны.[3]

Казахстан с его - 11-м местом по запасам нефти в мире – второй после Российской Федерации крупнейший производитель нефти на территории бывшего СССР. В 2006 г. РК добыла 54,3 млн. тонн нефти, что на 6,8% превысило показатель аналогичного периода 2005 г. Кроме того, в 2006 г. нефтедобывающими предприятиями республики было извлечено 10,67 млн. т. газового конденсата и 25,65 млрд. кубометров природного газа.[4]

По словам Нурсултана Назарбаева, «Казахстан абсолютно привержен тому, чтобы если не все сырье, то большая его часть проходила именно по территории России».[5] По данным казахстанского лидера, Казахстан в 2006 г. транспортировал через российскую территорию 43 млн. т. нефти и 24 млрд. кубометров газа.[6] Весьма перспективным является проект прокладки Прикаспийского трубопровода (ПКТ) мощностью не менее 20 млрд. куб. м, который предполагается начать во второй половине 2008 года. Кроме того, РФ берется за модернизацию и расширение трубопроводной системы Средняя Азия – Центр. Строительство ПКТ станет, по нашему мнению, эффективным долгосрочным проектом, отвечающим интересам не только России, но и ее центрально-азиатских партнеров.

Астана официально заявила, что желает выйти в 2010–2012 гг. на рубеж в 90-100 млн.т. нефти и конденсата, а в 2015 г. - 120-130 млн.т.[7] Не смотря на коррекцию прогнозов будущей добычи углеводородов РК, несомненно, что и объем добычи нефти, и экспорт углеводородов из республики будут расти. Только месторождение Кашаган, который рано или поздно будет введен в эксплуатацию, даст (на пике добычи) 50 млн. т нефти в год.

По достаточно оптимистичному прогнозу Института геологии нефти и газа РАН (ИГНГ), добыча нефти в Казахстане будет расти не так быстро, как ожидалось в конце 90-х годов прошлого века, но достаточно впечатляющими темпами и достигнет к 2010 году 87-88 млн. т, в 2015 году – 140-141 млн. т, в 2020 году – 168-170 млн. т, а экспорт, соответственно, составит в те же временные периоды 70-75 млн. т, 120-125 млн. т и 145-150 млн. т.[8] Добычу газа в 2015 г. предполагается довести до 43 млрд. кубометров, а объем экспорта газа – до 24,8 млрд. кубометров.

Не будет преувеличением сказать, что ресурсный потенциал Казахстана впечатляет. Сегодня республика опережает Кувейт по объему добычи нефти. К 2015 году Казахстан планирует ежедневно экспортировать 3 миллиона баррелей нефти - это больше текущего показателя Ирана.[9] Казахстан также обладает крупнейшими запасами урана и является важным экспортером зерна.

Не стоит забывать и о ключевом геоэкономическом положении республики, лежащей в самом сердце Евразии. Через казахстанскую территорию проходит один из основных газопроводов Средняя Азия – Центр, позволяющий поставлять узбекский и туркменский газ в Россию, на Украину, в страны Закавказья, а в близкой перспективе – европейским потребителям.

Надо учитывать, что основным потребителем казахстанских энергоносителей уже сейчас является Западная Европа. В настоящее время Казахстан экспортирует туда ежегодно энергоресурсы на сумму, превышающую 10 млрд. долларов. Собственно, именно энергетический фактор лежит в основе активного и многомерного сотрудничества Казахстана со странами Европейского Союза. Это и имели в виду Н.Назарбаева и Ж.Баррозу, когда в совместном заявлении (декабрь 2006 г.) назвали стратегическим сотрудничество РК–ЕС в сфере энергетики.

При этом принципами казахстанской энергетической политики являются прозрачность контрактов и бизнес-схем, предсказуемость и безопасность поставок, модернизация и расширение транспортных маршрутов.

Казахстан ясно заявляет о своем желании сотрудничать с Европой. В этом году республика запускает экономическую программу под названием «Путь в Европу», нацеленную на достижение большего соответствия законам, стандартам и протоколам Европейского Союза.

Кое-кто на Западе выражает озабоченность по поводу якобы имеющей место «чрезмерной активности» государства в экономическом секторе Казахстана и некоем «ресурсном национализме» (по мнению автора, весьма сомнительный и странный и в лексическом и в понятийном смысле термин, прижившийся в среде западных экспертов и политиков). Выступая 6 февраля 2008 г. с обращением к нации, президент Назарбаев ясно указал на то, что государство будет усиливать свою роль «влиятельного и ответственного участника» в нефтяном и газовом бизнесе. В соглашении от 14 января по Кашаганскому нефтяному месторождению доля государственной компании КазМунайГаз в данном проекте увеличилась вдвое и превысила 16 %.

Н.Назарбаев заявил, что государство планирует пересмотреть те контракты по освоению природных ресурсов, которые демонстрируют низкие показатели и недобросовестное отношение отдельных инвесторов к выполнению контрактных обязательств, а также намерено играть более значимую роль в развитии тяжелой промышленности и инфраструктуры. На самом деле, это весьма скромные меры на фоне тех общемировых процессов, которые проявляют себя от Венесуэлы до России. Ясно, что шаги по наведению элементарного порядка в отношениях с иностранными инвесторами не могут повлиять на благоприятную инвестиционную атмосферу и конкурентоспособность. Тем более это утверждение верно если учитывать тенденции ясно наблюдаемые на сегодняшних мировых сырьевых рынках.

В последние годы, в связи с прогнозируемым ростом спроса на углеводородное сырье, планы западных и казахстанских компаний о расширении и углублении сотрудничества резко активизировались. Например, в последние два года прорабатывается вопрос о возможном участии Казахстана в проекте Панъевропейского нефтепровода (Pan European Oil Pipeline – РЕОР) и использовании его в качестве одного из альтернативных вариантов поставок углеводородного сырья на европейские рынки. Данный нефтепровод позволит разгрузить проливы Босфор и Дарданеллы, через которые до сих пор осуществляется транспортировка значительных объемов нефти, в т.ч. и компаниями, работающими в Казахстане.

Казахстан рассматривает возможность приобретения у Греции и Болгарии доли в проекте нефтепровода Бургас-Александруполис, который позволит поставлять нефть в Европу, также минуя черноморские Проливы. Реализация проекта даст возможность осуществлять транспортировку каспийской нефти из черноморских портов России, Украины и Грузии танкерами до порта Бургас, далее по нефтепроводу до порта Александруполис, откуда нефть может поставляться супертанкерами на рынки Юго-Восточной Азии, Индии и США. Проект сейчас рассматривается как один из перспективных вариантов разгрузки турецких проливов. Переговоры с Болгарией ведутся уже два года, в начале 2007 года начались переговоры с Грецией. Доля Казахстана будет определена в ходе переговоров.

Также в Казахстане не исключают участия в реализации других альтернативных маршрутов, например, нефтепровода Констанца (Румыния) – Триест (Италия).

Проблема диверсификации маршрутов проходит «красной нитью» через диалог Брюсселя и Астаны. Например, весной 2006 г. на встрече с министром энергетики и минеральных ресурсов Казахстана Б.Измухамбетовым председатель Палаты Представителей Королевства Бельгия Х.Де Кроо сказал: «Мы хотим иметь более чем одного поставщика энергоресурсов для того, чтобы обеспечить энергетическую безопасность».

С точки зрения корпоративного интереса, важно отметить, что в настоящее время в Казахстане работают такие крупнейшие европейские компании как «ТоталФина», «Аджип», «ЭНИ», «Шелл», «Бритиш Газ», «Бритиш Петролиум». Со временем, в случае расширения экономической деятельности этих компаний в казахстанской экономике, возможно общее усиление позиций ЕС в стране и в центрально-азиатском регионе в целом.

Стоит отметить, что на перспективы расширения энергетического сотрудничества Казахстана и ЕС способствует и процесс выработки Евросоюзом единой политики по отношению к Центральной Азии. Европейский союз утвердил новую Стратегию в отношениях с государствами региона, рассчитанную на период 2007-2013 г.г. Она была одобрена на заседании ЕС, проходившего 21-22 июня 2007 года. Новый документ сменил Стратегию 2002-2006 годов и разработан с учетом предыдущего опыта. Новая Стратегия ставит перед собой следующие цели: обеспечение стабильности и безопасности в регионе, оказание поддержки в целях углубления устойчивого экономического развития, сокращение бедности и установление более тесного сотрудничества в регионе и по отношению к ЕС. Евросоюз стремится активно развивать сотрудничество со странами Центральной Азии для поддержания мира, демократии и экономического благополучия в регионе. В новой стратегии содержится обещание стран Евросоюза что, оказывая поддержку в развитии нового транспортного коридора «Каспийское море - Черное море – Европа», ЕС «примет участие в развитии дополнительных трубопроводов, сетей и коридоров для транспортировки энергоносителей».[10]

С вопросами энергетического взаимодействия – добычи, транспортировки и, отчасти, переработки углеводородов, – тесно связано и инвестиционное сотрудничество Казахстана и ЕС. Так доля европейских инвестиций в казахстанские – по преимуществу, энергетические – проекты составляет примерно 14% от общего объема инвестиций в Казахстане. Причем большую часть европейских инвестиций в казахстанскую экономику сделала Великобритания (12,6% от общего объема инвестиций), далее следуют Нидерланды (2,6%), Германия (2%) и Италия (1,7%).

Республики Центральной Азии ждут от ЕС инвестиций, реальных проектов по диверсификации энергопоставок и поддержки инициатив, направленных на региональную интеграцию. Необходимо четко разграничивать страны региона, куда европейцы готовы инвестировать средства, и страны, куда инвестировать на сегодняшний день не готовы. Казахстан получал и получает большую часть инвестиций из Европы, предназначенных для стран Центральной Азии. Узбекистан и Туркмения привлекательны в плане имеющихся на их территории ресурсов, но если с Узбекистаном ситуация слишком сложна, то в Туркменистан деньги пойдут только после того, как президент Гурбангулы Бердымухамедов сделает туркменскую экономику более открытой. Таджикистан и Киргизия рассчитывать на большие потоки инвестиций из Европы пока не могут.

Пока инвестиционные потоки, за исключением Казахстана, в другие страны региона активно не пошли. Транскаспийские проекты газо- и нефтепроводов не обрели реальных очертаний, и сегодня никто не даст гарантию, что стадия их обсуждения может вывести их на уровень практического осуществления.

По сути, ЕС в деле формирования единой и непротиворечивой центрально-азиатской стратегии сталкивается с проблемами структурного характера. Трудно придти к общему знаменателю, когда право голоса имеют 25 государств ЕС. Стоит отметить, что необходимость энергетической безопасности в Европе понимают по-разному. Поэтому позиция Евросоюза выглядит еще неакцентированной - на выработку единой стратегии оказывают влияние разногласия внутри самой структуры ЕС. Польша вкупе с прибалтийскими странами ведет свою политику в вопросах привлечения энергоресурсов из Центральной Азии. В случае с нефтеперерабатывающим заводом «Мажейкяй Нафта», которым владеет польская компания «ПКН Орлен», Варшава пытается самостоятельно уговорить Казахстан пустить нефть по нефтепроводу Одесса-Броды.[11] Если Евросоюз погрязнет в длительных обсуждениях и презентациях стратегий, где не ясны конечные цели, место Европы могут занять другие мировые центры силы.

В любом случае, рост экономической и дипломатической активности стран Евросоюза в Казахстане и Центральной Азии в целом в последние годы является фактом.

Например, летом 2007 г., в интервью казахстанским информационным агентствам, министр иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайер отметил, что Центральная Азия приобретает для Европы особое значение, а в пределах Центральной Азии – Казахстан. Именно в энергетике – газовом и нефтяном секторе – сотрудничество между ЕС и Казахстаном имеет большой, не исчерпанный до сих пор потенциал. Кроме того, по его словам, Германия и Казахстан хотят сообща работать над тем, чтобы наряду с сотрудничеством в сфере разведки полезных ископаемых расширять и другие сферы, представляющие взаимный интерес, например, сектора смежных поставок, профессионального обучения и повышения квалификации, а также реализации экологических стандартов.[12]

Следует отметить, что Германия стала, по сути, первой европейской страной, осознавшей важность Центральной Азии в том, что касается обеспечения безопасности и энергетических возможностей региона. Незадолго до своего председательства в ЕС и в «Большой восьмерке» Германия объявила о том, что энергетическая безопасность будет одним из ее главных приоритетов. В январе 2007 г. состоялась встреча между федеральным канцлером А.Меркель и президентом Н.Назарбаевым, в рамках которой стороны договорились интенсифицировать двустороннее энергетическое партнерство.

С точки зрения Германии, экономическое пространство Центральной Азии должно преодолеть свою раздробленность и наладить систему тесных связей с соседними регионами, особенно с Кавказом. При этом оптимальный путь для этого – взаимные инвестиции. В силу этого немецкие дипломаты приветствовали предложение Казахстана участвовать в финансировании проектов ЕС в рамках стратегии по Центральной Азии, в том числе и за рамками экономики (например, образовательные инициативы).[13] Немецкая сторона внесла свой весомый вклад в создание «Энергетической хартии» РК и ЕС.

Правительство Ангелы Меркель пытается диверсифицировать энергетические поставки в страну (еще до прихода к власти Меркель Германия стала вести политику уменьшения зависимости Европы от поставок энергоресурсов из России), но есть и другая причина, которая лежит еще в социал-демократических традициях Федеративной Республики. Еще со времен канцлера Вилли Бранда правительство Германии пыталось строить отношения со странами Восточного блока через диалог, через политику разрядки. Поэтому тесные контакты с Казахстаном для немецкой стороны исключительно важны.

В целом, позицию Казахстана в отношениях со странами Европейского Союза можно сформулировать в следующих пунктах:

- в широком привлечении европейского капитала для оздоровления экономики республики, решения социальных и экологических проблем;

- расширении торгово-экономических связей;

- использовании интегративного опыта ЕС в определении и проведении собственной внешней политики.[14]

Таким образом, на сегодняшний день существуют все предпосылки для того, чтобы отношения Казахстана и Евросоюза продолжали развиваться стабильно и динамично. Их «материальной базой» является то, что, начиная с первых лет независимости, Казахстан год за годом наращивает со странами Европы сотрудничество в энергетической сфере. Судя по наблюдаемым тенденциям, в дальнейшем это взаимовыгодное сотрудничество будет только углубляться.




Приз в евразийской игре

13.03.2008. "The Washington Times"

Ариэль Коэн

Выборы президента России, в ходе которых отобранный Владимиром Путиным в качестве своего преемника Дмитрий Медведев был избран подавляющим большинством российских избирателей, имеют серьезные геополитические последствия для Соединенных Штатов. Москва уже продемонстрировала, что продолжит движение по избранному пути: в Москве избили и арестовали участников демонстрации против Медведева, несколько раз прерывалась подача газа на Украину.

Одним из регионов, где Россия будет расширять своей влияние, является богатая полезными ископаемыми Евразия, которую многие в Москве считают своим собственным 'огородом'. Награда в этой евразийской игре - энергоресурсы стран прикаспийского региона, в первую очередь, Азербайджана и Казахстана.

От Каспия и Кавказа до китайской границы Россия будет соперничать с Китаем и Соединенными Штатами Америки за влияние и выгоды. Россия и Китай очень хотят добиться расположения Казахстана. Они проявляют большой интерес к его энергетическим и минеральным ресурсам и обещают многомиллиардные инвестиции. Казахстан большую часть своей нефти и газа экспортирует через Россию, но уже проложены и работают трубопроводы в Китай, сеть которых в перспективе планируется расширять. Азербайджан экспортирует свою нефть и газ в Турцию и далее в обход России.

На этой неделе Армения, традиционно пользующаяся поддержкой России, и богатый нефтью Азербайджан устроили перестрелку вдоль установленной в 1994 году линии прекращения огня в Нагорном Карабахе. Это произошло после того, как армянская полиция убила восемь демонстрантов, арестовала десятки и избила сотни людей, вышедших на улицы в знак протеста против нарушений в ходе состоявшихся в прошлом месяце президентских выборов.

Соединенные Штаты Америки, выступающие против независимости Карабаха, разъяснили правительству Армении, что насилие внутри страны и эскалация военных действий недопустимы. Заместитель помощника госсекретаря Мэтью Брайза (Matthew J. Bryza) заявил, что намерен сделать Армении жесткое предупреждение. 'Мы осуждаем насилие, - сказал он Associated Press, - его повторение просто недопустимо'. Брайза отметил, что собирается настоять на отмене чрезвычайного положения, которое правительство Армении ввело в субботу. Новая война на Кавказе способна нарушить поставки нефти, которая перекачивается из Азербайджана на испытывающие нефтяной дефицит мировые рынки в объеме, близком к 1 миллиону баррелей в день.

Казахстан далек от конфликта на Кавказе. Несмотря на неудачи и задержки, включая усиление международной финансовой нестабильности, план реформ президента Нурсултана Назарбаева, реализуемый премьер-министром Каримом Масимовым, в основном выполняется. 42-летний экономист Масимов, бегло говорящий на английском, русском, китайском, арабском и родном казахском языках, играет ключевую роль в программе модернизации, выдвинутой Назарбаевым.

Соединенные Штаты Америки многое сделали для развития энергосырьевого потенциала Казахстана. Но они могут еще многое предложить, особенно в области разработки макроэкономической политики. Кризис ипотечного кредитования ударил не только по Канзасу, он нанес ущерб и Казахстану, где прекратился строительный бум.

Соединенные Штаты могут также предложить Казахстану помощь в разработке инновационных программ в области образования, подготовки управленческих кадров и борьбы с коррупцией. Казахстану понадобится американское содействие и инвестиции для диверсификации своей основанной на природных ресурсах экономики, развития услуг в сфере высоких технологий и финансов, а также для укрепления сельского хозяйства. Масимов планирует в текущем году подписать со своими американскими коллегами соглашение между Казахстаном и США об экономическом партнерстве в государственном и частном секторе для достижения этих и других целей.

Потенциал Казахстана огромен. Эта страна в четыре раза больше Франции. Сегодня она опережает Кувейт по объему добычи нефти. К 2015 году Казахстан планирует ежедневно экспортировать 3 миллиона баррелей нефти - это больше текущего показателя Ирана. Казахстан также обладает крупнейшими запасами урана и является важным экспортером зерна.

Американские компании с 90-х годов играют ведущую роль в нефтедобывающей промышленности этой страны. Они разрабатывают гигантские нефтяные месторождения Тенгиз и Кашаган, в которых крупными акционерами являются, соответственно, Chevron и Exxon. Корпорация Chevron недавно взяла на себя обязательства по реализации гигантского проекта борьбы с загрязнением окружающей среды на сумму 900 миллионов долларов, став образцом компании с высокой гражданской ответственностью.

Тем не менее, кое-кто в Соединенных Штатах выражает озабоченность по поводу 'чрезмерной активности' государства в экономическом секторе Казахстана. Выступая 6 февраля с обращением к нации, президент Назарбаев заявил, что государство будет усиливать свою роль 'влиятельного и ответственного участника' в нефтяном и газовом бизнесе. В соглашении от 14 января по Кашаганскому нефтяному месторождению доля государственной компании 'Казмунайгаз' в данном проекте увеличена вдвое. Таким образом, она превысила 16 процентов.

Назарбаев говорит, что государство планирует пересмотреть те контракты по освоению природных ресурсов, которые демонстрируют низкие показатели, а также намерено играть более значимую роль в развитии тяжелой промышленности и инфраструктуры. На самом деле, это довольно скромные меры по сравнению с тем ресурсным национализмом, который захлестнул весь мир от Венесуэлы до России, однако американские государственные деятели должны пояснить Казахстану, что частный сектор в развитии экономики всегда действует более эффективно, нежели государственный. Казахстану следует поддерживать благоприятную инвестиционную атмосферу и конкурентоспособность, он не должен воспринимать политическую поддержку США и обязательства американского бизнеса как нечто само собой разумеющееся.

Казахстан ясно заявляет о своем желании сотрудничать с Европой и Соединенными Штатами. В этом году он запускает экономическую программу под названием 'Путь в Европу', нацеленную на достижение большего соответствия законам, стандартам и протоколам Евросоюза. Во время визита в Вашингтон Масимов вместе со своими американскими коллегами обсудит и вопрос о вступлении Казахстана во Всемирную торговую организацию к 2015 году или раньше.

Казахстан также налаживает взаимодействие с тюркоязычными странами. Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан и Турция подписали недавно протокол о создании межпарламентской ассамблеи тюркоязычных государств. Эта ассамблея будет получать консультации от совета старейшин, получившего название 'Белые бороды'. В него войдут выдающиеся политики, писатели, художники и ученые. Еще одной попыткой Казахстана продемонстрировать свои успехи в области культуры и исторические тюркские корни стало представление в этом году на номинацию 'Оскар' эпической кинокартины 'Монгол', повествующей о жизни создателя крупнейшей в мире империи Чингисхана. Фильм получил позитивные отклики со стороны критиков.

Назарбаев выдвинул амбициозную цель - добиться вхождения Казахстана в число 50 самых конкурентоспособных в мире государств. Казахстан остается образцом этнической стабильности, где в полной гармонии живут мусульмане и христиане, тюркоязычные казахи и русскоговорящие славяне, немцы, евреи и корейцы.

В 2009 году эта страна в третий раз будет проводить конгресс мировых и традиционных религий, в а 2010 году она станет председателем Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, членами которой являются также США и Канада.

Казахстан предан делу глобальной войны с террором. Его инженерное подразделение несет службу в Ираке, он оказывает гуманитарную помощь Афганистану. Казахстан поддерживает умеренный ислам и отвергает радикалов из 'Аль-Каиды', 'Мусульманского братства' и 'Хизб ут-Тахрир'.

У Соединенных Штатов есть важные интересы, которые во многом зависят от успеха визита Масимова и от улучшения отношений с Казахстаном и другими прикаспийскими государствами.




Квота на сладкую жизнь

29.02.2008. Новая газета KZ

Галина Дырдина

Ограничив ввоз сахара, казахстанские власти повели себя как недобросовестные партнеры и безответственные политики

В начале этой недели премьер-министр РК Карим Масимов подписал постановление правительства о введении квот на импорт белого сахара. Согласно постановлению, квота составляет 47 тыс. тонн сахара и действует до 1 октября текущего года. Квотирование поставок этого продукта объясняется необходимостью защитить внутренний рынок, и прежде всего от импортирования сахара из России

Подобный шаг вызвал, по меньшей мере, недоумение - как в Казахстане, так и в России. Комментируя данную ситуацию в ряде СМИ, председатель правления Союзроссахара РФ Андрей Бодин не скрывал своего возмущения, хотя, по его словам, введение ограничения практически не отразится на российском рынке сахара, поскольку объемы поставок в Казахстан были незначительными и не превышали 110 тыс. тонн.

Г-н Бодин отметил, что решение казахстанской стороны стало неожиданным для участников сахарного рынка, поскольку совсем недавно на заседании Межгоссовета ЕврАзЭС были подписаны девять документов, образующих договорно-правовую базу Таможенного союза. Как известно, эти документы предусматривают взаимно согласованные меры по защите внутренних рынков и таможенно-тарифному регулированию и нацелены на формирование единого экономического пространства стран-участниц.

Как сказал г-н Бодин, принятое Казахстаном решение противоречит и действующим договоренностям, и нормам торговли, которые существуют в рамках СНГ и ЕврАзЭС. Любая ограничительная мера должна предваряться проведением специального расследования, и сторона, планирующая введение ограничительных мер, должна доказать, что импорт представляет угрозу для внутреннего рынка, и, кроме того, предупредить своих торговых партнеров о планируемом ограничении за месяц.

Однако ничего этого Казахстаном сделано не было. Хотя что в том удивительного? Видимо, г-н Бодин не постиг еще специфику казахстанского менталитета. У нас и международные договоренности, и обычные договоры между отечественными предприятиями выполняются примерно одинаково, т. е. к бумагам почтения нету.

Тем не менее председатель правления Союзроссахара пришел к весьма жестокому выводу. «Оперативное решение казахстанской стороны вызывает сомнение по поводу перспектив развития взаимной торговли между двумя странами», - подчеркнул Андрей Бодин.

А министр сельского хозяйства РФ Алексей Гордеев сделал не менее серьезное заявление, отметив, что «если страны стремятся к созданию единого экономического и торгового пространства, то здесь их взаимные обязательства должны существовать реально, во многих инструментах, таких как, например, бюджетная, таможенная, тарифная политика... Если же это все не согласовано и негармонично, то никакого единого пространства по факту не получится».

Так что же заставило правительство Казахстана пойти на осложнение отношений с российскими партнерами? На самом ли деле импорт сахара из России представляет угрозу для внутреннего рынка Казахстана? Или же ограничительные меры предприняты из других соображений, в частности, в целях лоббирования интересов казахстанских производителей сахара?

Вторая версия представляется более вероятной. И для этого есть достаточно убедительные основания. В частности, в некоторых казахстанских СМИ прошла информация о том, что на отечественном рынке появился новый монополист, сосредоточивший в своих руках около 80% продаж сахара. Речь идет об АО «Азия Сахар», которому нынешний владелец ТОО «Сахарный центр» якобы передал активы компании с правом последующего выкупа. И хотя руководство АО «Азия Сахар» назвало все это не более чем слухами, а Агентство по защите конкуренции не дало однозначного ответа на вопрос, поступала ли туда заявка на заключение такой сделки от АО «Азия Сахар», обе компании эту информацию пока публично не опровергли.

Большие сомнения вызывает и официальное объяснение необходимости введения квоты. Так, комментируя это решение в СМИ, министр индустрии и торговли РК Галым Оразбаков и директор департамента по развитию пищевой и перерабатывающей промышленности и ВТО Министерства сельского хозяйства РК Айна Кусаинова говорят о том, что российский сахар дешевле казахстанского и при насыщении нашего рынка более дешевой продукцией отечественные производители не выдержат конкуренции.

При этом отмечается, что у отечественных производителей имеется экспортный потенциал: при уровне потребления сахара в Казахстане в 504 тыс. тонн в год его производство может достичь 792 тыс. тонн. Но если наши производители в состоянии выпускать столько сладкой продукции, то почему же сахар все дорожает и дорожает?

Мы же все отлично помним близкую к социальному взрыву ситуацию осени прошлого года, когда в ожидании роста цен на продукты первой необходимости граждане буквально сметали с прилавков магазинов соль, сахар, муку. Разве наше правительство не заинтересовано в том, чтобы цены на эти товары снижались?

Вот что думает об этой «сахарной» истории президент Алматинской ассоциации предпринимателей Виктор Ямбаев:

- Это чисто протекционистская мера! Все квоты вводили и вводят для аффилированных структур, то есть для «своих».

Больше всего меня умиляет, когда дают информацию об этом в теленовостях и комментируют таким образом: дескать, надо ввести квоту на импорт сахара, чтобы предотвратить демпинг, который в конечном итоге может привести к повышению цены на сахар! Видимо, те, кто дает такие комментарии, не знают, что демпинг - это низкая цена.

А я заявляю, что любой демпинг - это благо для потребителя! И нужно понять, для кого существует экономика страны - для потребителя или для производителя. А если производитель не может конкурировать с импортом в условиях свободной рыночной экономики, значит, нужно выяснить, почему его товар на родине оказался дороже импортного.

Возможно, тут есть объективные причины. К примеру, не стоит пытаться вырастить на Северном полюсе бананы. А может, виной тому субъективные причины - высокая налоговая нагрузка, административные барьеры, уровень коррупции и невозможность вести производство из-за высочайших цен на энергоносители, которые просто разрушают экономику.

Поэтому необходимо решить, что первично - потребитель или производитель. И что главнее для экономики сегодня - продать собственный товар по высокой цене или обеспечить граждан разными товарами по приемлемой цене в достаточном ассортименте благодаря свободной конкуренции.

А все протекционистские меры, которые прикрываются заботой о качестве товаров, об экологии и отечественном товаропроизводителе, - это прямой путь к коррупции.

Поэтому с экологией у нас ситуация катастрофическая, цены высокие, отечественного товаропроизводителя практически нет, программа импортозамещения провалена полностью! И никто до сих пор не выяснил, сколько денег на эту программу было затрачено, кто за все это должен ответить. Или же эти чиновники уже пересели в другие кресла?

Да, каждый предприниматель мечтает о монополии. Но в условиях рынка так не бывает! И если мы провозгласили у себя рыночную экономику, то должны двигаться именно в этом фарватере.

А все нынешние обещания, что цены на сахар повышаться не будут, - это из области фантастики. Какую клятву должны принести производители, что не станут цены повышать? На крови, на хлебе? Может, мамой поклясться? Смешно это все...

Когда верстался номер

Информационные агентства сообщили, что Министерство сельского хозяйства РК сделало поистине сенсационное заявление - причин для роста цен на сахар на внутреннем рынке Казахстана нет!

К сожалению, министерство не объясняет, с чем же все-таки связано прошлогоднее резкое удорожание сахара. Зато в пресс-релизе подробно рассказывается, что «защита внутреннего рынка от демпинговой импортной экспансии позволит казахстанским сахарным заводам наладить рентабельное производство, возродить производство сахарной свеклы».

Ну, а почему Казахстану сегодня приходится «возрождать производство сахарной свеклы», в пресс-релизе не сказано. Видимо, Минсельхозу не известно, как угасало производство этой важной сельскохозяйственной продукции, когда сахарный бизнес Казахстана находился в зоне особого внимания бывшего старшего зятя президента страны.

В пресс-релизе, кроме того, отмечается, что Казахстан «до недавнего времени (интересно, до какого же именно?) оставался единственной страной в СНГ, не внесшей поправок в режим ввоза продукции из сахара-сырца, переработанного под таможенным контролем. Это позволяло бизнесменам соседних стран организовывать толлинговые производства, продукция которых была предназначена для Казахстана. Это делало нерентабельным работу отечественных сахарных заводов и, как следствие, производителей сахарной свеклы».

Как известно, толлинговые схемы, или операции по давальческой обработке сырья, были особенно популярны в середине 90-х годов в российской и казахстанской алюминиевой и легкой промышленности. При толлинге иностранная фирма ввозит в страну сырье, оплачивает его переработку и вывозит конечный продукт. Собственником сырья и готовой продукции при этом является зарубежный заказчик, а заводы лишь оказывают услуги по переработке, получая за это фиксированную плату.

Поскольку внутренний рынок страны при этом не затрагивается, толлинговые операции освобождены от ряда налогов и пошлин, в том числе таможенных сборов и НДС. Не правда ли, очень интересная схема?

Но еще интереснее, почему эта схема так долго работала в Казахстане именно в сфере производства сахара, хотя, к примеру, в России любителей толлинга удалось укротить поправками в Таможенный кодекс еще в 2003-2004 годах? Куда в то время смотрело наше правительство и Минсельхоз в частности? О ком они тогда радели?




Уровень доверия

04.03.2008. Литер (Казахстан)

Эдуард Полетаев

Смена президента Российской Федерации, но не смена курса государственной политики, прошла относительно безболезненно. Этим российский политический класс показал свою боеспособность и умение выстраивать отношения, как со сторонними наблюдателями, так и внутри страны. Россия сумела преодолеть тенденцию, которая существует в мире последние два-три года — недовольство оппозиции результатами выборов и организации в связи с этим акций протеста. На мой взгляд, политический класс в Казахстане будет присматриваться к этому положительному опыту по преемственности власти и сохранению политического курса. Российский опыт 2008 года еще будет изучаться и, возможно, какие-то уроки будут применены при проведении выборов в нашей стране.

Период до инаугурации президента Дмитрия Медведева, которая состоится в мае, аналитики называют транзитным. Это время характеризуется повышенным вниманием политической элиты к процессам, происходящим внутри самой России. А дальнейшую позицию Кремля в отношении стран постсоветского пространства, в том числе и дружественного Казахстана, определить сейчас очень тяжело. Этот курс будет известен только после того, как новый глава России почувствует всю силу своих президентских полномочий.

Надо отметить, что Медведев с той поры, как он был назван официальным преемником Путина, своей позиции по поводу внешней политики России не выразил. На Красноярском экономическом форуме он высказался только по Косово и Сербии. Однако политика Казахстана и России в отношении друг друга постоянно показывала положительную динамику. Каких-то кризисных индикаторов, свидетельствующих о возможном ухудшении в этой сфере, не было. Я думаю, что в ближайшее время значительных изменений в межгосударственных отношениях двух стран ожидать не приходится.

Анализируя поведение Медведева, необходимо обратить внимание на следующее. Он неоднократно повторял, что Россия является европейской страной. Судя по тому потеплению и ожиданию перемен, которые демонстрируют западные наблюдатели по отношению к Медведеву с его либеральной риторикой, некоторые европейские идеи об особом пути постсоветского пространства, я думаю, будут подкорректированы в сторону прагматизма. Возможно, что некоторые межгосударственные объединения либо консолидируются, как ЕврАзЭС, либо покажут свою несостоятельность. Возможно, сроки ввода Таможенного союза в действие перенесутся на несколько лет. Я убежден в том, что в области межгосударственных отношений будут сделаны конкретные шаги.

Кроме того, с приходом Медведева как человека, возглавлявшего «Газпром» и имеющего к энергетической политике России самое прямое отношение, наступит определенность в плане диверсификации энергоресурсов, которыми сейчас «больна» вся Центральная Азия. Тем более недавние события, связанные с аномальными холодами в этом регионе, свидетельствуют о том, что не все страны могли обеспечить необходимые поставки. Борьба за Центральную Азию, за ее энергоресурсы, продолжится на новом уровне.




Казахстанские власти усиливают давление на иностранные компании

02.03.2008. Немецкая волна

Елена Князева

Казахстанские власти не оставляют в покое крупного иностранного инвестора "АрселорМиттал" – вслед за Минфином и МЧС свои претензии к компании высказало Министерство охраны окружающей среды.

Сотрудники ведомства рассказали, что в центральном регионе Казахстана предприятия "АрселорМиттал" находятся на лидирующих позициях по объемам выбросов вредных веществ в атмосферу, а администрация компании не решает вопрос, как их снизить.

Министерство признает, что это длится уже долгие годы, но умалчивает, почему именно в этом году оно, наконец, принимает решительные меры. Сейчас чиновники требуют ускорить сроки запуска в эксплуатацию очистного оборудования. Министр охраны окружающей среды Казахстана Нурлан Искаков поставил свои сроки для решения всех этих вопросов.

Между тем, скоро истечет срок выполнения всех предписаний в адрес компании и со стороны МЧС – в середине февраля министерство предупредило администрацию "АрселорМиттал Темиртау" о возможности отзыва прав на недропользование в Казахстане. После январского взрыва в шахте "Абайской" в Карагандинской области, в результате которого погибли 30 человек, МЧС предложил инвестору свои меры по предотвращению подобных трагедий. Список состоит из 41 пункта, и в случае, если они не будут исполнены в полном объеме, власти, как было заявлено, готовы к жестким мерам.

Одно министерство за другим выдвигает требования

В это же время "АрселорМиттал" пытается решить спор, возникший с Министерством финансов, сотрудники которого выставили компании долг в размере более 100 миллиардов тенге в виде налогов. Как рассказывают в ведомстве, недавно сотрудники Карагандинского налогового комитета провели проверки деятельности компании за 2007 год и обнаружили некоторые нарушения. Руководство "АрселорМиттал" с выводами проверки не согласилось и подало исковое заявление в экономический суд Караганды. Здесь иск не удовлетворили, и компания направила апелляционную жалобу в вышестоящую инстанцию. Сами финансовые служащие отмечают, что процесс довольно дорого обходится инвестору – каждое обращение в суд стоит 500 миллионов тенге (больше 2,5 миллионов евро).

Казахстанские аналитики уже предположили, что правительство страны конечной целью своих действий, возможно, поставило пересмотр контракта с транснациональной компанией в пользу государства, как это было с инвесторами на нефтяном месторождении Кашаган. Премьер-министр Карим Масимов на том же заседании, когда глава МЧС сделал резкие замечания в адрес "АрселорМиттал", заявил, что "сейчас уже не 90-е, когда Казахстан приглашал инвесторов на любых условиях". Многие эксперты склоняются к мнению, что власти осознали, какие доходы могут иметь от экспорта энергоресурсов и просто не хотят делиться такой большой частью прибыли с иностранными корпорациями.




Правительство Казахстана объявило о намерениях ограничить экспорт зерна

04.03.2008. Эксперт

Лина Калянина

На совещании представителей казахстанского минсельхоза с зернотрейдерами и мукомолами, состоявшемся на прошлой неделе, чиновники призвали зерновиков пойти навстречу правительству и собрать зерновой фонд в 1,2 млн тонн на нужды страны по специально установленным ценам. И тогда правительство не будет вводить запрет на экспорт зерна из Казахстана.

Трейдеры отнеслись к этой идее скептически, поскольку "скинуться" зерном очень непросто. В то же время, по мнению экспертов, вряд ли следует ожидать и официального запрета на экспорт, потому что это подорвет политическое реноме Казахстана на международном рынке. Участники рынка полагают, что регулировать экспорт Казахстан будет проверенными административными методами: путем запрета на предоставление вагонов под погрузку, невыдачи санитарных сертификатов на товар и т. д. (тем более что так уже было в 2004 году).

Впервые в этом году Казахстан стал заметным экспортером на мировом рынке. За пять месяцев после сбора урожая он экспортировал 5 млн тонн зерна (из заявленных 22 млн тонн собранного урожая), что равноценно всему экспорту за 2006 год, и 1 млн тонн муки. Запланированный общий объем экспорта пшеницы и муки - порядка 10 млн тонн.

Все это, безусловно, коснется и российских аграрных компаний, которые после введения в прошлом году ограничений на экспорт из России частично переключились на казахстанский рынок (что также простимулировало экспорт из Казахстана). Сегодня для внешнего мира российский, украинский и казахстанский рынок зерна - это единый регион, так называемый черноморский рынок. На него приходится порядка 25% мировой торговли зерном (ее общий объем - 110-120 млн тонн). Все крупные торговые компании имеют в этих странах свои представительства, а события в одной стране неизбежно приводят к корректировке действий игроков в остальных.

То, как дальше будут развиваться события в Казахстане, безусловно, скажется не только на российском, но и на мировом рынке. Одно только заявление казахстанского правительства о возможном ограничении экспорта вызвало скачок цен на пшеницу на Чикагской товарной бирже на 8%.

Черноморское зерно заняло свою нишу

Система мировой торговли сегодня полностью перестраивается. Если раньше стабильные поставщики работали на стабильных рынках, то сейчас все меняется. До начала 2000-х годов отношения на мировом зерновом рынке складывались следующим образом: страны-производители "окучивали" свои стабильные рынки. Самый крупный производитель, США, обеспечивал себя и большое количество других стран, Австралия - страны Юго-Восточной Азии и Японию, французы - Средиземноморье и свои бывшие колонии, Аргентина - Бразилию, Чили, Парагвай. Однако с увеличением численности населения потребление пшеницы в мире стало расти гораздо быстрее производства (производство год от года оставалось стабильным или даже снижалось, запасы зерновых во всех странах сокращались). В результате с ростом спроса на зерновые в мировую торговлю постепенно стали вовлекаться новые страны, способные производить хоть сколько-нибудь товара. Среди них Россия, Украина, чуть позже к ним присоединился Казахстан. В частности, Россия за последнее время превратилась из страны - импортера пшеницы в достаточно крупную страну-экспортера (суммарный экспорт в этом сезоне составил 12 млн тонн). Впрочем, переоценивать роль этой тройки стран на мировой арене пока не стоит. США по-прежнему остаются крупнейшим мировым экспортером зерна (33 млн тонн в год). По выражению одного из зернотрейдеров, без Штатов мир просто умрет с голоду. Черноморское зерно сегодня утвердилось на нишевых рынках - в Египте, на Ближнем Востоке - прежде всего за счет дешевого фрахта.

Рост экспорта из России, Казахстана и с Украины (при отсутствии запрета на экспорт с Украины вывозится порядка 10 млн тонн зерновых, основная экспортная позиция - ячмень) при одновременном росте цен на зерно на мировом рынке неизбежно привел к катастрофическому росту цен на зерно и продовольствие внутри этих стран. В частности, в России с июля прошлого года по февраль нынешнего стоимость тонны пшеницы возросла в два раза - с 4000-4200 до 7700-8000 рублей. Украина первой включилась в борьбу за сдерживание цен на продовольствие и на фоне неурожая зерновых еще в прошлом году ввела запрет на вывоз. Впрочем, это не позволило остановить рост цен на зерно внутри страны, хотя цены росли не столь стремительно, как на российском рынке.

Российские власти в конце прошлого года выдвинули идею ограничения экспорта как одного из инструментов борьбы с инфляцией в стране. В ноябре 2007 года была введена десятипроцентная экспортная пошлина, а к Новому году она была увеличена до 40% - фактически до запретительного уровня.

В ближайшие дни к России и Украине подключится и Казахстан. Надо сказать, что подобного вида ограничения применяются еще в ряде стран. Например, Аргентина, крупнейший производитель зерновых, ввела специальную регистрацию экспортных контрактов; запрет на вывоз действует в Пакистане.

Где зерно?

Начиная с Нового года казахстанские власти пристально следят за ситуацией на российском рынке, где вследствие введения ограничений экспорт зерновых действительно почти прекратился, а вот цены на внутреннем рынке как росли, так и растут.

Причин тому две: острый дефицит зерна в стране и устойчивый спрос со стороны потребителей - мукомолов, производителей спирта и комбикормов.

"Зерна на рынке сегодня практически нет. Предложение в настоящее время снизилось катастрофически", - говорят зернотрейдеры. По официальной статистике Минсельхоза, запасов зерна сегодня на 7% меньше, чем в то же время в прошлом году. По сведениям региональных компаний, реальные товарные запасы на 20% меньше прошлогодних. Колхозники тоже говорят, что у них пусто в закромах. "Даже если у колхозника что-то и есть, то зачем ему сейчас это продавать, когда цены так растут, а посевная еще не началась? Свой Porsche Cayenne он уже купил, ему сейчас не на что тратить деньги, он ждет начала полевых работ", - говорит региональный представитель компании "Виталмар". Возможно, какие-то остатки зерна есть у торговцев, но и они, даже несмотря на растущий ценовой тренд, не склонны придерживать их надолго. "Нас одолевает жадность и страх. Жадность, потому что хочется продать по максимальной цене, а страх - потому что наш товар могут просто спереть на элеваторах, это сейчас сплошь и рядом происходит. Сегодня тысяча тонн товара - это минимум полмиллиона долларов", - говорит Андрей Рубайло, управляющий по странам СНГ компании Nidera.

По мнению участников рынка, проблема с ответом на вопрос, где зерно, изначально кроется в неправильном подсчете объемов производства и потребления. Переоценивается производство и недооценивается потребление в стране. По официальным данным, в прошлом году мы собрали 82 млн тонн зерновых. Из них 12 млн тонн экспорта - вполне приемлемая цифра. Однако сегодня многие игроки говорят, что собрано было гораздо меньше. По данным региональных агрокомпаний, местные минсельхозы и региональные администрации при подсчете урожая прибавили по совокупности минимум 20 млн тонн.

Возможно, то же самое происходит и в Казахстане. Этой осенью власти рапортовали о сборе 22 млн тонн зерна, притом что обычно урожай составляет 15-16 млн тонн в год. И сегодня, отправив на экспорт четверть урожая, казахстанские игроки, как и российские, бегают по рынку и спрашивают друг у друга: где товар? Впрочем, на прошлой неделе в Казахстане все-таки заговорили о том, что на самом деле собрано не более 18 млн тонн.

На фоне отсутствия предложения спрос на зерновые внутри страны продолжает динамично расти. Главная задача для основных потребителей - мукомолов, спиртовиков и производителей комбикормов - иметь стабильные поставки в течение года. Эти поставки планируются, на них выделяются оборотные (как правило, кредитные) денежные средства. С начала сезона потребители не успевают за ростом цен, в то же время у мукомолов нет денег на то, чтобы сформировать запасы (этому поспособствовал и кризис ликвидности на финансовом рынке). Надо сказать, для них это новая ситуация: еще несколько лет назад товара было полно, продавцы приходили к мукомолам сами. Сегодня же мукомолы пытаются всеми силами не остановить производство.

В ноябре прошлого года государство решило помочь мукомолам и повлиять на рост цен, начав зерновые интервенции из госрезервов. На сегодня из 1,5 млн тонн госрезерва продовольственной пшеницы продано более половины. По закону зерно должно реализовываться через систему лотов (фактически аукционов), в которой могут участвовать только отечественные переработчики. Если в ноябре продажная цена зерна из госрезерва составляла 5000-5800 руб. за тонну, то сегодня это уже 7650 руб. за тонну - вполне рыночный уровень. Фактически государство стало обычным рыночным игроком.

Коррекции не ожидается

До нового урожая еще полгода (урожай у нас начинают собирать в июле, больше месяца зерно отлеживается и затем готово к переработке). Отечественный рынок ожидает некоторого ослабления спроса и ценового давления в мае, когда будет собран первый урожай в северной Африке - Египте, Марокко. Однако вряд ли следует ожидать серьезной корректировки цен на зерновые. Ситуация в мире в целом остается очень напряженной, даже у такого крупного игрока, как США: имеющиеся там сегодня запасы - самые низкие с 1948 года.

Галопирующему росту цен на зерно в немалой степени способствует биржевая торговля ценовыми спрэдами на той же Чикагской товарной бирже.

"Спекулянты - как правило, это хедж-фонды, не имеющие реального отношения к сельскохозяйственному бизнесу, - торгуют бумажками, не подкрепленными физическим товаром. Цена виртуального товара значительно превосходит цену товара на физическом рынке, и цены на физическом рынке тянутся за спекулятивными. Пока биржевики будут этот рынок раздувать, ситуация на реальном рынке не изменится", - говорит Андрей Рубайло.

На развитие ситуации на рынке пшеницы косвенно влияют и смежные рынки. Единственным субститутом пшеницы является рис (замещать хлеб, например, мясом означает еще больше увеличивать спрос на зерно). Однако вторая и третья по величине экспорта риса страны - Индия и Таиланд - ввели запрет на экспорт риса, чтобы притормозить рост цен на своих внутренних рынках. Это еще больше усугубило дефицит пшеницы в странах-импортерах, поскольку рис становится еще более недоступным.

Таким образом, на российский рынок складывающаяся ситуация влияет двояким образом: с одной стороны, мы имеем рост цен на продовольствие внутри страны, с другой - участие в экспорте, вовлеченность в мировой рынок позволили подняться нашей сельскохозяйственной отрасли, колхозники в этом году заработали приличные деньги. Чтобы в будущем сохранить доходы и в то же время не иметь дикого роста цен внутри страны, необходимо увеличивать производство зерна и вести грамотную экспортную политику. Резервы для увеличения производства - прежде всего свободные посевные площади и деньги - сегодня есть. По данным Росстата, площади под озимую пшеницу в прошлом году увеличились незначительно - на 2,6%. Возможно, более ощутимо будут увеличены площади под яровые, которые дают основную массу урожая. Однако для серьезного роста инвестиций в производство - а сегодня на рынке есть много желающих вкладываться в выращивание зерновых - в первую очередь необходимо решить вопрос с собственностью на землю. "Прийти сегодня в администрацию и сказать: хочу выращивать пшеницу, дайте мне купить или надолго арендовать землю - из этого ничего не получится. Только какие-то там серые схемы, для нас неприемлемые", - говорит представитель одной из аграрных компаний.




Незаконченный летающий объект

04.03.2008. Позиция.kz

Меруерт Болатова

Обычный пуштун в Афганистане может позволить себе поговорить по мобиле вдоволь, и не только потому, что прошли времена запретов на Интернет и сотовую связь времен муллы Омара. Доступный Интернет и сотовая связь стали неотъемлемой частью жизни любого человека в мире. Два года назад в связи с запуском спутника KazSat и у казахстанцев появилась надежда стать жителями планеты с доступом к дешевой по цене и всеохватной спутниковой связи. Но до сих пор она не оправдалась… Почему это произошло, мы попытались выяснить у Серика Туржанова, некогда возглавлявшего Казкосмос.

– Не так давно Талгат Мусабаев в разговоре с премьер-министром поднял вопрос о передаче спутника KazSat на баланс Республиканского центра космической связи. Почему возникала необходимость публично заявлять об этом?

–Эту тему я не знаю. Я знаю одно, что KazSat-2 делается по аналогии с KazSat-1, по устаревшей модели. Казахстану нужно широкополосное телевидение, Интернет и фиксированная связь. Сейчас Казахстан вновь заказывает в России в компании Хруничева устаревшую модель спутника. Новый спутник не будет удовлетворять рыночным условиям. И пока этого не случилось, есть возможность ситуацию исправить.

– Есть ли спрос на услуги KazSat?

–Рынок телекоммуникационных услуг, работающих со спутниковой связью в Казахстане, разумеется, есть. Они пользуются транспондерами космических аппаратов других стран. Если они не пользуются отечественным спутником, то на это есть причины.

– Почему у нас такие высокие тарифы на телекоммуникационные услуги?

– Потому что у нас нет альтернативы оптоволоконным линиям. А спутник ее создаст.

– Почему нужно ждать KazSat-2, ведь уже при запуске KazSat-1 населению обещали удешевление телекоммуникационных услуг?

– Лучи KazSat-1четко направлены на республику Казахстан. Мы же предлагали, чтобы лучи распространялись на территорию всего Евразийского континента. И тогда международные переговоры могли бы идти по каналам казахстанского спутника. Теперь же KazSat-1может обеспечивать качественную связь только внутри страны. А внутри Казахстана большого телекоммуникационного рынка нет. Я считаю, что решение ограничить распространение волн спутника только над территорией Казахстана было принято осознанно. Развитие цифровых и космических технологий должно привести к понижению тарифов монополистов, таких как "Казахтелеком". И именно эта компания заинтересована в том, чтобы KazSatне предоставлял дешевыхтелекоммуникационных услуг.

Например, звоня из Израиля в Казахстан, я могу говорить по карточке стоимостью двадцать долларов сто тридцать минут. Вот технологические вещи, которые могут привести к удешевлению тарифов. Нужна конкурентная среда.

Необходима интеграция с другими странами, взаимовыгодное сотрудничество с "Интелсатом". Альтернативный путь – это заход на российскую систему спутников "Ямал" "Газкома", то, что предлагала сделать моя команда.

Зачем нам работать с компанией Хруничева, которая никогда раньше такие космические аппараты в области связи не выпускала? Сейчас KazSat один, и нет второго аппарата для поддержки. А у "Ямала" уже восемь спутников. И KazSat-2 мог бы идти в поддержке в системе спутников этой компании. Почувствуйте разницу! Не дай Бог что-нибудь с нашим спутником случиться, что мы будем делать? А "Газком" отвечал бы за качество космического аппарата и его загрузку. Я не раз выступал на заседании правительства именно по этому вопросу. Такая российская компания могла бы в разы уменьшить наши накладные расходы.

– Сейчас счетный комитет поднял вопрос о выполнении Космической программы на 2005-2007 годы...

– Программа развития космической отрасли на 2005-2007 годы формировалась научными работниками и была разрозненной. Основная ее цель заключалась в изучении возможностей Казахстана в участии в космической деятельности. Также предполагалось сделать несколько проектов, которые позволили бы стране постепенно выходить на космический рынок.

Нашей задачей было создать стержневую вещь: единую целостную программу до 2020 года. И мы ее сделали. Нынешняя команда может использовать нашу стратегию, продолжить заложенные нами отношения. Но другое дело, может быть упущен момент. Сегодня это сделать можно, а завтра нет. Ведь рынок занимают. Сейчас на этом рынке всего 28 стран, которые имеют космические программы, в том числе и Казахстан. Это то, о чем говорил президент – войти в число 50 наиболее конкурентоспособных стран. А это возможно только при помощи нестандартных решений. Делать ставку на то, что делает весь мир – больше нефти, больше переработки, – это не то. Ставку на стройки и банки делать не имеет смысла. Упустить космическую отрасль – это преступление.

Эта концепция развития космической отрасли Казахстана была идеологически поддержана президентом республики. Основная роль в конкурентной борьбе отводилась космодрому Байконур как международному порту.

Что мы сейчас видим? Россия сейчас планомерно ведет работу по переходу от Байконура на российские порты. Количество пусков с Байконура снижается. Жизнь Роскосмоса из-за демаршей, в которых резко критикуется падение ракет и распространение гептила, не назовешь приятной. Кому нужны скандальные соседи? Чем больше идет скандалов на эту тему, тем больше россияне задумываются об отчуждении от нас. А без России Казахстан никогда не войдет в число космических держав. И поэтому мы не должны вести себя так.

– Для чего нужна была Программа развития космоса до 2020 года?

– Надо четко сказать, эта программа предусматривала развитие космической инфраструктуры всей республики. Ведь пока у нас есть только KazSat-1.А мы же говорим о развитии мониторинговой системы, это система безопасности, плюс при помощи мониторингов спутников мы могли бы ежесуточно контролировать всю территорию республики и близлежащие районы, приграничные, что немаловажно. К этому мы должны добавить такую вещь, как интегрирование Казахстана в международную навигационную систему. Такую, например, как российская "Глонасс". В этом случае мы получали бы независимый сигнал.

Вы знаете, почему в Ираке американцы победили?

– Были лучше технически оснащены?

– Потому что они сдвинули систему координат GPS, и ракеты иракцев пролетели мимо. Для военной отрасли очень важно иметь систему навигаций. У нас идет консолидация с Россией, и в этой связи нам нужно было входить в эту систему GPS тремя спутниками. Для этого Казахстан должен был инвестировать порядка 150–200 миллионов долларов и стать участником этой системы. Это и есть космическая инфраструктура страны, которая могла бы обеспечить безопасность страны как технологическую, так и военную.

– Я думала, что Казкосмос занимается только гражданскими проектами…

– Но при внедрении такого проекта, как навигационная система, должны решаться и эти вопросы.

В космической отрасли Казахстан должен сейчас вести довольно активную и даже агрессивную политику. И создание космической инфраструктуры не только для Казахстана, но и для стран Центральной (Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Кыргызстан) и Южной Азии (Иран, Пакистан, Афганистан). В этом регионе проживают 550 миллионов человек.

Россияне в этом плане готовы с нами работать на мусульманский мир. А геополитическое положение Казахстана такое, что ключи от мусульманского мира у нашего президента, у нашей страны. И мы это преимущество могли бы использовать при помощи Байконура вместе с Россией, Украиной, Израилем, Европой.

Вот такую программу мы написали, но на какой стадии сейчас идет ее осуществление – я не знаю. Это проект стал бы прорывом для Казахстана. Инвестиционное поле в нем составляло около 15 миллиардов долларов. Из них 2-3 миллиарда должно было инвестировать государство, а все остальное – частный бизнес.

Нужно понять, что космос – это бизнес сегодня. При помощи новых технологий можно продвигать отечественный бизнес, решать инфраструктурные моменты, такие как мониторинг территории. Например, мы считали, при нефтедобыче только по нефтеразведке экономия бы составляла при группировке спутников 1,5 миллиарда долларов.

Даже при составлении земельного кадастра через систему навигации экономия составляет 300 миллионов долларов. Навигация осуществляется через низкоорбитальные космические аппараты.

Мы перевели нашу программу на английский язык и распространили ее. В результате отношение к Казахстану поменялось. Не мы стали ездить, а к нам стали обращаться со всего мира с предложениями о сотрудничестве. Иностранные компании предлагали свои решения, и мы могли среди них выбирать ту, что нас больше устраивает. В тот период, в 2005 году, мы провели кастинг мировых космических компаний.




Бакинская альтернатива

12.03.2008. Экспресс-К (Казахстан)

Кульпаш Конырова (Астана)

На этой неделе в Вашингтоне состоится очередное заседание казахстанско-американской комиссии по энергетическому партнерству. Как стало известно "ЭК", один из обсуждаемых на этой встрече вопросов коснется доставки каспийской нефти, добываемой американскими компаниями в нашем регионе, на мировые рынки в обход России. А это значит, что речь пойдет о транскаспийских маршрутах.

Месяц назад во время своего визита в Астану координатор государственного департамента США по евразийским энергетическим вопросам Стивен Манн, отвечая на вопрос корреспондента "ЭК", заявил, что его страна продолжает придерживаться позиции поддержки строительства транскаспийских нефте- и газопроводов.

- Основной вопрос - является ли экономика таких проектов коммерчески желанной. Уверен, что нефтяные компании ответят на этот вопрос однозначно: "Да", - подчеркнул Манн.

Следует напомнить, что такой же позиции из-за повторяющегося из года в год газового конфликта между Россией и Украиной придерживаются и в Евросоюзе.

Не далее как на прошлой неделе, во время визита украинского президента Виктора Ющенко в Астану, казахстанский лидер Нурсултан Назарбаев заявил журналистам, что альтернативой маршрутам, пролегающим через Россию (тому же КТК. - Авт.), является Баку, то есть кавказское направление.

- Есть альтернативный путь решения вопроса по заполнению казахстанской нефтью трубопровода Одесса - Броды - Плоцк: через Баку выйти на Черное море, - пояснил Нурсултан Назарбаев.

Он добавил, что Казахстан сегодня работает над маршрутом Баку - Батуми, который подразумевает строительство трубопровода между этими городами.

- Казахстан выкупил глубоководный морской порт Батуми в Грузии с нефтяными терминалами. И поставки казахстанской нефти на эти терминалы будут обеспечивать ее дальнейшую доставку на Украину и в Европу, - напомнил казахстанский президент.

По словам специалистов, поставки нефти от Батуми до Европы могут осуществляться как по суше, по территории нескольких стран, так и напрямую, путем строительства трубопровода по дну Черного моря.

А с покупкой национальной компанией "КазМунайГаз" 75 процентов румынской компании "Rompetrol" отечественные и европейские эксперты уже обсуждают идею нового трубопровода Батуми - морской порт в Румынии.

Таким образом, сегодня вырисовывается новый вполне конкретный маршрут по доставке казахстанской нефти в юго-восточную Европу: Актау - Баку - Батуми - Констанца, который, как считают специалисты, имеет все шансы на реализацию.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ